ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 82. Читать онлайн

терапевтически необходимое связывание. Терапевтическая необходимость состоит в том, что психотерапевт не пытается подчинить себе пациента, а направляет его таким образом, чтобы тот сам мо1 обнаружить двойное связывание. Словом, пациент вовлекается в отношения, которые on, несмотря на все попытки, не может определить и контролировать.

С самого начала пациент должен прийти как проситель. Он должен признать, что нуждается в помоши; он должен заплатить за привилегию проконсультироваться у психотерапевта; он должен унижаться, говоря, что не может остановиться и ие поступать против своей же воли; он должен признать, что не контролирует своего поведения. Каждый опытный психотерапевт прибегает в таком случае к дзюдо. Он нс пытается отрицать симптомы, успокаивая: «Не волнуйтесь!» Он не отрицает и стремления пациента контролировать себя и не говорит: «Что ж, с этим ничего не поделаешь». Оба ответа могли бы сделать контакт невозможным. Вместо этого Психотерапевт принимает сторону эго пациента, которое

' В таком случае объект любви занимает место матери или отца, и поэтому отношения перерастают в

инцест; а следовательно, возникает вина и порочный круг.

l I!

пытается бороться с симптомами; он принимает проблему пациента как реальную и позволяет ему — чего, быть может, не делает никто другой — не контролировать себя. Получив разрешение бьжь «больным», пациент туг же теряет уверенность в себе и попадает под влияние психотерапевта.

Предположим теперь, что описанный выше метод используется в психоанализе. В этом случае психотерапевт предполагает существование бессознательных причин, вызываюших затруднения; и не имеет значения, описано ли это затруднение как вьпесненная детская травма или как скрытые факторы межличностных отношений. Можно было бы сказать: «Причина ваших проблем в непонимании самого себя», — или: «На самом деле вы не хотите избавиться от своих симптомов». Этим оспаривается компетентность эго, но на новом и более высоком уровне, поэтому, пока психотерапевт соглашается с тем, что эго не контролируется, пациент задается вопросом, действительно ли оно хочет быть под контролем и правильно ли обозначена проблема. Пациент может принять или отвергнуть такое предположение, но в последнем случае психотерапевт не будет спорить. Он только спросит: «Интересно, почему же вы выглядите таким встревоженным, если отрицаете подобную возможность?» Он намекнет на то, что пациент сопротивляется терапии и «в действительности» не стремится к успеху. Более того, он может предположить, что пациент неосознанно желает сохранить свои симптомы, или что «бессознательное» порождает их, выступая в роли второго «я», более сильного, чем эго.

Идея «бессознательного» дает пациенту возможность высказаться, не принимая на себя ответственности за сказанное, Эта модель поведения в точности соответствует той, которая использует симптомы для сохранения контроля над ситуацией: «Это происходит — но не по моей воле, и поэтому я не виноват». Постулируя существование бессознательного, психотерапевт принимает и поощряет эту модель поведения, но в то же время предостерегает пациента от использования ее для самоконтроля. С одной стороны, BHBJIHTHK берет на себя ответственность за интерпретацию такого непрямого способа коммуникации. Независимо от того, существует у психотерапевта интерпретация или нет,

III

пациенту дают понять, что в его снах и свободных ассоциациях психотерапевт разбирается лучше, чем он сам. С другой стороны, на пациента налагается ответственность за ситуацию, поскольку ему предложено самому говорить о себе, выбирать темы для дискуссии и поднимать вопрос о любом «бессознательном материале» по своему усмотрению. Но так происходит именно потому, что такова была просьба психотерапевта, то есть контроль пациента за беседой подчиняется воле психотерапевта, и, таким образом, посредством дзюдо пациент вовлекается в двойное связывание. Даже если он попытается контролировать ситуацию и использовать сообщения, исходящие от «бессознательного», чтобы защититься от этого неприятного открытия, он всегда будет делать это «с подачи» психотерапевта. Другими словами, даже если он попытается переложить ответственность на психотерапевта: «Бы говорили мне делать именно это; Вы работали со мной,

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 82. Читать онлайн