Часть II. «Формула» делового успеха


...

Глава 6. Как вы делаете своё дело

Общие и индивидуальные сильные стороны

Третья составляющая «формулы» делового успеха отражает то, как именно вы обычно используете ваши доминантную и вспомогательную функции. Вы уже знаете, каковы они у вашего типа личности; знаете, почему они важны и почему доминантная функция будет превалировать на протяжении всей вашей жизни. В этой главе мы расскажем, каким образом вам следует использовать доминантную и вспомогательную функции в работе, чтобы добиться наилучшего результата.

И снова… экстраверты и интроверты

Существует два способа использования функций: во внешнем мире или в отношении внутреннего мира. Экстраверты используют свою доминантную функцию во внешнем мире, в отношении других людей. Действие их вспомогательной функции обращено в мир внутренний. Она вступает в действие, когда человек находится наедине с самим собой или когда ситуация близко касается его.

Взглянув на интровертов, мы увидим противоположную картину. Интроверты используют доминантную функцию в отношении своего внутреннего мира; именно поэтому интроверта нужно узнать ближе, чтобы оценить его главные достоинства. Во внешнем мире действует их вспомогательная функция; из-за этого они оказываются в относительно невыгодном положении, так как окружающие видят не самые сильные их стороны.

Назовём использование функций во внешнем мире «экстравертированием» их. Это слово означает, что человек обращает действие своей функции на предмет, находящийся вне его самого, или на другого человека, либо использует её совместно с другими.

Использование функции во внутреннем мире мы назовём «интровертированием». Это будет означать, что человек применяет функцию к себе самому или же исключительно самостоятельно. [Более подробный анализ экстравертирования и интровертирования можно найти в книге: Терренс Дьюнихо «Цельность лежит внутри: шестнадцать естественных путей к духовности» (Wholeness Lies Within: Sixteen Natural Paths Towards Spirituality, by Terrence Duniho).]

Чтобы читателям было легче понять этот механизм, Изабелла Бриггс-Майерс предложила такую аналогию: доминантная функция — это генерал, вспомогательная — его адъютант. Общаясь с экстравертом, мы словно бы подходим к шатру генерала, который у входа радушно встречает нас. Иными словами, мы сразу видим первое лицо, тогда как адъютант (вспомогательная функция) находится внутри шатра, готовый при необходимости прийти на помощь.

Общение с интровертом начинается с того, что возле генеральского шатра нас встречает адъютант (вспомогательная функция). Генерал занимается своими делами внутри, и мы встретимся с ним лишь в случае, если у нас будет дело первостепенной важности.

То, как вы используете доминантную и вспомогательную функции, т. е. как мы их экстравертируем или интровертируем, в огромной степени определяет наилучший для вас путь их применения. Чтобы достичь максимального эффекта и наивысшего удовлетворения, необходимо использовать доминантную функцию там, где вы чувствуете себя лучше всего. Использование их «не в том месте» создаст для вас трудности, результат будет не столь удовлетворительным, и не исключено, что вы будете не на шутку расстроены.

Например, вы знаете, что ваша доминантная функция — интуиция; это очень важно, поскольку именно она составляет центр вашей личности. Но ваша преференция (экстраверсия или интроверсия) определяет, какое использование этой функции (во внешнем или во внутреннем мире) вам ближе. И интуитам-интровертам, и интуитам-экстравертам важно знать, где использование их интуиции принесёт им наибольшее удовлетворение.

Чтобы пояснить нашу точку зрения, приведём пример. Джонатан и Шелли, муж и жена, работают вместе. Шелли — ENFJ. Её доминантная функция — этика, которую Шелли экстравертирует, а интуицию, свою вспомогательную функцию — интровертирует. Джонатан — ENFP. Его доминантная функция — интуиция, её он экстравертирует, а свою вспомогательную функцию — этику — интровертирует. Итак: оба супруга — экстраверты, интуиты и этики. Рассмотрим же теперь, насколько велика разница между ними.

Вот перед нами Шелли. Доминантная функция — этика, а значит, у неё принятие решений и её взгляд на мир основываются главным образом на её личных ценностях. И она экстравертирует свою этику, т. е. для неё естественно ориентироваться на чувства других людей, она ищет контактов. Её ценности доминируют в её мировоззрении, и она предполагает, что и другие (обитатели внешнего мира) должны ими руководствоваться.

Поскольку вспомогательная функция Шелли — интуиция, она ищет взаимосвязи, отношения, смыслы, относящиеся к ней, и ей удобнее всего прибегать к интуиции, когда она находится наедине с собой и имеет возможность погрузиться в раздумья (в свой внутренний мир).

Теперь обратимся к Джонатану. Его доминантная функция — интуиция, следовательно, он умеет анализировать возможности, отношения, скрытые смыслы в тех ситуациях, центром которых он сам не является. Он экстравертирует интуицию, т. е. старается понять, что происходит «на самом деле», прочитать между строк, заглянуть за кулисы. Более всего Джонатан хочет понять ситуацию и окружающих (внешний мир).

Поскольку вспомогательная функция Джонатана — этика, которую он интровертирует, он в большей степени настроен на свои собственные ощущения (на внутренний мир), чем на ощущения других. И хотя собственные ощущения во многом определяют его поступки, для него не столь важно, разделяют ли окружающие его ценности.

Так каким же образом практически, в повседневной жизни проявляются эти различия? Послушаем, что Джонатан и Шелли говорят о своих внутренних прозрениях.

Джонатан: «Больше всего на свете меня увлекают новые перспективы, идеи, проекты. Для меня экстравертирование интуиции означает не только то, что я вижу, что происходит в мире, но и обсуждаю вслух свои идеи; мне это помогает воплотить их. Естественно, в первую очередь я обращаюсь к Шелли. И не в том дело, что она очень умная и восприимчивая по натуре женщина. Просто я хочу обсудить свои мысли, мне это необходимо для выработки лучшего решения. Но у нас возникают трения, когда мне взбредёт в голову устроить мозговой штурм в половине двенадцатого ночи».

Шелли: «Я интуит, как и Джонатан, но мне более свойственно интровертировать мою интуицию. Когда Джонатан приходит ко мне с какой-нибудь идеей, я понимаю: ему необходимо высказаться, чтобы обдумать свою мысль. А вот для меня лучше всего, когда находится возможность подумать наедине с собой, погрузиться внутрь себя и лишь потом „выйти“ со своей идеей на обсуждение. Однако у меня редко получается следовать этой схеме, поскольку я живу с ярко выраженным экстравертом-интуитом, который нуждается в немедленной подпитке, которому требуются творческие решения в половине двенадцатого ночи».

Запомним, что Шелли, доминантный этик и экстраверт, использует свои способности этика совершенно иначе, нежели Джонатан, для которого этика является вспомогательной функцией и обращена внутрь. Вот как Шелли и Джонатан описывают применения своих качеств этиков в повседневной жизни:

Шелли: «Я чувствую себя совершенно комфортно, когда говорю о своих чувствах. Разговор помогает мне понять настоящие мотивы, движущие человеком. Обычно можно решить проблему легче и быстрее, посоветовавшись с кем-нибудь, то есть, когда человек получает возможность высказать вслух всё то, что его беспокоит. Тогда я скорее помогу ему найти оптимальный выход. Как многие экстраверты-этики, я стремлюсь к гармонии в человеческих отношениях, стараюсь, чтобы окружающим меня людям было хорошо».

Джонатан: «Будучи этиком, я тоже, как правило, принимаю решения, исходя из своих ощущений. Но я свои ощущения интровертирую. Не в том дело, что мои чувства неглубоки; просто мне не по душе о них говорить. Я смущаюсь, мне бывает неловко, когда мои чувства предаются огласке (выходят во внешний мир). Другими словами, мне трудно их экстравертировать, потому что мне это не свойственно от природы».

Итак, мы увидели, что Шелли и Джонатан, совпадая в трёх из четырёх преференций (Е, N и F), являются очень разными людьми, поскольку им присуще различное использование их функций.