ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 69. Читать онлайн

Контригра

Специалист в области социальной психологии всегда рискует оказаться детерминистом, когда рассматривает индивидуальное поведение как подчиненное поведению социальному, а организм — как зависяший от условий его окружения. Если мы определим организм как нечто, заключенное в границах внешней оболочки, а также оболочек внутренних органов, вплоть до оболочек клеток и молекул, то его поведение можно трактовать как перемешение этих границ. Но рамки организма являются также и границами его окружения, и потому перемешения границ в той же мере могут быть приписаны и окружению. Иногда эти перемешения приписываются организму, а иногда окружению, при этом различные точки зрения пытаются корректировать друг друга. Философские интерпретации колеблются между волюнтаризмом и детерминизмом, идеализмом и позитивизмом, реализмом и номинализмом, и ни один из подходов не имеет преимушества, если рассматривать их как взаимоисключаюшие. Я постоянно стараюсь доказать, что мы достигнем лучшего понимания, описывая эти границы и их перемещения как принадлежащие одновременно и организму, и окружению, не приписывая истоков движения ни одной из сторон. На вопрос, какая часть синусоиды — выпуклая или вогнутая — является первой, можно ответить лишь в том случае, если мы рассматриваем ее фрагмент, игнорируя все лругие участки.

Мы установили, что социальная игра опирается на общепринятые правила, которые определяют поле для наблюдения и принципы, согласно которым источником Действия считается та или другая сторона границы. Поэтому все социальные игры уделяют пристальное внимание границе между организмом и окружением — эпидермису, и почти все они рассматривают организм как независимый источник действия. Они склонны не признавать тот факт,

III

что перемещения границ могут бьжь приписаны также и окружению, однако подобное «неведение» является одним из правил игры. Тем не менее, при более внимательном наблюдении философ, психолог илн психиатр начинает сомневаться в правилах, отмечая противоречия между социальными определениями и физическими явлениями. Процитируем снова Бейтсона:

Мне прелставляезся, что существует некий nporpecc в самосознании, поскольку каждому

человеку — а в особенности, каждому психиатру и каждому пациенту — необходимо пройти определенные стадии самосознания, и некоторые проходят их быстрее других. Все начинается с обвинений того, кому определена роль пациента, в идиосинкразии и присущих ей симптомах. Затем выясняется, что симптомы являются реакцией, нли следствием, того, что совершили другие, и ответственность переменжегся с пациента на этиологическую фигуру. Затем может оказаться, что зги лица испытывают чувство вины за причиненную нми боль и что, когда онн заявляют об этой вине, они идентифицируют себя с Богом. В результате они вообще не осознают, что делали, и утверждать их вину значило бы утвержлать собственное всевеление. Здесь напряжение достигает своей кульминации; оказывается, что происходящее с людьми не случается лаже с собаками, а низшие животные никогда бы не изобрели того, что люди творят по отношению друг к другу. Но сверх всего этого, по-моему мнению, существует такая с~адия развития самосознания, которую я могу лишь туманно представить, на которой пессимизм и гнев сменяются чем-то еще, возможно, смирением. И следующим этапом иа этом пути может быль только одиночество."

Это — одиночество освобождения, когда более не ишешь безопасности в толпе, когда более

не веришь в то, что правила игры являются законами природы. И именно поэтому трансценденция

эго — это высшая ступень индивидуальности.

* t LBateaon, «Language and Psychotherapy», Psychiatry. Vol. 2l. с 99-100.

III

Кто же тогда захочет следовать по этому пути? Освобождение начинается с того момента,

когда тревога или чувство вины становятся нестерпимыми, когда индивидуум чувствует, что он

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 69. Читать онлайн