Часть II. ВМЕШАТЕЛЬСТВО

Глава 4. Богословская оценка


...

Глава 5. Обращение

ВО 2–Й СТАДИИ ПЕРЕД ПРИХОЖАНИНОМ СТОЯТ ДВЕ ЗАДАЧИ: во–первых, он должен понять, что причиной его проблемы или радости являются его взгляды; и во–вторых, он должен постичь Благую Весть, делающую людей свободными. Пастор помогает прихожанину в этом процессе путем обращения. Обращение пастора строится на его богословской оценке тех идей, которые становятся причиной проблем или радости прихожанина. После того как пастор выяснит эти идеи, он может оспаривать или подтверждать их правильность путем обращения.

Процесс обращения состоит из пяти приемов: сообщение, свидетельство, сопоставление, спор и повторение. Сообщение — это донесение до собеседника необходимой и исправление неправильно понятой информации. Свидетельство — это процесс, при котором пастор рассказывает прихожанину что–то из своего личного опыта. Предложение прихожанину обратить внимание на различия между его восприятием и восприятием пастора — это сопоставление. Спор подразумевает диспут по поводу иррациональных идей прихожанина с привлечением здравых идей и религиозных источников. Повторение — это предложение прихожанину обобщить свое понимание проблемы.

Обращение — более сложный процесс, чем присутствие, потому что пастору приходится выбирать какие–то из основных приемов обращения, в то время как почти все приемы присутствия применяются и в 1–й стадии, и далее. Поскольку Дух Святой говорит с прихожанином напрямую, то лучше всего работать с прихожанином с учетом того, что в нем уже трудится Дух Святой. Таким образом, лучшая форма обращения — это уточнения, которые помогают прихожанину самому работать над своей проблемой. Вторым по действенности можно считать опосредованный прием обращения посредством сообщения и свидетельства; после него идет опосредованная форма сопоставления и спора. И на последнем месте идут прямое сопоставление и прямой спор — наименее побуждающая к самостоятельной работе форма, которая все же применяется, если опосредованные формы обращения не срабатывают.

Поскольку Дух Святой говорит с прихожанином напрямую, то в процессе обращения обычно не возникает необходимости делиться всеми аргументами и стихами из Писания, которые мы упоминали в связи с богословской оценкой. Эти споры применяются как структура, которая помогает вам определить противостояние Духа иррациональным идеям или подтверждение Духом идей Благой Вести, уже заложенных в прихожанине. Как раз такие противостояния или подтверждения вы и отмечаете, обрисовываете и подтверждаете, когда применяете приемы обращения.

Приведенный ниже разговор иллюстрирует применение отдельных приемов обращения.

БОЛЬ УТРАТЫ

Это разговор между Дорис Томас, которая курирует программу мирских посещений, и Сэмом Питерсом, посетителем. Это их второй разговор по поводу проблемы Сэма в связи с его посещениями Джеймса, прикованного к постели прихожанина, который умирает и не может говорить. В предыдущем разговоре Дорис помогла Сэму воспринять идею о том, что у Джеймса — а они с Семом почти ровесники — возрос страх смерти. В первой части этого разговора Дорис помогла Сэму признаться в том, что, с одной стороны, он хочет посетить Джеймса, а с другой — нет, и мешает ему навестить Джеймса страх. Разговор разбит на две части: начинается он с 1–й стадии, оценки, переходя во 2–й стадию, процесс обращения.

Оценка

Дорис: Дайте мне подумать, правильно ли я вас понимаю. С одной стороны, вы хотите посетить Джеймса, но с другой — вы боитесь увидеть смерть. Поэтому для того, чтобы ничто не мешало вам посетить его, в нашем разговоре вы хотите избавиться от страха смерти.

Сэм: Правильно!

Дорис: Вы ходите к нему два раза в месяц; что все–таки побуждает вас навещать его?

Сэм: Я к нему по–прежнему хожу, потому что считаю… Я как–то не задумывался над этим всерьез… (Дорис произносит: «Ага».) Но, по–моему, причина в том, что я вижу в этом определенную обязанность (подчеркивает это слово). (Дорис опять говорит: «Ага».) В том, что я хочу серьезно подойти к этому делу. Я хочу… я хочу быть добросовестным посетителем.

Дорис: Так. Значит, в первую очередь вам помогает преодолевать страх ваше чувство долга.

Сэм: Э–э… Да, пожалуй, именно так.

Дорис: И это ваше чувство настолько сильно, что помогает вам посещать его дважды в месяц.

Сэм: Ага. Есть и еще один мотив такого моего поведения — я люблю этого человека. (Дорис говорит: «Ага».) Сейчас я по–настоящему чувствую и гораздо в большей степени, чем раньше, что мы очень близки. За последние несколько месяцев мы стали ближе друг другу, хоть он и не может выразить свое отношение ко мне, я все равно чувствую между нами какую–то близость.

Дорис: Та–ак. Значит, вторая причина в том, что, когда вы начали ходить к нему, повинуясь чувству долга, между вами возникли определенные отношения. (Сэм говорит: «Да».) Итак, эти две причины побуждают вас навещать его.

Сэм: Да. Но здесь–то и возникает трудность… мне было бы проще не ходить туда, потому что такое горе пережить будет трудно, — ведь очень скоро он умрет.

Дорис: Ага. Значит, ваши отношения сопровождаются болью. Я полагаю, что эта боль кроется в том, что он не может вам ответить, а вы прекрасно понимаете, что его смерть не за горами.

Сэм: Я думаю, вы правы… Да, вы попали в самую точку.

Дорис: С одной стороны, вы говорите, что навещаете его два раза в месяц, но, с другой стороны, вы хотите, чтобы вам кто–то помог навещать его? Я что–то не понимаю.

Сэм: Я хочу, чтобы кто–то помог мне не испытывать боль при каждом посещении!

Дорис: О–о. Значит проблема в том, что вы ищете безболезненный способ его посещать.

Сэм: Я не выношу боль! (Произносит с восклицанием.)

Дорис: Ага… когда я думаю об это, мне кажется — поправьте меня, если я не права, — что вы хотите навещать этого человека, не испытывая при этом боли, потому что отсутствие боли показало бы, что вы поступаете правильно, и вы на самом деле хотите все делать правильно.

Сэм: Верно, абсолютно верно.

Дорис: Что верно?

Сэм: То, что вы сказали, — что я хочу поступать правильно и знаю, что это не может быть правильным, поскольку приносит боль.

Обращение

Дорис: Интересно, задумывались ли вы над тем, что та боль, которая сопровождает ваши действия, является неотъемлемой частью служения. Это вовсе не означает, будто что–то происходит не так. Иисус в Гефсиманском саду, судя по всему, не хотел принимать чашу, Он ее просто принял. (Сообщение)

Сэм: Хм–м–м. (Долгая пауза.) Я пытаюсь осмыслить ваши слова. (Дорис говорит: «Ага».) И я знаю, что вы правы. С одной стороны, Он принял эту боль добровольно. (Дорис говорит: «Ага».) Он пошел на нее по собственной воле. Но, с другой стороны, было бы гораздо проще, было бы намного меньше боли, если бы эта чаша Его миновала.

Дорис: И было бы гораздо меньше вдохновения. Вероятно, Библия так и не была бы написана. (Говорит с улыбкой.)

Сэм: (Долгая пауза.) Что вы хотите этим сказать? Я не понимаю, что вы имеете в виду.

Дорис: Я хочу сказать, что если бы то, что сделал Иисус, не доставило Ему боли, Его труд не стал бы вдохновением для нас. Не был бы написан Новый Завет. С другой стороны, если бы Иисус взошел на крест с радостью и восторгом, Его сочли бы просто безумным — Его бы не распяли. Я хочу сказать, что, когда мы терпим боль — добровольно принимаем ее, хотя и не любим ее, это составляет сущность служения.

Сэм: Значит… возможно… то, что я делаю, можно отнести к испытанию моего призвания — хочу ли я исполнять его или нет.

Дорис: Нет, я думаю, что хотела сказать не это. Я пыталась сказать, что… э–э… Вы решили, что навещать Джеймса и испытывать при этом боль, — плохо. Я не согласна с этим. Я считаю, что проблема кроется в вашей идее о том, что вы не должны чувствовать боль (Сэм говорит: «Ага».), а не в вашем плохом чувстве. Плохое чувство — нормальное, здоровое и необходимое чувство при служении. Но идея о том, что вы не должны плохо себя чувствовать, усиливает ваш дискомфорт. И эта идея вызывает в вас беспокойство по поводу того, что вы делаете. Вы понимаете?

Сэм: Вы говорите, что испытывать чувство боли оттого, что я делаю, — нормально, поскольку Иисус тоже испытывал боль при исполнении Своего служения, но реальная проблема кроется в моей идее о том, что я не должен так себя чувствовать.

Дорис: Правильно.

Сэм: Я не понимаю только, каким образом эта идея является моей настоящей проблемой.

Дорис: Вспомните, что я говорила на прошлой неделе о том, что не ситуация сама по себе вызывает в нас проблемы, а наши мысли о ней (Сэм говорит: «Ага».) И я считаю, что это как раз тот случай. Дискомфорт, который вы испытываете, видя, как умирает Джеймс, тяготит вас, но вовсе не это вызывает в вас беспокойство и даже сомнения в том, стоит ли и дальше навещать Джеймса. Главная причина кроется в идее о том, что вы не должны во время посещения чувствовать боль, потому что такое чувство показывает, что вы плохой посетитель, — эта идея не дает вам покоя. Сэм: Вы имеете в виду, что голос, который продолжает говорить мне, что хороший посетитель не должен так падать духом, как я, и есть причина моей проблемы?

Дорис: Да… я хорошо знаю этот голос — он и меня тревожит.

Сэм: Вы тоже его слышите, но у вас из–за него нет проблем?

Дорис: Нет, вы не правы, этот голос не дает покоя многим из нас.

Сэм: Я рад, что я в этом не одинок. (Пауза.) Наш разговор оказался для меня полезным.

Дорис: В чем же он оказался для вас полезным? (Повторение)

Сэм: Я чувствую себя лучше, потому что не я один испытываю боль при служении… и… то, что касается идеи, которая усугубляет мою проблему… во всем этом вы помогли мне. И теперь я хотел бы знать, что мне делать с тем голосом, который я продолжаю слышать?