7. РОЖДЕННЫЙ ЗАНОВО

Стэн Гроф и холотропный разум


...

Фронтальная и психическая линии развития

Теперь я выскажу предположение о том, что в действительности — как я подозреваю — стоит за данными Грофа и его околородовой ориентацией.

Тот факт, что осевая точка-0 служит «исходным пунктом» в рамках этой жизни, отнюдь не означает, что это начало пути для самого сознания. Мы должны оставлять открытой возможность того, что до точки-0 существуют целые сферы бардо (и прошлой жизни). Я широко обсуждал эту возможность в «Проекте Атман» — фактически, я посвятил ей всю последнюю главу.

Как я отмечаю в этой главе, до зачатия в грубом теле-уме сознание уже прошло через каузальную Дхармакайю, затем через тонкую Самбхогакайю и, наконец, с зачатием в утробе (где оно позже начинает с точки-0), принимает грубую форму. Вот почему, начиная с «Проекта Атман», я при описании этой ситуации всегда приводил строки Вордсворта: «Не в полном забытьи... Но облаках великолепия приходим мы на этот свет». И именно поэтому я никогда не отрицал, что разнообразные надличностные переживания доступны в доэгоический период; я просто отрицал, что они обусловлены доэгоическими структурами.

В модели тибетского буддизма (о которой я рассказывал в «Проекте Атман») индивидуальная психика или сознание состоит из двух отчетливых сущностей или капель {тигле). В сердечном центре21 каждого человека пребывает пустая сущность (тигле) сознания, разделенная на два слоя или две капли: (1) «неразрушимую каплю жизненного периода», которая развивается во время отдельной жизни, но исчезает после биологической смерти, и (2) внутреннюю по отношению к этой капле «вечную неразрушимую каплю», которая сохраняется до Буддовости и, таким образом, кочует из жизни в жизнь, пока не наступает предельное Просветление. Эта внутренняя капля представляет собой, по моей терминологии, психическое/тонкое существо — которое я также намеренно называю «душой», поскольку та тоже сохраняется вплоть до реального духовного воскресения в каузальной/недуальной Божественной Сфере чистой Пустоты. (Это, как мы увидим, также очень похоже на проводимое Ауробиндо различение между фронтальным сознанием, которое развивается в этой жизни, и глубинным/психическим существом, которое переселяется.){74}8


21 В тибетском буддизме (и во многих других, в том числе западных, мистических традициях) сознание (в отличие от ума) считается локализованным не в мозгу, а в особом центре в области солнечного сплетения. (Прим. ред.)


Вообще в этой модели Тибетского буддизма/Ауробиндо/Уилбера-II, высший уровень устойчивой эволюции, достигнутый в любой отдельной жизни, пронизывает вечную неразрушимую каплю и, таким образом, переносится в следующую жизнь — обычно не в виде конкретных воспоминаний, но как стиль адаптации. Как я объяснял в «Проекте Атман», чем больше степень эволюции души, тем меньше степень ее инволюции (то есть тем меньше она забывает о своих высших источнике и таковости), и так продолжается вплоть до окончательного Просветления, после которого душа полностью аннулируется или растворяется (отрицается и сохраняется) в первичном Нерожденном Духе или предельной Пустоте, которая представляет собой просто сияющую прозрачность этого и каждого момента.

В «Проекте Атман» я тщательно описываю прошлые сферы бардо, через которые эта душа-капля проходит на пути к возрождению в грубом теле-уме (это инволюционное движение от каузального к тонкому, потом — к грубому тело-уму), где она заканчивает свой путь в пренатальном состоянии. Другими словами, это пренатальное состояние затем становится началом осевой точки-0, или началом развития и эволюции фронтального сознания (началом неразрушимой капли жизненного периода) — развития или эволюции, которая происходит через девять или десять структур (фронтального) сознания и связанные с ними осевые точки развития самости.

Следует отметить несколько моментов в отношении этой «двухисточниковой» фронтальной/душевной) модели Тибетского буддизма/Ауробиндо/Уилбера-II.

1. По мере развития фронтального сознания психическая/ душевная способность свидетельствования все более забывается. В «Проекте Атман» я конкретно описываю это как амнезис, забывание, в разделе «Амнезия и промежуточное состояние» (бардо — это «промежуточное состояние» между смертью и возрождением).

2. Традиции расходятся по поводу того, за какой период времени в младенчестве угасают «облака великолепия» психического/душевного свидетельствования. Учителя, с которыми я разговаривал (и разнообразные тексты) полагают, что этот период, по-видимому, варьирует от нескольких недель до нескольких лет, в первую очередь, в зависимости от «силы» переселяющейся души-капли.

3. Любые подлинные воспоминания пренатального, перинатального и раннего младенческого периода, если они оказываются достоверными — и здесь я имею в виду данные Стэна — должны переноситься этим психическим/душевным сознанием, а не другими структурами или сознанием фронтальной личности, поскольку эти структуры и их нейронный субстрат (миелиновые оболочки) очень слабо развиты. В моей модели это предлагатся в качестве объяснения субъективного носителя околородовых воспоминаний, о которых пишет Гроф (если имеющиеся данные продолжают подтверждать их существование).{75}9

4. И опять же, это также означает, что любые надличностные эпизоды во время доэгоического периода обусловлены не какими-то из самих доэгоических фронтальных структур, а, скорее, глубинным психическим/душевным существом, которое все в большей степени подвергается забвению (амнезии) в ходе фронтального развития. Таким образом, установление контакта с психическим/душевным уровнем — это не возвращение какой бы то ни было доэгоической или младенческой структуры во фронтальной линии развития (которое, в действительности, затуманивает это сознание). Другими словами, надличностное психическое/душевное доэгоического периода никоим образом не является доэгоической структурой, заложенной или развитой во время самого доэгоического или младенческого периода.

5. Когда само развитие фронтального сознания проходит экзистенциальный уровень (осевую точку-6) и достигает реально го психического уровня (осевой точки-7), психическое/душевное измерение начинает входить во фронтальное осознание.

6. Как раз по этой причине именно здесь могло бы происходить повторное переживание травмы рождения, поскольку это перинатальное осознание/воспоминание переносится не эго, которого в то время не существовало, а психическим/душевным, которое теперь появляется во фронтальном сознании.

7. Поэтому повторное переживание травмы рождения никоим образом не является необходимым для духовного роста и развития; решающее значение здесь имеет просто возникновение психического уровня во фронтальном осознании, и оно может включать или не включать в себя вспышку воспоминания о вхождении в грубую сферу.

8. В любом случае этот психический/душевный свидетель, купается ли он в облаках великолепия пренатального и перинатального состояния или появляется на стадии 7 фронтального развития — отнюдь не предельное или в чем-то высшее место пребывания сознания; это уже привязанное к сансаре и переселяющееся существо. Поэтому оно ни в коем случае не имеет отношения к окончательному Просветлению: это именно то, что Должно быть деконструировано (отвергнуто и сохранено), чтобы могло воссиять Просветление.

Таким образом, в модели Уилбер-I я воображал, что любые надличностные переживания в период от перинатального состояния до раннего детства обусловлены тем, что сами доэгоические структуры надличностны по своей реальной структуре. Это было до-/трансзаблуждением. В модели Уилбер-II я утверждаю, что любое из каждое из надличностных переживаний младенчества обусловлено не доэгоическими фронтальными структурами, но (1) этими облаками великолепия психической/душевной капли; (2) непрерывным циклом состояний бодрствования/сновидений/глубокого сна, который погружает каждую самость в грубую/тонкую/каузальную сферы каждые двадцать четыре часа (не говоря уже о происходящем каждую секунду микрогенетическом инволюционном цикле, о котором можно прочитать в последней главе «Проекта Атман»); и (3) временными пиковыми переживаниями.

До-/трансзаблуждение имеет место, когда любую подлинно трансэгоическую структуру или состояние — включая психическое/душевное сознание, где бы оно ни проявлялось — отождествляют с теми же самыми структурами, которые имеют доэгоическую природу (такими как эмоциональная энергия, полиморфная порочность, распределение свободного либидо, младенческий недуализм и т. д.) — что, разумеется, является ошибкой романтической модели Уошберна/Уилбера-I. Другими словами, надличностные состояния, возникающие в доэгоический период, не обусловлены никакими доэгоическими структурами.

Кроме того, до-/трансзаблуждение полностью относится к событиям как во фронтальном сознании, так и на психической/душевной линии. На мой взгляд, причина, по которой Гроф и другие порой находят понятие до-/трансзаблуждения «не вполне корректным», состоит в том, что они смешивают две эти линии развития. Иными словами, то, что относится к подлинным «трансфеноменам» на одной (психической/душевной) линии развития, проявляется в «до-период» другой (фронтальной линии). Если четко различать две эти линии и отдавать себе отчет, что до-/трансзаблуждение относится к каждой из них в отдельности, то эта путаница, как я полагаю, почти мгновенно проясняется.

Например, мы уже видели, как до-/трансзаблуждение возникает при рассмотрении фронтального развития или фронтальной эволюции (то есть доэгоические фронтальные структуры не следует путать с трансэгоическими фронтальными структурами; это приводит к редукционизму или к элевационизму (неоправданному возвеличиванию). Но в точности тот же до-/транспринцип полностью применим и к инволюционной дуге — в этой последовательности также не следует путать до- и транс-.

Фактически, в «Тибетской книге мертвых» дается основная и главная причина того, что душа отпадает от Лучезарной Пустоты и, таким образом, оказывается во все более низких состояниях (от каузального до тонкого и грубого), а именно: душа-капля путает низшие, или досостояния, с высшими или транссостояниями и под влиянием этого до-/трансзаблуждения, в действительности выбирает низшее, думая, что это высшее! Тяжелый случай элевационизма — вот именно тот механизм, который приземляет ее в сансаре! (Учтите это, ретроромантики.) Это прекрасное описание до-/трансзаблуждения, действующего в сферах бардо и в инволюционном движении точно так же, как оно действует в эволюции (хотя здесь оно, разумеется, направлено в «противоположную» сторону).

Я всегда описывал до-/трансзаблуждение как смешение собственно инволюции с чем-то, что происходит в ходе эволюции, и это просто другой способ сказать: «Не путайте эти эволюционную и инволюционную линии, потому что перекрещивание этих линий неизбежно приводит к до-/транспутанице того или иного сорта».

И наконец, именно поэтому я всегда утверждал, что регрессивные терапии, такие как ребефинг и работа с дыханием, входят в надличностное «с черного хода». Это не означает, что я как-то их принижаю. Вовсе нет; я просто описываю несомненную хронологическую последовательность некоторых из этих переживаний. Когда Стэн описывает типичный ЛСД-сеанс как движение от сегодняшних забот к прошлым биологическим событиям и фрейдистским проблемам, а потом — к ранкианской травме рождения (которая в этом случае нередко бывает вратами к надличностному), в отношении этого хронологического порядка просто невозможно ошибиться: он бесспорно имеет регрессивный характер (вот почему я называю эти врата к надличностному «черным ходом»).

Однако то, с чем устанавливается контакт в этих регрессивных терапиях — это, в основном, не тяжкое испытание биологического рождения, а психическое/душевное сознание, присутствующее при этом испытании. И, что самое важное, с психическим/душевным сознанием можно столь же легко войти в контакт без регрессии; и фактически, почти во всех видах дисциплины сознания этот контакт совершенно определенно достигается без регрессии. В конечном счете, психическое/душевное сознание — это просто то же самое сознание, которое возникает на стадии 7 после преодоления экзистенциального кризиса (в осевой точке 6). Когда психическое/душевное выходит на первый план, оно действительно может припоминать свое биологическое рождении, но обычно оно этого не делает, и ему, безусловно, не обязательно это делать для дальнейшего роста, поскольку оно уже справилось с экзистенциальным кризисом жизни и смерти в осевой точке-6. И в любом случае самому этому психическому/душевному существу суждено пройти, сменившись нерожденным Духом каузальных и недуальных аспектов.

Теперь, я полагаю, мы можем видеть, что двойственное определение перинатального, которое дает Гроф, обусловлено путаницей между психическим/душевным сознанием, присутствующим в осевой точке-0 и действительными шаблонами этой осевой точки рождения. Осевая точка-0 — это начало доэгоических сфер, но конец сфер бардо, и этот перекресток — перекресток на пути к началу фронтальной эволюции и к концу психической/ душевной инволюции — порождает странные дуальные переживания, которые Стэн назвал перинатальными.

Но поскольку он не проводит четкого различия между этими двумя линиями (эволюцией и инволюцией), то в результате порой просто некритично отождествляет их друг с другом в точке их пересечения (биологическое рождение = врата в надличностное). Затем он, по понятным причинам, отрицает редукционизм, хотя само это отождествление, фактически, имеет крайне редукционистский характер (и просто неверно). Но если мы берем эти две линии по отдельности, не только до-/трансзаблуждение по-прежнему направляет нас в движении по ним обоим, но и данные Стэна сразу же приходят в более полное соответствие с великими мировыми традициями мудрости, не говоря уже о моей собственной модели и большом количестве свидетельств, подтверждающих ее. На сегодняшний день существует огромное множество клинических, экспериментальных, феноменологических, интерсубъективных, медитативных и психотерапевтических свидетельств и данных (как из вечных, так и из современных источников), которые модель Грофа сама по себе не способна учитывать.

На самом деле у Стэна есть досадная тенденция описывать свои исследования как «клинические данные». Он постоянно говорит, что необходимо «проверять теоретическую состоятельность клиническими данными». Я полностью с ним согласен. Но под «клиническими данными» Гроф подразумевает, в основном, свои данные (галлюциногены и гипервентиляция), тогда как подавляющее большинство исследований, на которые я опирался, — это именно новые прямые клинические и экспериментальные методы от революционного methode clinique (клинического метода) Жана Пиаже до исчерпывающих видеонаблюдений Маргарет Малер, от тестов Левинджер на развитие самости до новаторских моральных исследований Кольберга и Джиллиган, основанных на эмпирическом материале — не говоря уже о многочисленных феноменологических свидетельствах, предоставленных самими созерцательными традициями мудрости. К примеру, «Проект Атман» основывался на непосредственно цитируемых эмпирических, феноменологических и клинических данных более чем шестидесяти исследователей многочисленных ориентации (и сотен других, которые я прямо не упоминал) — с такой массой материала невозможно адекватно справиться в рамках модели Грофа. И несмотря на это Стэн продолжает утверждать, что мой подход не способен иметь дело с «клиническими данными» — поистине странная позиция!

Тем не менее, я полностью согласен с Грофом в том, что модели должны основываться на подробных данных и на соответствии фактам. Я завершаю эту главу подтверждением того, что я страстно желаю, чтобы это суждение соответствовало истине.{76}0

Тем не менее, мне хотелось бы закончить на той же ноте, с которой я начал: в контексте общей «большой картины» спектра сознания и сфер человеческого бессознательного существует чрезвычайно много совпадений и согласия между Уошберном, Грофом и мной. Я предпочитаю мыслить в рамках этого замечательного сходства, даже когда мы продолжаем спорить о деталях.