ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 65. Читать онлайн

абсолютно прав Норман Браун, утверждая, что именно смерть придает организму его уникальную

индивидуальность:

Онтологическая уникальность, которую провозглашает человеческая личность, этот бесценный

дар — не обладание бессмертной душой, но обладание смертным телом... На простейшем органическом уровне каждое животное или растение обладает уникальностью и индивидуальностью, потому что оно проживает свою собственную жизнь, и никакую другую — иными словами, потому что оно умирасг... Если смерть дает жизнь человеческой личности и если в человеческом организме заложен механизм, вырабатывающий смерть, тогда в человеческом организме заложен механизм подавления собственной иидивидуазьности. В таком случае наш претенциозный взгляд на человечество как на вид, наделенный индивидуальностью, недоступной низшим животным, тоже оказывается несостоятельным. Полевые лилии наделены индивидуальностью, потому что они, в отличие от нас, не думают о завтрашнем дне. Низшие организмы проживают свою жизнь в соответствии со своей приролой; их индивидуальность состоит в том, что они конкретно

' D.T.Suzuki, Living by Zen, Rider, London, 1950, с !24.

I!!

воплощают сущность своего вида в отдельной жизни, которая заканчивается смертью.»

Таким образом, экзистенциалисты правы, говоря, что небытие и смерть порождают бытие, жизнь в ее подлинности. Но тревога является механизмом вытеснения смерти, а вытесненное не исчезает бесследно из поля зрения; оно подобно реснице, попавшей в глаз, которая заставляет веко дрожать и мешает видеть. Вульгарно понятые, искаженные восточные доктрины равнодушны к личности лишь потому, что исповедуют общепринятую идею реинкарнации, которая угверждает, что индивидуальность, т.е. эго, — бессмертна. Быть свободным от реинкарнации означает возможность умереть, а, значит, возможность жить.

«Нирвана-принцип, — говорит Норман Браун, используя термин, в отличие от Фрейда, в ero буквальном значении, — управляет жизнью личности, которая наслаждается полным удовлетворением и полностью воплощает сущность вида и в которой жизнь и смерть утверждаются одновременно, ибо жизнь и смерть вместе определяют индивидуальность, и в этом есть законченность целого».»»

В том, что экзистенциализм поклоняется тревоге, немалая заслуга протестантского взгляда на мир, согласно которому чувство вины, тревога и серьезность являются благом. Здесь нет ничего общего с намеренным позволением свободно проявляться этим чувствам с целью разорвать порочный крут «тревоги из-за опасения быть встревоженным по поводу существования тревоги». Дозволенная тревога перестает быть тревогой, поскольку сама тревога и является этим порочным кругом, порождая разочарование от неспособности жить без смерти, от неспособности разрешить бессмысленную проблему. Согласно Фрейду, это предназначено для подавления Эроса и Танатоса, инстинкта жизни и смерти, и по этой причине является пародией на подлинную индивидуальность. И, как продолжает Норман Браун, вытесненный Эрос оказывается фиксацией на прошлом, необходимостью постоянного удовлетворения повторением первичного опьпа удовлетворения.

' N.0.Brown, Life Against Death: The Psychoanalytical Meaning of History, Wesleyan University, 1959, с

104-105. '* Там же, с. 106.

11!

В ситуации вытеснения вынужденное повторение обусловливает фиксацию на прошлом, которая отчуждает невротика от настоящего и обрекает его на бессознательный поиск прошлого в будущем."

Таким образом получается, что западный эквивалент реинкарнации — это наша одержимость историей, кдвижение вперед recherche du temps perdu»**, бесплодная попытка двигаться к обнадеживающему будущему, используя логику бессильного прошлого. Поскольку история — это хронология разочарований, а ее ранние источники — это надгробия, на которых

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 65. Читать онлайн