Последняя глава


...

Рассказ изменившего

Вчера был у меня на приеме милейший парень Сергей. Пришел спросить, как сообщить жене о том, что уходит. Как сказать, чтобы отношения не испортить?

Ну, рассказывай!

«Я женат восемь лет, отношения с супругой дружеские, мы работаем в одной сфере, поэтому всегда есть о чем поговорить. Я помогаю ей в работе во всем, она уважает мой профессионализм и скорее всего любит по-матерински. Одеть всегда есть что, обед готов, насколько позволяет ограниченность во времени. Чудесный сын-шестилетка, кот и черепаха. Анна знает, что у меня год уже как появилась женщина, и все круги ада мы вроде бы прошли. Все было: и угрозы покончить с собой, и слезные на всю ночь беседы, и пьяные выходки с ее стороны. Собирает мне вещи только на словах: с утра опять весела и приветлива. „Все будет хорошо!“ И идет на работу. Я сказал, что люблю Ирину, что не могу без нее. Был шантаж, что я никогда не увижу ребенка, крики, что папа нас не любит. Жалко малыша. Я и не собираюсь забывать его, даже наоборот. Сын меня раньше видел куда реже, чем сейчас. Я же вижу, что он все понимает, хотя и маленький.

Я откладываю решение о разрыве уже больше пяти месяцев, хочу, чтобы свыклась с мыслью, что мы не будем вместе, но она почему-то расценивает мои хлопоты с сыном как надежду, что все наладится. Я не могу заниматься с ней любовью, хотя иногда делаю это с огромным удовольствием. Не знаю почему. Жалею иногда, но на этой почве у нас проблема давно. Ей как-то не особо нужно, а я думал, что связь на стороне – это увлечение, как у всех, понимаете? Я думал, что это семье не помеха. Все остальное налажено, как часы.

Вечные крики и придирки супруги от курения до продуктов, которые я принес, стали привычными и перестали обижать. Отношения с родителями – замечательные. Мы люди с одинаковым образованием, ценностями, стремлениями, идеалами. Загородный дом, классная квартира, машина у каждого. Дениска ходит в хороший садик, где очень любят и его, и нас с Анной.

Когда в моей жизни появилась Ирина, я понял, что она очень для меня ценный человек. Мой человек. Анна утверждает, что я предаю ребенка, а разве не я предаю любовь, если сам не свой дома, если рвусь хоть на десять минут повидаться с желанной женщиной. Выбор – ребенок или Ирина. Мои метания утомили и меня, но я правда не могу определиться. Анна за прожитые годы доказала мне свою преданность. Все было. Она в огонь и воду за мной, в беде не бросит никогда. Мобилизуется. Боевая. Как будет вести себя Ирина – не знаю. Ребенок болеет все время, я с ним провожу больше времени, потому что обиженная Анна рассказывает ему, какой я плохой. Сын любит меня. Смешной и трогательный. Сердце рвется.

Извел двух женщин. Плачут обе. Сам извелся. Жили уже и врозь по нескольку дней, но вернусь и уйти не могу. Здесь каждая книга напоминает о предыдущей жизни. Мне здесь привычно, но некомфортно, я здесь несчастен.

Там я абсолютно счастлив, но девушка совсем не похожа на мою жену. Самостоятельная, живая, веселая, молодая. Ревную, когда развлекаться ходит с друзьями. А что я ей скажу? Сиди и жди? Неизвестно, уйду я из семьи или нет. Собака на сене из меня не получится. Да и не будет она сидеть. Живет счастливо, но суетно. Мне там тоже бывает некомфортно от количества людей, громких звуков, и еще ребенок у нее такого же возраста, как и мой, совершенно чудный малыш. К нему тоже нужен подход.

Ирина совсем не зависит от меня. Ни по работе, ни финансово. Просто любит, и я ее люблю. Бывают, конечно, выяснения отношений и с ней, но скорее по моей вине. «Притираюсь» без обещаний.

У меня сейчас трудное время – смена работы. Имущество я все оставлю семье. Нервничаю, как Ирина отнесется к тому, что все придется наживать и строить заново…»

Я выслушала Сергея, и так эта ситуация напомнила мне рассказы еще нескольких человек, что мой совет ему был таким же, как и для них.

Конечно, психолог помогает пережить стрессы. Может, это кого-то удивит, но мужчины труднее женщин принимают решение об уходе. Они чувствуют себя обязанными, виноватыми. Страшатся будущего: а вдруг он сейчас все мосты за собой спалит, а с любимой не уживется. Остаться одному? Это как? Без ухода, заботы, участия? А вдруг при двух зайцах и одного не словит?

Жена не дает уйти, угрожает покончить с собой. Ему на мобильный звонят ее подруги, умоляя ехать к ней, а то до утра может что-то жуткое произойти. «Как сделать так, чтобы ничего страшного не случилось?» – спрашивает он меня по телефону.

Я всегда отвечаю – нужно приехать. Только не садиться пить вино и, глядя в глаза сто первый раз, выслушивать историю, как им хорошо жилось вместе, а говорить самому. Лучше всего по дороге продумать хотя бы ключевые моменты будущего разговора.

Жене будет намного легче, если всю вину за происходящее во время ухода мужчина примет на себя, причем ответственно и продуманно. Не дожидаясь следующего вечера, когда жену вновь «накроет», нужно вызвать ее родных, рассказать начистоту, что происходит, и просить их присматривать за ней. Попросить ее подруг, чтобы не бросали ее одну. Если же женщина невменяема, по всей квартире валяются разорванные фотографии, разбросаны вещи, а она кричит и рвется на балкон – можно набрать холодной воды и вылить на нее из кастрюли или чашки. Угомонить может и громкий крик со сменой на совсем тихое внушение. Только не «Все будет хорошо!», а «Я ухожу, и через какое-то время тебе это будет совсем неважно. Я тебя не люблю!» Такие слова тоже могут привести в чувство.

Слушать ее придется все равно. Пока запас эмоций не иссякнет, она не успокоится, не сегодня, так завтра. Можно ее буквально оглушить водкой или коньяком и уложить спать. Можно дать валерьянки, но только не заливать насильно. Коли до этого времени ее жизнь полностью зависела от мужчины, может, придется напрячься и продумать, как ей дальше жить, что делать, чем ей помочь. Но если никакого участия или помощи не планируется, нужно сразу честно сказать ей об этом.

Нужно также объяснить, где вы станете жить. Если с другой женщиной – тоже нужно сразу сказать. Не нужно рубить хвост по частям! Нельзя давать ненужных надежд и обещаний, исполнение которых трудно или невозможно.

Если ребенок здесь же и наблюдает всю картину вашего расставания, уделите ему самое главное внимание. Уложите, успокойте. Сейчас самый подходящий момент поговорить с ним. Ни в коем случае не говорите, что мама плохая. В любом случае, покидая супругу, вам придется подробно рассказать, почему вы это делаете. Если же вы все-таки упоминаете, почему она плохая и с ней невозможно жить, – она не успокоится. Она загоняется в жесткие рамки не только брошенной, но и плохой жены. Без психологической помощи ей из этого состояния будет нелегко выйти. Годы понадобятся.

Ребенку нужны максимально хорошие отношения как с матерью, так и с отцом. Скрывая факт развода до последнего, вы детям нервы не сохраняете. Пока вы будете волындаться, мириться и ссориться, сын или дочка свыкнутся с неизбежным. Дети не дураки! Если будете достаточно откровенны, то ребенок приспособится к происходящему достаточно легко. Если же родители допустили, чтобы ребенок наблюдал истерики матери или отцовское рукоприкладство, слушал дикие скандалы, – возможна психическая травма. Ее симптомы: скрытность, раздражительность, обидчивость. Если ребенок ничего не знает, но догадывается, он придумает, домыслит еще более ужасные картинки, чем в действительности. А еще важно, как вы объясните, как подадите ему информацию. Мама вопит, что уход папы – страшная трагедия, а потом найдет другого мужчину и угомонится. А для ребенка слово матери – авторитетная неприкасаемая правда, и пронесет он в подсознании мамино горе до самой своей зрелости. Очень прошу – любите своих детей сейчас, а не только себя.

Не нужно рассказывать жене об отношениях с любимой, ставить ее в пример. Грозно пресекайте любые попытки жены позвонить или встретиться для «передачи уходящего мужа» из рук в руки с подробной инструкцией о любимых блюдах и ополаскивателем для одежды с определенным цветом крышечки. Она не добра хочет, ее пожелания счастья сейчас с привкусом полыни. Терпите.

Иногда мужчина приходит ко мне на прием, чтобы разобраться в ошибках, которые довели его семейную жизнь до развала. Конечно, само это желание разобраться – похвально. Консультант (в частности, я) включается в психоанализ, подробно выслушивая историю жизни от подгузников до причин привлекательности новой партнерши. Но общих для всех рекомендаций не существует, и поэтому на прием к специалисту, консультирующему разводящихся, хорошо бы сходить каждому участнику этого захватывающего мероприятия.

Коли было бы у меня две жизни, я уж точно открыла бы салон для расстающихся. А что? Брачные – есть, а для разводящихся ничего нет? Перед свадьбой – украшения всякие, бабочки, диадемы, а у меня в салоне, помимо психолога, была бы служба уборки, срочное пришивание пуговиц и укорачивание брюк. Турбюро с «прибабахнутыми» маршрутами, где страдальцев бы тоже встречали «наши» и вели процесс реабилитации среди обезьян и голубых лагун. Или где-нибудь в глубинке, где надобно топить печь и баню, но много добротных и розовощеких деревенских разведенок. Аренда золотых или серебряных рогов. Ой, чего бы я только не придумала в таком салоне! И курсы гейш, где за месяц в несчастных женщинах просыпались бы творческие, поющие, играющие на свирели дивы, набрасывающие сексуальное лассо на партнера одним взглядом. Страдалицы у меня заговорили бы на английском, плавали в бассейне, занялись скорочтением. Устроила бы тренинги по искусству жизни. Стены бы выкрасила в оранжевый цвет, а в углу поставила бы огромную покосившуюся пальму. Обязательно – доска объявлений, где все желающие наклеивали бы свои мысли и благодарности нашему салону. И пятничные вечера, где разводящиеся дяди и тети трепетно обретали бы друг друга за рюмкой чая, коньяка или еще как-нибудь – я бы придумала.

Пока же такого салона нет.

Дамы и господа! Разводящиеся и брошенные! Ищите психолога не менее тщательно, чем французы женщину. Ибо ваши глубинные личные проблемы, мешающие сейчас принятию вами решения, никуда от смены партнера не денутся. Вот так, голубчики мои!

Еще вопрос с жильем. Какая бы ни была суперлюбовь, помните: если есть свое пространство, своя территория – вы на коне. Есть жилье, где можно запереться и три дня смотреть телевизор, пить пиво с фисташками и отвечать по телефону, что вы в Питере? Есть квартира – хорошо, нет – снимите.

Идти к своей маме с подружкой не годится. Мама доведет ее за две недели до истерики. Да и любимая взбесится через три месяца, устав от ваших команд. Если квартира ваша – она сможет переселиться в нее, приходить в гости или как уж вам будет удобно. Поберегите любимую на время развода и дележки и всего этого безобразия по поводу ухода из бывшего дома.

Она, конечно, потерпит, слава богу – не шестнадцать лет, и не первый, как говорила Раиса Захаровна в фильме «Любовь и голуби», но ей не по душе ваши ночные выезды к жене в качестве службы спасения. Я знаю. Через час после визита к бывшей жене в слезах вы мало походите на мачо-счастливца, ведь вы живой человек. Нужно и вам «переколбаситься». На это необходимо время. Снимите квартиру и определяйтесь. Ходите к ребенку, встречайтесь с любимой, забирайте вещи.

А идти в дом родителей милой или в ее однокомнатную квартирку тоже не годится. Из одной теплой постели в другую, да еще с плохим настроением, – нет, несерьезно. Увидите, как они обе будут стараться. Или не будут. Это шанс жене повоевать за вас, а любимой – надежда, что все-таки вы выберете ее. Так честнее, и избавление от доминанты вины пойдет быстрее.

Да, еще нужно встретиться с хорошим юристом, в совершенстве владеющим всеми мелочами развода, особенно в вопросах детей. Шантаж: «Ты никогда не увидишь ребенка!» – юрист разведет, как Аллегрова тучи.

Знакомить свою «будущую» с ребенком лучше по окончании бракоразводного процесса, чтобы меньше травмировать «настоящую». Детский разговор о «двух мамах» – это, что называется, удар по почкам. Нельзя настраивать ребенка в стиле «один родитель против другого». Если мама воспитывает в строгости и экономии, постарайтесь придерживаться ее политики. Ей труднее. Не покупайте ребенка, вседозволенность и безудержное балование тоже ни к чему. Из чувства, что вы что-то недодаете, отсутствуя дома, вы можете нанести психотравму. Почти все дети – существа «продажные», и получается, что малыш хотел бы быть с вами, а приходится жить с мамой, которая вас посылает во всех направлениях. Вы в ребенкину шкуру ни разу влезть не пытались? Вот то-то. Мама строгая – отец все разрешает и покупает. С папой другая женщина – красивая, веселая, старается угодить, кормит вкусно, играет, мультики покупает. Папа эту женщину целует, музыка в доме, чисто, все улыбаются. Думаете, хочется идти к маме? А для матери ребенка каково, что вы просите взять его с собой на Канары? Там рай! У вас все хорошо! А она несчастна. Понимает, что ребенка привлекает и завлекает, и что фактически она теряет его. Понятно теперь, почему вдруг возникают все эти проблемы с субботней выдачей ребенка папе? А вдруг вы в кино втроем пойдете?! Конечно, так обычно вначале. Давайте посмотрим на ситуацию под другим углом.

Допустим, отношения с женой остались хорошими. Ребеночка не рвете на части. Он остается у вас в новой семье и с ночевками. Вдруг бывшая приходит и говорит: «У меня съемка сериала в Ялте, месяцев на пять. Пусть Дениска поживет с тобой».

И вперед – к вершинам славы. О взлетах ее карьеры только и читаете в глянцевых журналах, там-то и там с тем-то и еще вот с этим. И выползают сразу два конфликта.

Во-первых, рядом со счастливой «второй» женой постоянно чужой ребенок. На расстоянии он воспринимался как ваша копия, а когда все время под ногами – чужой. Через два месяца максимум любимая начнет пилить вас по поводу того, что она на рассвете встает, чтобы отвезти вашего отпрыска в школу, а «бывшая» в платье haute couture на обложке. Во-вторых, у ребенка мама с уст не сходит: по-другому варила суп, пекла блины, терла папе спину в ванной, укладывала спать. Любимая начинает заводиться. Так происходит чаще всего. Бывают исключения, конечно. Но подумать об этом стоит.

В подобных случаях лучше «маленькую бомбу замедленного действия» все же предложить взять теще. Помогать, проведывать, но на вариант «дождалась любимого с ребенком» вторую жену не выставлять. Этот вариант возможен, если первой супруги нет (смерть, дурдом, тюрьма), а другие варианты мало допустимы.

Можно подумать о дорогих пансионах с углубленным изучением иностранных языков (там детей отдают только на выходные), кадетском корпусе, институте благородных девиц или обучении за рубежом. И ребенку польза, и вы сохраните отношения без крови.

Чтобы минимизировать травму ребенка от вашего развода, необходимо обеспечить малышу хорошие отношения и с мамой, и с папой.

Трудность здесь еще вот в чем.

Прошло время, и первая жена собирается замуж. Тут в нашем герое начинают бурлить «мексиканские страсти». Во-первых, уходят страдания жены – а они уже вошли в привычку, а во-вторых, у вашей кровиночки появляется «второй папа» и нередко ставится условие об ограничении общения с настоящим отцом. Пытаясь выстроить свои отношения с ребенком, «второй папа» тоже потребует снижения конкуренции, особенно если решит усыновлять и давать свою фамилию.

На двух стульях вечно сидеть не будешь. Иногда метание между двумя женщинами у мужчин остается на подсознательном уровне – это как бы ожидание передачи бывшей жены в хорошие руки. А еще в этой ситуации бывает обратный эффект, когда ушедший мужчина счастлив лишь до поры, пока не появляется замена ему самому.

У меня в практике был такой случай: как только другой человек сделал предложение его прошлой супруге – блудила вернулся в семью. Теперь все живут счастливо, кроме бывшей «второй жены» и несостоявшегося мужа. Вот так годы перебросили негатив… Судьба.

Теперь всем им нужна помощь психолога. А если в жизни у них это не первый случай? В голове-то ситуация засела, отсюда и неуверенность, и неверие в хорошее, как лакмус и катализатор запутанного химического процесса человеческих отношений.

Но продолжу про Сергея. Его монолог оказался не коротким.

«Я боюсь одиночества. Думаю, что, потеряв эту семью, какой бы плохой она ни была, я не смогу найти другую половинку. Ведь у меня было достаточно много связей на стороне, но желание уйти из семьи возникло так остро впервые. Возникло сразу, и так уверенно.

Друзья меня понимают, держатся нейтрально. Родители и супруга утверждают, что мало кто уживется со мной, что достойна внимания лишь верхушка айсберга, которую я показываю людям и любимой. Они внушили мне, что я виноват, что дома неинтересен, так как выплескиваю все свое очарование на людях. Мои болезни, мои недостатки (я же их знаю – и выпить люблю, и побыть одному нравится) никому не принесут восторгов. Пророчат как один, что, узнай она мое истинное лицо, – бросит моментально. Одно дело, когда посвящают стихи и песни, а другое – сидеть возле кровати, когда температура, или домой явился через двое суток после отдыха с друзьями. Жена привыкла. А эту женщину ждет немало «открытий чудных». Хорошее ей показывают, не жалея, а усталость, агрессию, депрессию, опохмел кто же ей продемонстрирует – только потом покажутся такие «сюрпризики»…»

Продолжая слушать Сергея, ему, как и прочим, я всегда советую переставать заниматься исполнением чьих-то желаний. Захотел коллектив – и повесил вам такой ужас в мозги. К человеку относятся так, как он позволяет к себе относиться. Не нужно на это жаловаться. И вот еще что: может, и не будет агрессии и депрессии, а для уравновешивания эмоций вас ждет знакомство с ее «тараканами». Это сейчас любовница – ангел, а потом проявятся и обиды, и просьбы, и ее привычные девичники и походы по магазинам, траты, капризы. Ей все нужно.

Это жене уже не нужно ничего. Она колбасы на ужин купит точно, а про помаду для себя забудет. А эта – дудки, потратится на себя – за то и любите. Не бойтесь. Все будет хорошо. Скучно не будет!

Стереотипная мораль подразумевает в разводе проблему женщины. Ну не так это! Получается, мужчине нельзя проявлять свои чувства и переживания, необходимо сдерживать себя, не раскисать, успокоить шизующую экс-жену, отдать ей все, что заработал, подсесть на содержание ее или двоих прошлых супруг и детей с алиментами. Взять на себя ответственность о заботе и содержании любимой женщины. Изучить ее, «притереться». Продолжать совершенно выполнять свою работу и умудряться скрывать тяжесть переживаний, страхи. Да еще и выглядеть хорошо надо.

Пришедший к психологу мужчина – уже герой. Молодец! Проявлю терпение и доброжелательность и помогу ему понять, что в разводе нет ничего унизительного, если он проконтролирует себя, чтобы не скатиться до оскорблений.

Мы разберемся, примем и осознаем его чувства, а дальше он пойдет сам строить собственное будущее. В добрый путь!

Рассмотрим еще один случай.

Максим пришел ко мне на прием совершенно опустошенным и беспомощным.

Красивый молодой мужчина, которого доконали женщины.

«Все началось шесть лет назад. Я уже был женат, и через пару месяцев у меня должен был родиться сын. Она пришла секретарем в мою фирму. Отношения начались бурно, ярко, но тщательно скрывались от коллектива. Сейчас она незаменима в компании. Она в курсе всех сделок, работает с клиентами и поставщиками, живет в огромной квартире в центре города, которую мы купили совместно.

Жена у меня умница. Ребенок прекрасный, уже пошел в школу. Когда Светлана рожала Андрейку, я, окончательно обезумев от любви к Анжелике, полетел с ней в Париж на три дня в командировку.

Отель, бутики, рестораны, золотая осень и мы, влюбленные, гуляющие по Елисейским Полям… Анжелика встречи на час не приветствовала, поэтому командировки стали частыми. Когда за границу, когда в Подмосковье, и чаще всего на выходные.

Андрейке не было еще и года, когда Света сказала, что чувствует, что у меня есть другая женщина. И остановила тогда меня ее фраза: «Нет ничего беззащитнее на свете, чем женщина с грудным ребенком. Она не может работать и ни у кого не может попросить помощи, кроме любимого».

А через три года она абсолютно точно выяснила все о значении Анжелы в моей жизни. Что здесь началось! Она настроила моих родителей на бойкот мне, друзья и сотрудники в шоке – она раструбила везде. Сын, воспитатели в саду, руководство корпорации – все только и говорили о моем предательстве.

Светлана – дочь состоятельного и очень уважаемого человека – никогда не зависела от меня в материальном плане. В свободе не ограничена. Прекрасное образование, острый ум, яркая внешность, бездонная забота – о такой женщине можно только мечтать, но я мечтал о другой! Анжелика путь от секретаря до менеджера прошла очень быстро – легкая, спортивная, веселая, сексуальная. Владеет тремя языками, безукоризненна в работе. А еще выплескивает свои способности на нашем грешном ложе.

Все эти шесть лет наши отношения были на надрыве, на ревности, на слабости, причем все с моей стороны. Она всегда оставалась заботливой и понимающей.

Я жил в семье и не собирался уходить. Анжелика в последнее время стала поговаривать, что ей пора определяться в жизни. Пора рожать. Я не могу об этом думать. Я схожу с ума от ревности, как в Новый год на Канарах, когда две недели просидел с женой в отеле, пил и плакал, потому что Анжела с подругой уехала в Турцию.

Я ослеплен ее успехом у других мужчин. Убить ее готов. Кричу – она плачет. Просит: «Сделай что-нибудь». А что я сделаю?

Все это время мы с женой говорили о том, что не станем расставаться. Дом и все вообще оформлено на нее, и далеко не все куплено ее папашей. Сам Валентин Семенович как-то заехал ко мне на работу, мы с ним упились вдрызг, и он признался, что гулеванил безбожно, да и сейчас не ангел, но это же его дочь и внук! Просил понять его и не оставлять их. Давай, говорит, буду брать тебя с собой в баню, на охоту, Светка угомонится, спокойна будет, что ты под присмотром. Брось, говорит, любимую свою, я тебе дом новый подарю, яхту, а женщин – их вон пруд пруди. От школьницы до актрисы – все наши.

Светка как с цепи сорвалась: «Хочешь – уедем на край света. Уволь ее. Я ее кислотой оболью. Жизни вам не дам вместе. Жизнь положу, но твою превращу в ад, как ты мою. Я безумно тебя люблю».

Ест, ест мозг – иду домой, как на каторгу. Крик и слезы Светка переплетает с восторгами и любвеобильностью. Лезет обниматься, гладит меня, а я, как ни старался, ну не могу с ней целоваться. Сам себя уговаривал тысячу раз: дай ей тепла чуть-чуть, и терпела бы, раз так любит. Даже пьяный не могу с ней спать. Ночей не сплю абсолютно, хожу до рассвета, как медведь, а днем шатает. Анжела и спать днем положит на полчасика, и витамины купит, меня к ней тянет до одури. Каждую минуту думаю о ней, каждую секунду все мысли: «А понравится ли ей это?», «А эти джинсы не в ее вкусе».

Мне интересно с ней в поездках. Она умеет правильно молчать и вовремя вставить слово.

Честно вам могу сказать, что за шесть лет я точно бы уже тысячу раз ушел от нее, если б не любовь. Мне кажется, что это единственный человек, с которым я не думаю о возрасте.

Представьте, как я боюсь сейчас потерять все – работу, репутацию, заработок, стабильность и прийти к ней в сорок без малого с чемоданом книг и одежды!

Наши с ней чувства проверены временем. Сейчас она абсолютно независима и стабильна, но останься мы вместе – мы летим с этой работы оба. И оказываемся в очень трудном положении. Отец Светланы сделает все, чтобы мы не нашли себе работу. Как мы переживем трудности и безденежье, я приблизительно представляю. Не хочу этого!

Светлана твердит: «Останься со мной, забудь ее, я никогда не попрекну тебя, не вспомню, что она была. А если нет – не увидишь ребенка никогда. Уедем, скроемся – не найдешь».

Я осознанно хочу вернуться в семью и окончательно расстаться с любимой женщиной, да вот только представить себе не могу, как.

Допустим, пойдем мы с Анжеликой на этот ужасный разговор, я ей скажу, что ситуация – или домой, или в петлю. Отпусти, скажу, прости. Люблю тебя и любить буду. Нет никого лучше тебя, живи и забудь обо мне. И ищи новую работу, а пока с завтрашнего дня в отпуск, если видеть тебя буду – с ума сойду. Не расстанемся мы по-хорошему, если ты не отпустишь и не поймешь меня.

Я представить себе не могу, что говорю это своей любимой женщине.

Как я проснусь на следующее утро? Как она переживет ночь? Шесть лет надеяться, что я уйду из семьи, и я никогда не обрывал эти разговоры, шесть лет искренне любить…

Кстати, выбросьте мысли о ее расчете, потому как я добивался ее два месяца люто. Я заставил ее обратить на меня внимание и полюбить.

Никогда не покупал ей никаких дорогих вещей. Да, много денег уходило на поездки и отели, но мы знали, на что шли. Четыре года мы собирали деньги на эту квартиру, в ней еще ремонта нет, и, бесспорно, она ее, но не в этом же суть. Я бросаю ее, она лишается работы и возможности видеть любимого человека. А ее, Анжелку, даже не спросил никто.

Как она это выдержит? Она спросит: «Как? Я тебя никогда не увижу? Я тебя никогда не забуду. Ты же не умер, Максим». Скажет, и будет права.

Если я ее оставлю, я будто умру сам для себя, а выбирая возврат в семью, доставлю удовольствие от победы в борьбе за меня Светлане. Приношу спокойствие родителям: «Слава богу, наладилось все». И конечно, сын. На нем сейчас замкнутся все круги. Он – и работа до потери сознания. Вот чем мне предстоит жить до конца моих дней.

А дальше? Как дома-то быть? Счастливая Светка месяца три поторжествует, а потом вместе с мозгом начнет выедать мне печень. Я уверен, что и через двадцать лет она будет вздрагивать от имени Анжела и укоризненно посматривать в мою сторону.

Где взять силы не откликнуться на зов любимой, которая, стиснув зубы, поплачет неделю и начнет искать, писать, звонить? Она действительно любит меня. Не может быть, чтобы она так просто отпустила. Я сам буду терзаться и не выдержу, я знаю.

Встретимся, увидим глаза друг друга, и все начнется по новой. Только если до этого я мог уехать, то теперь начнется совсем гадкая игра. Прятаться, шифроваться, бояться и еще больше виниться за двойное предательство Светланы. А Анжела будет ждать и пойдет на это, почувствовав, что значит совсем остаться без меня, а Светка, даже если будет догадываться, сделает вид, что все хорошо, понимая: еще один скандал – и я рвану из дома, как пробка.

Думаете, за столько лет мы не говорили с Анжелой о моем уходе к ней? Конечно, мечтали. Начало наших отношений совпало с ее двадцатипятилетием. А в этом возрасте хочется, чтобы мужчина принадлежал всецело, со всеми своими достоинствами и пороками, а на ее долю выпало отпускать меня к определенному часу купать ребенка и выслушивать рассказы о первом зубе и самостоятельном проходе от дивана до кухни.

Анжела очень хороший человек, она пыталась как-то уйти сама. Уехала. Просила, чтобы забыл о ней, дал жить. Мы выдержали десять дней и стали звонить друг другу, проговорили два часа без передышки, а потом я улетел к ней на Кипр.

Она еще раз оставляла меня, и каждый раз со слезами, но по-доброму, без оскорблений и претензий. От безысходности. От невозможности.

Она пыталась наладить личную жизнь. Начала встречаться с молодым человеком, он оказался симпатичным и, как мне показалось, составил мне достойную конкуренцию. Не вмешиваться в этот «романчик» мне удалось ровно неделю, пять дней из которой я был пьян в стельку. Явился в ресторан, схватил ее в охапку, и мы исчезли вдвоем. А через три дня позвонила рыдающая жена, обзывала и кричала в трубку, что у ребенка температура, а я скотина, каких свет не видывал.

Анжела плакала, а я встал и уехал домой.

Так и живем. Я виноват везде, перед всеми. Две плачущие женщины, ждущие и терпящие. Домой я возвращаюсь без души, сердца и желания. Они хранятся у Анжелки, да только она хочет меня целиком. А идти домой меня заставляет чувство долга и вины перед ребенком.

Как мне оставить любимую женщину? Как разлюбить? Как вернуться в семью, если я это осознанно выбираю и жертвую всеми своими чувствами?»

Вот это задача! Вся моя книга была доброй, иногда, может быть, жестковатой, но доброй. Я назначила ему встречу на следующий день, но поняла, что мне не хочется ему ничего советовать.

Вся моя книга для женщин, для жен: как попытаться взять себя в руки и решиться оставить его или, повоевав, забрать обратно.

«Второй попытки власть» прекрасна, когда, проверив чувства, приходят со словами: «Нет лучше тебя женщин на свете!» А если осознанно, из страха все потерять, да еще под нажимом окружающих, то нет у меня для него решения.

Встала и попросила у Господа помощи!

Первым позвонил мой давний знакомый. Я ему с ходу вопрос: «Как оставить любимую? Как вернуться в семью из-за страха и под нажимом окружающих?»

После пары минут нецензурной брани я усвоила, что мужчина хочет уйти от разборок. Но получит их с тройной силой. Он хочет покоя. Его залюбили. Он хочет потеряться от всех. Пусть снимет квартиру и живет один. Анжела это все в тридцать один год понимает, уже знает, что не получит его, да по привычке страуса, прячущего голову в песок, не хочет признавать, думая, что если будет лапочкой, то он все-таки выберет ее, когда жена устанет кричать и плакать. Не-ет. Эта тактика будет Максимку стимулировать свешивать ноги с ее шеи. Ей нужно жить своей жизнью, а он ее использует и даже не платит (однажды крупно вложившись в квартиру, думает, что откупился).

Что делать ему дома? Все свое время отдать сыну, постараться, чтобы понял. Сейчас он начинает его использовать как амортизатор в отношениях с женой. В любом браке первичны отношения супругов, а не родителей, и ребенок в шесть лет будет запоминать стереотип поведения отца с матерью. Представляете, каким он вырастет мужем? Если нервы папаши все-таки не выдержат и ребенок уже не устроит его как платочек для утирания слез и подушка для сдавливания крика, если он все-таки решится на уход из семьи – малыш будет всю вину за про исходящее брать на себя, зарабатывая любовь отца любой ценой, жертвуя и жертвуя собой ради того, чтобы мама и папа жили вместе. Так же потом он будет «заслуживать» любовь и в своей взрослой жизни.

Жертвенный папа должен знать, что ребенок, ради которого он вернулся, ничего ему за это должен не будет. Что потом, когда сын женится и уедет в Канаду, папа получит открытку с Новым годом и редкий телефонный звонок.

«Когда-то я ради тебя пожертвовал своим счастьем», – скажет он сыну в старости. А сын ответит: «Это был твой выбор».

Похожая ситуация, когда мать говорит: «Я же рожала тебя и думала… а ты!» «Могла сделать аборт – ты сама хотела родить, мама», – ответит сын и будет прав.

«Тот, кто чем-то пожертвовал, – ждет оценки, – говорит еще один мой друг, врач-психотерапевт. – Это порочная практика и логика. Дети – неблагодарные существа. И это заложено в каждом из нас изначально.

Выбор не из легких. Продаешься – и добро пожаловать в АД. Не продаешься – в РАЙ в шалаше.

С этим как-то нужно жить. Просто вернувшись к жене, он убирает следствие, но не причину. Конфликт никуда не делся. Он загоняет его глубже, на подкорковый уровень – а в результате язвы, панкреатит, инсульты, инфаркты, психоз.

Изначальный конфликт не решен. Три месяца спустя получит его все равно, но в другом ракурсе.

Сейчас этому мужчине хуже, чем всем. Но эту ситуацию ОН создал сам, усугубил и паразитировал на ней пять лет. Он должен был определиться на первом году отношений.

За все в этой жизни нужно платить».

Вот таково мнение специалиста.

Единственным нормальным решением для страдальца станет уход. Один он должен побыть. Без нянек, сняв квартиру. Чтобы оценить свободу, ее нужно иметь и понимать, как хорошо от нее отказаться.

Максиму необходимо сейчас:

• взять паузу и наедине с самим собой, без ссылок на объективные обстоятельства понять, что он имеет, что теряет, чего хочет и как это видит;

• поговорить с женой позднее, когда она успокоится. Поговорить о жизни, об отношениях. Покаяться (женщине это нужно!). Спросить, какой она видит перспективу развития их отношений. Как бы ей хотелось? Он поймет, есть ли ему куда возвращаться и мотивацию ее поступков;

PS! Вполне возможно, что через три дня он услышит противоположное мнение. Когда режут по живому, слова «я передумала» звучат естественно;

• объяснить всем – начиная от мамы, кончая тестем, – что это их жизнь и не нужно никому в нее лезть: сами разберутся;

• на работе взять отпуск, чтобы не видеть Анжелу;

• поговорить с любимой о том, что он не будет оставаться ночевать у нее и она у него жить пока не будет, что он берет время для раздумий. Посоветовать ей поискать другую работу. При любом исходе будет лучше;

• договориться с женой, что будет приезжать к ребенку и иногда забирать его к себе с ночевкой. Новой тетей малыша не травмировать и не баловать. Против матери не настраивать, постепенно рассказывая о происходящем. Он потом поймет, если не сейчас, но точно не осудит отца, когда вырастет;

• попробовать отношения на стороне, приняв предложение тестя;

• пойти в спортклуб потягать «железо».

Третьим человеком, кого я спросила, как решали этот вопрос наши предки, был священник.

Отец Алексей сказал, что нужно время для отшельничества. Посмотреть, что получится. Выбор должен быть сделан в одну сторону бесповоротно.

Это выбор между прошлым и будущим. Время здесь ничего не решает, ситуация может длиться годами. Нужно идти в храм. Покаяться. Отнести свою волю Богу. Подойти к любой иконе, которая «позовет», «потянет» к себе, и сказать: «Я грешен и безволен сейчас, Господи! Пусть Твоя воля надо мною будет».

Коли рассматривать ситуацию по-божески, что такое семья? Муж и жена – это едина плоть и един дух. Тогда полноценная семья. Отсутствие плоти или нет духа – не ведется речь о семье ни перед Богом, ни перед людьми. Развенчание церковного брака ввели во времена Петра I. Загсов же не было, и делали запись в церковной книге после венчания. И нужно было благословение на развенчание для вступления в брак с другой.

Сейчас выдается бумажка, очереди большие. А нужно просто в присутствии батюшки попросить прощения друг у друга и отпустить.

Мой собеседник сказал, что за этим идут в основном женщины, а прощения просить друг у друга пары в храм приходят редко.

Страдающему мужчине нужно молиться о прибавлении ума и соблюдать пост. Сохранять все связи и отношения нельзя. Перед кем играет роль человек? Ребенку все можно объяснить. Нужно постараться сохранить нормальные отношения с первой женой при невозможности компромисса и необходимости выбора между любовью и ребенком в первой семье. Законно отказаться от ребенка. Вырастет – поймет.

Любовь не оглядывается, как написано в Евангелии. Когда есть любовь – уходит страх.

Отшельничество поможет разобраться, где страсти, а где настоящее чувство.

Просто бросить любовь и уйти к жене нелюбимой?

Любимая живет в АДУ.

Жена – в аду.

Ребенок – в аду.

Он сам – в аду.

Уйти к любимой?

Жена – в аду.

Ребенок – ангел, который посередине.

Пара вместе.

Все равно все должно пройти через страдание. Минимум месяц поста и молитв надобно, чтоб образумиться. Но отказываться от любви – это идти против воли божьей. А уединение поможет понять, что движет человеком – влюбленность, любовь или страсть.

Вот я пришла к окончанию книги и поняла простую вещь.

Каждый из описанных случаев пропущен через мое сердце. С каждой женщиной я переживала и ждала. А вот последнему герою у меня советов нет.

Может, потому, что именно он со своей историей мне совсем несимпатичен?

Я обязана передать его коллеге, чтобы не подмешивать свое к нему отношение.

Задумала в последней главе книги вернуть его в семью, да не вышло. План мой не удался. Не стану им заниматься, и придется мне распустить на нитки почти готовый свитер. Не нравился мне он с самого начала повествования.

Изменять беременной жене – подло и гнусно. Я комментировать это не хочу и не стану. А женщина, которая легла с ним в постель, когда жена рожала, знала, на что шла.

В ЭТОЙ ЖИЗНИ КАЖДЫЙ ПОЛУЧАЕТ ТО, ЧТО ЗАСЛУЖИВАЕТ…