ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 51. Читать онлайн

IV

Сквозь темное стекло

Вполне естественно, что человек сам для себя является наиболее непонятной частью вселенной. То, как его организм выглядит для стороннего наблюдателя, скажем, нейрохирурга, разительно отличается от внутреннего самоощущения. Описание поведения человека биологом или социологом настолько не похоже на собственный вззгляд обычного индивидуума, что он с трудом может узнать в этом описании себя. Подобного рода шок мы испытываем, когда впервые слышим запись собственного голоса или когда кто-то, острый на язык, даст нам откровенную характеристику. Эти описания, как и весь внешний мир, кажутся поначалу такими чужими, такими другими. Но может прийти время, когда шок отчуждения перейдет в шок узнавания, когда, бросив взгляд во внешний мир, как в зеркало, мы с удивлением воскликнем: «Да это же я!»

Но пока мы все еще далеки от этого узнавания. Вне нас существует чужой и бесконечно неведомый мир, и мы смотрим в него, как через очень темное стекло, воспринимая его так, будто мы ему не принадлежим.

Я посторонний. и уверен,

Что мир не мною будет мерен.

Лишь постепенно мы начинаем понимать, что в этом чувстве что-то в корне неверно; не что иное, как элементарная ло~ика заставляет нас осознать, что, как бы ни были разделены «я» и «другое», «я» без это~о другого не существует. Но на пути узнавания себя в остальном мире испытываешь страх перед открытием, что внешний мир — это только ты сам, что ответ на звук твоего голоса — это только бесконечное эхо. Без сомнения, так происходит потому, что концепция «я» сведена к ограниченной и преимущественно воображаемой области нашего бытия и обнаружить, что мир — это только зеркала вокруг этой

ii

горящей свечи, значило бы действительно испытать шок солнпсического одиночества. Но если все же признать, что «я» и «другое» — суть одно, соответственно окажется, что «я» и «мое удивление» — суть также одно.

Долгое время мы были свидетелями того, как западная наука, пытаясь достичь наибольшей объективности, старалась максимально изолировать наблюдаемое от наблюдателя, но чем усерднее она добивалась такой изоляции, тем более невозможным это становилось. Теперь в любой области науки, от физики до психологии, все более отчетливым становится понимание, что наблюдать мир — значит участвовать в нем, и то, что на первый взгляд кажется несущественным, часто становится важнейшим ключом к новому пониманию. В то же время заметно расширяется пропасть между профессиональными учеными и обычными людьми, поскольку язык науки труден для восприятия, а научная модель мира далека от существующей в общественном сознании. Поэтому мир, который мы познаем теоретически, не соответствует нашему восприятию, которое как бы застыло на уровне шестнадцатого века и не согласуется с концепциями века двадцатого, поскольку социальные конвенции несравненно более консервативны. чем теоретические научные знания.

Может ли наука стать для западного человека путем освобождения? Подобное предположение, похоже, вызывает неприязнь у большинства последователей традиционных восточных путей, склонных рассматривать науку как крайнюю степень упадка западного материализма. Так, один нз наиболее одаренных толкователей веданты Рене Генон пишет;

Область исследования любой науки всегда зависит ог экспериментирования в той или иной ero

форме, тогда как область метафизики (т.е. освобождение) в существе своем не поддастся внешнему исследованию: находясь «вне физики», мы бесспорно находимся вне эксперимента. Поле каждой отдельной науки может. если это в ее силах, неограниченно расширяться, никак не затрагивая при этом метафизической сферы.*

". R. Guenon, introduction to the Study of the Hindu' Doctrines, Luzac, London, 1945, с. 112.

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 51. Читать онлайн