ПравообладателямПсихотерапия. Восток и Запад, Уотс Алан
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Уотс Алан Уилсон pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Что такое человеческая жизнь: поиски гармонии или стратегия выживания? Как избежать конфликта с миром и разлада с самим собой? Знает ли ответ западная психотерапия, со времен Фрейда и Юнга бьющаяся над проблемами «цивилизованной» личности, или ближе к истине восточные учения, имеющие в своем арсенале не только традиционную мудрость, но и такие сложные практики, как йога или дзэн? Об этом и многом другом смело и неординарно размышляет американский философ, теолог, толкователь дзэн-буддизма Алан Уоттс.

Задавая оригинальные вопросы, автор находит нетрадиционные ответы, используя широкое сравнение западной психотерапии и восточных учений освобождения. Возможно, углубляясь вместе с автором в тайны человеческого бытия-в-мире, читатель сможет по-новому взглянуть на собственные проблемы.

PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У.
Страница 14. Читать онлайн

Иудейская и христианская идея спасения предполагает обязательное членство в общине, Общности Святых. С точки зрения теории, в идеале церковь как тело Христово есть цельная вселенная, и так как во Христе «нет ни Эллина, ни Иудея, ни ... раба, [ни] свободного»'":, членство во Христе могло бы означать освобождение от майи и ее категорий. Это могло означать, что условные определения и классификация не являются настоящей сутью человека,

'" Посл. к Колос., 3:11

II

что «уже не я, но Христос живет во мне». Но на практике все обстоит иначе. На практике необходимо беспрекословно подчиниться требованиям христианской общины, воспринимая ее систему условностей и определений как реальность. Одной из наиболее важных христианских условностей является взгляд на человека как на нечто, что я назвал «заключенным в кожу эго»; отдельная душа и ее телесная оболочка вместе создают личность, которая уникальна и в конечном итоге ценна с точки зрения Бога. Этот взгляд является, без сомнения, исторической основой западного индивидуализма, давая каждому из нас ощущение себя как изолированного островка сознания, который сталкивается с совершенно «другим» объективным опытом. Мы развили это ощущение до чрезвычайно высокой степени. Но система условностей, которая создает это ощущение, также требует, побы безусловно изолированное эго действовало как часть тела и безоговорочно подчинялось социальной структуре церкви. Таким образом, возникает временами любопытное, но по сути неразрешимое и весьма опасное противоречие. Это создает идеальные условия для зарождения психозов. Тем не менее, как мы увидим, это также могло бы создать идеальные условия для терапии, если бы ответственные религиозные лидеры знали об этом противоречии и не принимали его всерьез. Другими словами, священник мог бы стать необычайно полезной фигурой, сумей он разглядеть что-либо вне своей собственной религии. Но его образование и общественное положение отнюдь не способствуют этому, и, таким образом, психотерапевт находится в лучшей позиции.

Мы отметили, что психотерапия и учения освобождения имеют две точки соприкосновения: во-первых, трансформация сознания, внутреннего ощущения собственного существования; вовторых, освобождение личности от форм условностей, навязываемых ей общественными институтами. Как эти сходства может использовать психотерапевт в своей работе? Должен ли он пройти практический курс йоги или провести время в японском дзэн-монастыре — в дополнение к годам учебы в медицинском учебном заведении, психиатрической лечебнице и к обучению психоанализу? Я думаю, дело вовсе не в этом. Даже теоретические знания о других культурах помогают нам понять нашу собственную,

11

потому что, сравнивая, мы можем достичь ясности и объективности в понимании своего собственного общественного устройства. Это помогает нам отличать социальные фикции от естественных систем и отношений. Если в других культурах есть дисциплины, имеющие нечто общее с психотерапией, то теоретическое знание их методов, задач, законов дает психотерапевту возможность лучше разобраться в том, что делает он сам.

В этом он настоятельно нуждается, так как мы убедились, что в настоящее время психология и психиатрия находятся в состоянии великой теоретической путаницы. Как ни странно, в основном эта путаница возникает из-за размытости концепции «бессознательного». Но разве не является прямым делом психологии н психиатрии разобраться в этом понятии? Бессознательные факторы, имеющие отношение к психотерапии, не ограничиваются детскими травмами и подавлением гнева или сексуальности. Например, психотерапевт соприкасается в своей работе с малоисследованным «философским бессознательным». В силу своего узкоспециального образования, он проигнорирует не только современную философию науки, но также и скрытые метафизические предпосылки, которые лежат в основе всех основных постулатов психологической теории. Метафизика бессознательного, вероятно, плохая метафизика. Ну, а если метафизические предположения психоанализа необоснованны, или если его теория зависит от дискредитированных антропологических идей XIX века — что тогда? Во всех своих работах Юнг постоянно утверждает, что он говорит как ученый и врач, но не как метафизик. «Наша психология,

Обложка.
PDF. Психотерапия. Восток и Запад. Уотс А. У. Страница 14. Читать онлайн