ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 20. Читать онлайн

более осознавал себя как индивидуальность, если социальные институгы созданы для воспитания

уникальной личности,

: В своем великолепном эссе «Человеческие законы и законы природы» в ч.2 «Науки и цивилизации в Китае» Джозеф Нидхем показы, I»o под влиянием даосизма в китайском мышлении никогда не смешивались законы природы и законы общества. Однако будучи путем освобождения, даосизм позволил осознать тот факт, что человеку свойственно проецировать социальные условности иа законы мироздания.

J 1

иам грозит не только перенаселение, но и превращение человека в наиболее уязвимый и непостоянный вид*.

Эта саморасстраивающая активность и есть сапгира, порочный круг, избавление от которого предлагают учения освобождения. Избавление зависит от осознания того, что именно «первичное вытеснение» повинно в том, что мы воспринимаем жизнь как проблему, как нечто серьезное и неотвратимое. Необходимо увидеть, что проблема, которую мы пытаемся решить, абсурдна. Такой взгляд означает много больше, нежели просто покорность судьбе, много больше, нежели стоическое отчаяние от осознания, что человеческая жизнь — прои~ранняя битва с природой. Это последнее было бы только признанием, что проблема не имеет разрешения. Тогда следовало бы сдаться и держаться в стороне от жизни, поддавшись своего рода коллективному психозу. Дело не в том, что проблема не имеет решения, а в том, что она настолько бессмысленна, что нет никакой возможности или необходимости ощущать ее как проблему. Опять процитируем Витгенштейна:

Для отвша, который невозможно высказать, нельзя также высказать и вопрос. Тайны не

существует. Если вопрос вообще может быть поставлен, то на него можно и ответить....Сомнение может существовать только там, где существует вопрос; вопрос — только там, где существует ответ, а ответ — лишь там, где нечто может быть высказано. Мы чувствуем, что если бы даже бьщи получены ответы на все волиожлые научные вопросы, ваши жизненные проблемы совсем ие были бы затронуты этим. Тогда, конечно, уж не осталось бы вопросов, но это и было бы определенным ответом. Решение жизненной проблемы мы замечаем по исчезновению этой проблемы. (Не потому ли те, кому после долгих сомнений стал ясен смысл жизни, все же не в состоянии сказать, в чем состоит смысл.)*" Когда психиатр спросил у учителя лзэн, как ои справляется с невротиками, тот отвегил: «Я заманиваю их в

* Это можно сравнить с необходимостью увеличить масштаб, чтобы в колонии микроорганизмов

наблюдать поведение о~дельных особей. "' Витгенштейн Л. Философские рабаты. Часть !. — М.: сриозис» 1994. — С. 72.

Jl

ловушки!» — «И каким образом вы их заманиваете?» — «Я довожу их до того предела, где они не могут задать ни одного вопроса1»

Но идея о том, что жизнь не должна ощущаться как проблема, является настолько непривычной и неправдоподобной, что нам необходимо более глубоко проследить социальные корни «проблемного» мироощущения. Во-первых, оппозиции «человеческий порядок природный хаос» не существует. Сказать, что нет никакой природной необходимости, ие значит сказать, что нет никакого природного порядка, никакой системы или согласованности в физическом мире. В конце концов, сам человек является частью физического мира, а с ним — и его логика. Но нетрудно заметить, что тот вид порядка, который мы называем логическим, или причинно-следственным, является лишь частиыж случаем общего порядка; он существует в мире, но не характеризует мир как целое. Например, существует порядок рациональных чисел 1, 2, 3 и т.д., но математика не могла бы описать ero достаточно полно, если бы ограничивалась арифметикой. Мы могли бы сказать, что теория вероятности описывает лучше, чем теория причинности. Эта истина подобна той, что человек с пилой может свалить дерево быстрее, нежели человек с каменным топором. Мир для нас таков, каким мы его воспринимаем через систему мышление-язык, описывая его в терминах этой системы. Однако эта система является физической точно так же, как и то, что она описывает. Все дело в том, что мир не имеет фиксированного

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 20. Читать онлайн