Часть III. Приступаем к работе


...

Глава 11. INFP

«В тихом омуте черти водятся»

Очерк 1: Эмили

«Лучшая работа для меня та, которой я сама довольна. Мне нравится, когда мои работы говорят о том, о чём я сама хочу сказать»

Эмили стала художником ещё в шестом классе и с тех пор зарабатывает себе на жизнь творчеством. Сейчас она в основном работает по контрактам с издательствами — делает иллюстрации для журналов и газет. Также она выполняет заказы и других своих клиентов. Работает Эмили исключительно в своей домашней студии. И ничего в этом порядке менять не собирается.

В начале своего пути иллюстратора Эмили в поисках заказов ездила по редакциям. Сейчас же художественные редакторы сами звонят ей. Как правило, Эмили получает текст готовящейся к печати статьи или книги и указания относительно размера иллюстраций и их цветового решения. После этого она обдумывает художественное решение, выполняет эскиз будущей иллюстрации и отправляет его по электронной почте художественному редактору. Редактор оценивает работу Эмили и даёт необходимые рекомендации по доработке. Эмили вносит в работу требуемые изменения и представляет заказчику готовую иллюстрацию. Опять-таки, Эмили отправляет её по электронной почте и уже не видит до её появления в журнале или газете. Таким образом, в процессе работ Эмили не приходится покидать свою студию, если у неё самой нет такого желания.

Эмили работает на довольно ограниченном рынке, участники которого давно знают друг друга. Ей не нужно специально искать заказы — на протяжении уже двенадцати лет художественные редакторы обращаются к ней, зная уровень её мастерства. Правда, иногда Эмили, пытаясь расширить круг клиентов, всё же даёт небольшие объявления в специализированных изданиях. Бухгалтерию свою она также ведёт самостоятельно, чётко фиксируя все свои проекты, счета и статьи расходов.

«Больше всего в работе я люблю свободу творчества. Работая над будущей иллюстрацией, я реализуюсь как художник и реально раскрываю содержание статьи». Ей чрезвычайно нравится, когда её работы удовлетворяют клиентов. «Им почти всегда нравится то, что я делаю, и они мне об этом говорят. А потом я вижу свою иллюстрацию уже в готовом издании и оцениваю её. Вот где источник сил для меня!» Кроме того, Эмили довольна тем, что почти все её клиенты имеют художественное образование. «Я почти не имею дела с редакторами рекламных агентов, поэтому мне нечасто приходится слышать резкую критику в свой адрес».

С особым энтузиазмом Эмили берётся за работу, связанную с текстами высокого качества. «Мне особенно приятно работать, когда текст затрагивает меня лично. Но лучше всего, если художественный редактор даёт мне полную свободу действий. Это означает, что я могу прибегнуть к юмору, что я могу ничем не ограничивать своё воображение».

Понятно, что какие-либо ограничения не по душе Эмили. «Когда мои идеи отвергаются, когда я слышу, что нужно здесь и здесь добавить то-то и то-то, моя отдача уменьшается. Нет ничего хорошего и тогда, когда идея проработана в агентстве чересчур тщательно; в таких случаях у меня почти не остаётся простора для творчества». В случаях, когда Эмили видит, что её работа чрезмерно искажается изменениями или жёстким контролем, она начинает дистанцироваться от неё. «Слишком большое количество изменений, в особенности изменений не концептуальных, а стилевых, мне чрезвычайно неприятно. Я начинаю ненавидеть то, что получается. Я компрометирую самое себя, я уже не испытываю гордости за работу, и в итоге мне абсолютно не хочется её выполнять».

Эмили готова к различным издержкам своей работы: «Я — очень гибкий человек, легко адаптируюсь к переменам, но чувствую себя не в своей тарелке, когда чересчур занята. Чаще всего так бывает, когда заказ хорошего клиента вынуждает меня ускорять выполнение заказа, над которым я работаю в данный момент и в который я уже втянулась. Или же если в процессе работы возникают проблемы, и мне приходится перекраивать свой график в отношении всего остального. Это непросто, но я научилась более реалистично смотреть на время и на потенциальные трудности, которые могут поджидать меня, так что я не очень часто попадаю в сложное положение».

Иллюстратором Эмили стала после того, как сменила несколько других занятий, которые не приносили ей удовлетворения. После окончания колледжа она подрядилась работать оформителем реклам в крупных универмагах. Здесь ей приходилось делать много эскизов, но поскольку она не отвечала за «идейную» часть объявления, то могла спокойно сосредотачиваться на дизайне. Затем она устроилась в издательство на должность помощника художественного редактора. Тут она приобрела новый опыт: научилась оформлять книги. Кроме того, за время работы там она выполнила несколько разовых заказов по дизайну книг. Когда они с мужем решили переехать в другой город, Эмили нашла работу в универмаге, на этот раз связанную с рекламой женской одежды. «Это стало для меня отличной школой. Я научилась быстро находить интересные визуальные решения. И я по-прежнему могла экспериментировать». Вскоре Эмили приняла окончательное решение зарабатывать на жизнь творчеством. Она стала участвовать в художественных выставках, причём успешно — Эмили даже получила несколько наград. У себя дома она обустроила студию и в течение семи лет писала картины, выставляла их в галереях и продавала. «Но меня угнетало полное отсутствие стимуляции извне. Я работала непродуктивно, поскольку не осваивала чего-то по-настоящему нового. Поэтому я прослушала курс актуальной живописи. Мне хотелось „попробовать на вкус“ новые технологии и стили, но они, к сожалению, не имели большого успеха на рынке». И тогда Эмили поняла, что ей стоит немного сменить направление деятельности. Подруга Эмили, работавшая иллюстратором, побудила её создать портфолио. Эмили предложила своё портфолио в ряд журналов и тут же была приглашена на работу в престижный журнал общенационального масштаба, который и сейчас остаётся одним из её излюбленных заказчиков. «Я поняла, что мне лучше работать с журналами и издательствами. Я могу говорить там о работе, потому что там обсуждают мою работу, а не душу. Политика редакций и галерей в корне различается. Когда я работаю на конкретное издание, то чувствую, что моя совесть чиста: я делаю то, что необходимо арт-директору. Такая система несколько меньше задевает меня лично».

Самое главное в жизни для Эмили — её работа и отношения с мужем. «Я всю жизнь была художником, и мир для меня — это череда художественных образов. Дело здесь не только в том, чем ты занимаешься, — дело в том, кто ты есть». Однако в последние несколько лет, то есть когда к Эмили пришёл успех, значимость работы для неё несколько видоизменилась. «Я разрешила себе немного сбавить обороты. У меня появились новые, значимые для меня интересы: я играю на пианино, занимаюсь с гантелями, хожу на занятия аэробикой, беру уроки итальянского языка. Я стала меньше заботиться о том, чтобы моя работа получила признание». Иными словами, Эмили считает, что стала смотреть на работу как лишь на одну из составляющих жизни. Сейчас у неё больше уверенности в себе, и в общении она теперь гораздо терпимее к людям.

В творческих же аспектах она по-прежнему бескомпромиссна: «Я выстраиваю решение так, как мне нравится. Иногда сознательно иду на риск или делаю нечто такое, что другим может показаться чудовищной ошибкой. Но я всегда в первую очередь верила себе и своим внутренним ощущениям. Даже малоинтересная работа позволяла мне совершенствоваться как художнику. Обращаюсь ко всем, кто изучает искусство: не отчаивайтесь, даже если ваш путь потребует долгого времени. Пробьёт час, и вы всё-таки найдёте удовлетворение, которое нашла я, то есть получите возможность делать дело, которое позволит вам и раскрыть себя как личность, и получить признание коллег».

Почему работа Эмили удовлетворяет её

Как и многие интуиты-этики, Эмили определяет себя не через своё дело, а через свою натуру. В результате работа и собственно жизнь переплелись у неё так тесно, что стали практически неделимы. Дело жизни Эмили — самовыражение в искусстве и поиск творческих решений. И для неё важно, чтобы заказчики, а также читатели проиллюстрированных ею книг и статей почувствовали при знакомстве с плодами её труда нечто необычное.

Интровертируемая этика (доминантная функция) требует от Эмили верности самой себе. А это (в данном случае) означает, что она должна обрести возможность едва ли не полностью выражать себя в творчестве. Независимая деятельность ставит для Эмили немного рамок — помимо тех, которые она определяет для себя сама. А для этиков, интровертирующих доминантную функцию, этот аспект чрезвычайно значим, поскольку они больше всего стремятся к тому, что приносит удовольствие им самим. В случае с Эмили это значит, что ей необходимо заниматься тем, что от природы подходит ей и её мужу. Ей нравится, что у неё возникают тесные отношения с постоянными клиентами, взаимное уважение и доверие, укрепляющиеся на протяжении лет.

Психология bookap

Творческие идеи Эмили черпает во внешнем мире. Благодаря экстравертируемой интуиции (вспомогательной функции), она открыта для многого, и в особенности нового и необычного. Каждое своё открытие Эмили стремится воплотить необычными и нестандартными путями — интуиция также помогает ей интерпретировать полученный опыт и передать его так, чтобы читатель не остался равнодушен. Её работа, как правило, требует тонкости и остроумия. Эмили предпочитает удивлять читателя оригинальными смыслами, а не демонстрировать традиционные «лобовые» решения.

Нет ничего удивительного в том, что в последние годы у Эмили появились интересы, требующие подключения сенсорики (третьей функции). Она учится музыке, занимается поднятием тяжестей и аэробикой, изучает итальянский язык. Всё это (или почти всё) связано с физической активностью, то есть Эмили нужна работа тела. Кроме того, она теперь полна реализма, хотя и сожалеет, что отчасти утратила былой идеализм. Вместе с успехом к Эмили пришла уверенность в себе, она понимает, что востребована и завоевала своё место под солнцем.