Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямОко духа. Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира, Уилбер Кен
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Кен Уилбер pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Кена Уилбера сегодня считают одним из влиятельнейших представителей трансперсональной психологии, возникшей около 30 лет назад. Его интегральный подход предпринимает попытку согласованного объединения практически всех областей знания от физики и биологии, теории систем и теории хаоса, искусства, поэзии и эстетики, до всех значительных школ и направлений антропологии, психологии и психотерапии, великих духовно-религиозных традиций Востока и Запада. Развитое Уилбером интеллектуально-духовное видение предлагает новые возможности для соотнесения и развития самых разнообразных исследовательских проектов.

PDF. Око духа. Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира. Уилбер К.
Страница 83. Читать онлайн

84

лишь знающим критиком. Дескать, в искусстве в замаскированной форме проявляются всевозможные

вытесненные, подавленные или иным способом оттесненные на задний план контексты, и потому

искусство — это свидетельство вытеснения, подавления, оттеснения на задний план. Вытесненный

контекст считался скрытым подтекстом произведения.

Марксистский вариант подобного подхода состоял в том, что критики сами существуют в контексте премию~ленин-капиталистических социальных отношений негласного господства, и эти скрьпые контексты и смыслы можно выявить в любом произведении искусства, созданном человеком, который существует в эшож контексте. Подобным жс образом искусство следовало интерпретировать в контексте расизма, сексизма, элитаризма, антропоцентризма, шовинизма, империализма, фаллпцентрнэма, фаллологоцснтризма (и множЕства других «измов», котОрые тут не упомянуты).

Разнообразныс формы структурализма и герменевтики энергично сражались за то, чтобы отыскать «реальный» контекст, который, следовательно, давал бы реальный и окончательный сжысп обесценивающий (или заменяющий) все другие интерпретации. Фуко в свой археологический период превзошел оба эти направления, поместив и структурализм, и герменевтику в элисте,иу, которая сама по себе служила основанием и контекстом для тех людей, которые вообще захотели бы заниматься герменевтикой и структурализмом.

Отчасти, в качестве реакции на кое-что из этого, Новая Критика, по сути, заявила: не будем обращать внимания на все эти интерпретации. На самом деле, важно Totl«KO само llo себе произведение искусства как таковос. Игнорируйте личность автора (сознательную и бессознательную), игнорируйте историческую обстановку, время, место и смотрите исключительно на структурную целостность самого произведения искусства (ero строй, его шифр, его внутренний рисунок). Теория «аффективной стилистики» и «читателя-реакции» резко возражала против этого и утверждала — коль скоро смысл порождается лишь при чтении (или рассмотрении) произведения искусства, значит, в действительности, смысл произведения можно найти лишь в реп«Или читателя( зрителя. Феноменологи (например, Айзер, Ингарден) пытались сочсгать оба эти подхода: в тексте есть разрывы («точки неопределенности»), и смысл разрывов можно найти в читателе.

Но тут появилась теория деконструкции и, по существу, заявила: вы все не правы. (Тут уж вовсе нечем крыть.) Теория деконструкции утверждала, что любой смысл зависит от контекста, а контексты безграничны. То есть невозможно контролировать или даже окончательно определить смысл — и потому, и искусство, и критика бесконечно крутятся на месте без руля и без ветрил, дрейфуя в пространстве неумолимой неопределенности, где и пропадают навеки.

HocTMoäåðíèeTeêàÿ деконструкция, как это, наконец, поняли, неизбежно ведет прямо к HHIèëèçìó: нигде нет подлинного смысла, есть лишь мнослойные заблуждения. И в результате этого вместо искусства как искреннего высказывания, остается искусство, как анархия, цепляющееся лишь за эгоистическую прихоть и нарциссическое хвастовство. В вакуум, созданный постмодернистским взрывом как победитель врывается это. Смысл зависим от контекста, а контексты безграничны — и это оставляет и искусство, и худоэкника, и критику одинаково потерянными в пространстве без перспектив, полагающимися лишь на мурлыкание эгоцентричного мотора, который в одиночку приводит в движение все это представление.

Жалобы звучат громко и общеизвестны. Художник и критик Питер Фуллер:

«Я ощущаю, что мы переживаем эпилог европейской традиции профессиональных изящных искусств — эпилог, в котором контекст и предмет большей части искусства — это само искусство».~

Обложка.
PDF. Око духа. Интегральное видение для слегка свихнувшегося мира. Уилбер К. Страница 83. Читать онлайн