ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 64. Читать онлайн

испытывать тревоги, не воспринимать серьезно свое и чужое бытие-в-мире — значит пренебрегать

честью быть личностью, не удостоиться полноценного человеческого существования.

' Грегори Бейтсон (J. Ruesch and С. Be

l l l

Здесь мы оказываемся перед лицом давнего спора между Западом и Востоком, поскольку Запад всегда утверждал, что Восток относится недостаточно серьезно к проблеме человеческой личности. Рабство, угнетенные женщины, голод, миллионы умирающих от холеры — такова жизнь! Разве буддистская формула не гласит: сарва <аи<скара дулях<к сореа самскара окатна, гарна саискара алитйя — любая система (включая человека) испытывает страдания, любая система лишена самости, любая система непостоянна? Если так, не становится ли освобождение искусством быть равнодушным? Стереотицы культуры — это всегда пародия на участие. Понимание Востока и Запада будет более глубоким, а сравнение более рельефным, если обратиться к выдающимся произведениям искусства. Вглядевшись в лица Христа и Мадонны знаменитой «Пьеты» Микеланджело в соборе св. Петра в Риме и удивительной статуи Будды Грядущего, Майтрейи, в монастыре Хорюдзи близ Нары, обнаруживаем ли мы тревогу или страдание? Напротив, мы видим поразительное сочетание нежности, мудрой грусти, спокойного — но и чрезвычайно уверенного — смирения, все с легким намеком на улыбку. Каждое из лиц молодо и лишено морщин, но все же это глубоко старческие лица, лица бессмертных архетипов, которые все видели, все поняли, все вытерпели, не впадая в крайности: горечь или сентиментальность. Лица не лишены заинтересованности или сострадания, но в них нет ни тени вины или страха.

Но может ли обычный человек достичь подобного состояния? Иногда именно такое выражение придает человеческим лицам смерть, поэтому столь удивительно благородство масок смерти. Нам не дано это понять, и никакая статистическая или научная информация здесь не поможет. Рискую предположить, что в момент смерти многие испытывают странное ощущение не только принятия, но и желанности всего, что с ними может произойти. Это не обычное наше желание чем-то завладеть, а неожиданно обнаруженное совпадение желаемого с неизбежным.

Нас должно вести понимание неотделимости бытия от небытия. В этом и состоит весь смысл полярности: жизнь предполагает смерть, субъект подразумевает объект, человек заключает в себе мир, а Да означает Нет. Пути освобождения указывают на то, что, возможно, многое, открывающееся в

l l l

смерти, можез быть открьжо при жизни. Так же, как освобождение предполагает узнавание себя в другом, оно включает в себя и осознание жизни в смерти — поэтому многие ритуалы посвящения проводят неофита через символическую смерть. Во время такого ритуала человек переживает подлинность смерти так полно, что фактически он переживает саму смерть, — а значит, оказывается по ту сторону тревоги. Как сказано у учителя дзэн Буньяна:

Живя, будь мертвым, совершенно мертвым;

Тогда все, что бы ты не делал, будет истинным.»

Здесь Фрейд и Юнг кажутся в какой-то мере мудрее экзистенциалистов: они видят, что смерть — это цель жизни. Небытие завершает бытие; оно не отрицает бытия точно так же, как пространство не отрицает материи. Одно является условием реальности другого. Вот почему

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 64. Читать онлайн