11. Воздействие марихуаны на сознание

Аноним

Состояние кайфа от марихуаны обычно длится два-три часа, во время которых может возникнуть огромный спектр эффектов, различающихся и по интенсивности, и по качеству. Типичный и самый примечательный эффект — интенсификация ощущений и обострение чистоты восприятия. Что касается зрения, то цвета становятся ярче, обстановка обретает большую глубину, схемы — большую очевидность, а отношения между фигурой и фоном становятся более отчетливыми и легко обратимыми. Другие сенсорные модальности не приходят к такой перемене, как в отношении визуальной стимуляции, но все впечатления становятся более интенсивными. Звуки приобретают большую отчетливость, и принявший марихуану различает такие, на которые в другом состоянии не обратил бы внимания. Музыка в записи и при живом исполнении воспринимается с повышенной точностью и так, будто расстояние между ее источником и слушателем меньше реального. Вкусовые и обонятельные ощущения тоже обостряются. Аромат приправ превращается в сокровищницу для восприятия, а пища обнаруживает богатое разнообразие вкусов.

Рецепторы кожи тоже подвергаются воздействию. Она становится более чувствительной к жаре, холоду и давлению. Боль вызывает парадоксальные эффекты. Если внимание отвлечено от болевого участка, то чувствительность к боли уменьшается. Но ее осознание от таких повреждений, как ожог или порез, часто длится дольше обычного, даже принимая во внимание изменение восприятия времени под действием марихуаны.

Различение проприоцептивных реакций обостряется. Принявший марихуану способен осознавать обычные автоматические бессознательные напряжения мускулов, малые движения, обратную связь, контрольные процессы и ощущения физического комфорта или дискомфорта. Это может восприниматься чрезвычайно ясно и отчетливо.

Такие эффекты различаются в зависимости от индивида и ситуации. Иногда одна модальность становится доминирующей, иногда различные эффекты сменяют друг друга, а иногда кажется, что ничего не происходит. Направлением или модальностью эффекта часто можно манипулировать, если умышленно стимулировать себя, например, слушать музыку или рассматривать картину. Тем не менее такие обстоятельства не обязательно оказывают влияние на восприятие, если человек и в другой ситуации не готов реагировать на выбранный стимул. Чаще всего эффекты сами привлекают к себе внимание. Принявший марихуану наблюдает за своими переживаниями в ситуации и понимает, что стимулы переживаются им не так, как обычно. С другой стороны, некоторые сенсорные модальности могут функционировать в обычной манере без изменений, не усиливаясь и не ослабляясь по интенсивности.

Человек — самый важный детерминант того, как происходит расширение восприятия. Некоторые люди ориентируются в первую очередь на визуальные стимулы и визуальное мышление, другие — на звуки, третьи — на тактильные ощущения. В нашей культуре визуальная ориентация представляется преобладающей; аудиальное и тактильное мышление распространены меньше. Вероятно, сенсорная интенсификация в состоянии кайфа от марихуаны в наибольшей степени будет отмечаться в преобладающей сенсорной модальности потребителя; она, конечно, будет реагировать особым образом по сравнению с менее используемыми способами восприятия.

Другой фактор, влияющий на реагирование, заключается в том, что людям, незнакомым с действием марихуаны, приходится «учиться» иному восприятию переживаний. То есть кто-нибудь заставляет их различать изменившееся восприятие, демонстрируя им объекты, включая музыку и привлекая их внимание к изменениям в визуальных образах и звуках. После этого они начинают сознательно распознавать перцептные изменения. Эта вводная процедура подвела социолога Х.С. Бекера (Becker, 1963; частичная публикация в Solomon, 1966) к заключению, что большинству эффектов марихуаны обучаются, а не испытывают их спонтанно. Он полагает (совершенно точно, я уверен), что пользователь должен учиться замечать эти эффекты, классифицировать их и согласовывать с общим опытом использования наркотика. Во многих случаях то, что узнается, — не новый вид восприятия, а осознание изменения в восприятии. Некоторые люди замечают, что они делают, в смысле наблюдения за собственным видением. И неудивительно, что многим нужно учиться, как осознавать самих себя переживающими опыт, сличая текущее восприятие с памятью и ожиданиями.

Внутренние психологические потребности пользователя тоже влияют на его реакцию. Страх перегрузки слишком большим объемом входящей информации часто сокращает любые изменения до таких, с которыми пользователь способен справиться, либо допускает изменения только одного вида. Страх утраты контроля над восприятием переживаний может подавить большинство эффектов и даже приглушить реакции, доведя их до ненормально низкого уровня. С другой стороны, эмоциональная увлеченность какой-то частью окружения может усилить ее восприятие. Внутренние физические потребности тоже влияют на реакцию, например, голод может усилиться настолько, что человек, достигнув состояния кайфа, обнаруживает себя голодным, как волк.

У принимающего марихуану первые несколько раз сенсорные изменения возникают не сразу, а постепенно. Сначала он может заметить усилившуюся яркость и чистоту цветов, затем звуков, еще позже — визуальных структур, например картин или рисунков. (В состоянии кайфа от марихуаны двухмерные фотографии и кинофильмы могут восприниматься в трех измерениях, и при определенных условиях этот навык можно перенести и в нормальное состояние.) Затем может прийти непосредственное восприятие проприоцептивных ощущений. Во время одного или нескольких состояний кайфа возможен любой порядок следования эффектов. Обычно эффекты развиваются до определенных уровней, а затем стабилизируются без дальнейшего усовершенствования. Мне известны несколько человек, которые в состоянии кайфа слушают музыку, и это их основная цель и, очевидно, единственное достижение.

Существуют два состояния сознания, связанных с этими сенсорными эффектами. Основной можно назвать чистым сознаванием. В этом состоянии человек осознает свои переживания со всей полнотой и ясностью, но совершенно обходится без мышления, манипулирования или толкования. Чувства наполняют внимание человека, которое остается пассивным, но впитывает происходящее, обычно переживаемое интенсивно и немедленно. Опыт чистого сознавания не связывается с происходящим.

Другое состояние сознания можно назвать осознанным умозаключением, когда сенсорный опыт связывается со значениями, планами, функциями, решениями и возможными действиями. Это наш нормальный тип восприятия и то, как мы обычно ведем себя в повседневной жизни. Мы не ощущаем мир напрямую, а инкорпорируем его с нашими воспоминаниями, значениями и целями. В состоянии чистого сознавания объекты переживаются как сенсорные качества без вторжения интерпретаций. Существуют примеры этого в обычной жизни. Ощущение сексуального оргазма, вероятно (и надеюсь, в действительности), испытывается при помощи чистого сознавания. Красота природы — цветов, гор, океанов и солнечного заката — это то, что переживается с позиции сознавания без участия мышления.

Эти два процесса сознания были описаны Чарльзом Соллеем и Гарднером Мерфи (Solley & Murphy, 1960, гл. 14) как нерефлексивное и рефлексивное сознание. Алан Уоттс сравнивает состояние сознавания со светом внимания, который обнаруживает широкое поле и озаряет все, что там есть. Осознанное умозаключение он сравнивает с прожектором, который наводится и может направляться даже на более узкую область. Это хорошая аналогия, указывающая, что в состоянии сознавания не происходит никакого намеренного контроля, хотя иногда это тот случай, когда воспринимаемая область при сознавании может быть маленькой, но насыщенной множеством деталей.

Состояние сознавания можно назвать «неизбирательным», поскольку выбор — это часть сознательных функций. Решение, принятое за пределами сознания, нельзя назвать решением «по выбору», поскольку выбор требует сознательных действий. В состоянии прямого сознавания не делается выбор, не принимаются решения и не происходят действия. Течет поток чувств, и человек осознает то, что происходит; если он действует, то делает это без сознательного решения двигаться. (То есть действие регулируется не так, как происходит при сознательном мониторинге за воспринимаемым опытом.) Когда становится необходимым более сложное действие, активируется сознательное внимание, и ощущение используется как стимул, критерий или информация для выбора, планов или действий.

Сознавание не всегда переживается под воздействием марихуаны в чистом виде, а часто смешивается с некоторым, хотя и уменьшенным, сознательным вниманием. Осознание, сознательное умозаключение или осознанное внимание подключают связанную функцию, которая отслеживает опыт во взаимосвязи с прошлыми переживаниями, запомнившимися образами, воспоминаниями, ожиданиями, планами, целями и т. д. Этот вид осознания может проникать в состояние сознавания более низкого уровня. Тем не менее, когда сознавание заполняет внимание, — это «потерянность» в опыте, когда часто даже нельзя запомнить, что происходит. По-видимому, это состояние, в котором функции осознания не присутствуют, и весь опыт происходит на уровне сознавания. Регистрация сознания, внимания и памяти явно не задействуется. (Возможно, внимание имеет место, но либо не запоминается, либо память не доступна для осознания.) Такое состояние чистого сознавания располагается на одном конце континуума различных уровней активности сознания, а на другом конце — состояние, в котором содержание сознавания используется для решений, планов, выводов и т. д. и его первичные чувственные качества не испытываются: это информация, а не переживания.

Приведенный анализ предлагает обоснование для чувственного расширения под воздействием марихуаны, перевода внимания от процессов сознания к процессу сознавания. Мы обычно считаем внимание синонимом сознания, но это ненадежное сходство. Сознание, по-видимому, нечто большее, чем внимание, но мы не можем описать сознание без внимания. Возможно, энергия внимания перемещается в сенсорные процессы и затрачивается меньше на сознательные процессы принятия решений и обдумывания. Если такое происходит, то должно обеспечиваться намного больше энергии для отслеживания чувственных данных, и мы можем ожидать, что чувственный опыт станет более ярким и детализированным.

Интенсивность чувственного опыта, по-видимому, связана с общей пропорцией или объемом внимания, вовлеченного в процесс. Если в сознательных и бессознательных процессах принятия решений, запоминания, оценки и т. д. задействуется внимание, то для сознавания чувственного опыта его становится меньше. Таким образом, одной из возможных причин чувственного расширения при воздействии марихуаны является перемещение энергии внимания от сознательных процессов к процессам сознавания, которые расширяют переживания.

Искажение времени

Существует еще один немедленный эффект от марихуаны помимо чувственного расширения — изменяется восприятие времени. События длятся гораздо дольше: Первый Бранденбургский концерт Баха, к примеру, — много часов. Создается впечатление, что прошло не менее часа, когда в реальности — всего 25 минут. Мысленные фантазии человека продолжительны и сложны, но занимают всего несколько минут реального времени. В этом состоянии воображение и музыка не ускоряют свой темп, он сохраняется, хотя часто протекают более плавно и отчетливо. Возникает ощущение, что внешнее время замедляется, тогда как скорость протекания внутренних переживаний остается прежней. Речь идет не об ощущении скорости или быстроты, а только о том, что внутреннее время употребившего марихуану расширяется.

В нормальном опыте есть сходные эффекты. При скучной беседе кажется, что время течет медленнее, и человек думает с тоской: «Неужели прошло всего пять минут с тех пор, как я последний раз взглянул на часы?»

Здесь уместно обратиться к методу, использованному Линном Купером (Cooper, 1956) для внушения временного искажения под гипнозом. Метроном устанавливается на частоту один удар в секунду. Загипнотизированному говорят, что скорость работы метронома замедляется на один удар в две секунды, в пять секунд и, наконец, в одну минуту. Теперь формально или умозрительно мы можем считать, что внутренний темп испытуемого остался прежним, а внешнее время относительно него замедлилось. Увеличилась ли в действительности собственная скорость испытуемого? Я не знаю и не могу предложить подходящего критерия для определения этого. Исследование мозговых волн показывает, что основной альфа-ритм может возрасти в условиях мерцающего света (т. н. световое движение), но не намного и даже не в два раза от нормального ритма. Испытуемые Купера сообщали, что действительно много раз мысленно приходили к заключению о расширении личного времени, в частности при подсчете воображаемых объектов. Возможно, это подходящая галлюцинация, а может быть, точное описание их действий. (Даже решение настоящих задач нельзя считать валидным тестом, поскольку гении в подсчете могут решать и самые сложные задачи почти мгновенно, и эта способность может быть им доступна и под гипнозом, хотя, насколько мне известно, об этом факте не сообщалось ни в связи с действием марихуаны, ни в связи с гипнозом.) В условии применения этой гипнотической техники, так же как под воздействием марихуаны, субъективное переживание времени разобщается с обозначенным на часах реальным временем.

Этот эффект от действия марихуаны аналогичен эффектам в визуальной и звуковой модальностях. Визуальные сцены часто обретают большую глубину, различаемые звуки становятся более объемными. То же самое и со временем — происходит расширение временной материи, так что начинаешь ощущать его глубину, вместо привычной двухвекторной направленности его течения. Иногда принимающие марихуану объясняют это тем, что происходит очень многое: они быстрее думают или у них одновременно возникает огромное количество мыслей. Возможно, это и есть причина относительного замедления внешнего времени. И вряд ли это случай изменения скорости внутренних процессов; скорее всего человек осознает больший объем воспринятого за данный отрезок времени в результате расширения сенсорных данных. При визуальном расширении замечается большее количество мелочей собственного поведения и поведения других. Это означает, что за один и тот же промежуток времени воспринимается большее количество информации. То же самое справедливо и в отношении проприоцептивных и тактильных реакций. Время — это нечто, регулирующее нормальный темп ввода информации в определенном контексте. Человеку свойствен «стандартный темп потребления», и если уровень поступления информации за единицу времени повышается, то одна из возможных реакций — замедление течения времени. Чтобы осознавать любое изменение в опыте, необходима возможность для сравнения с предыдущими похожими ситуациями. Таким образом, если переживание времени в состоянии кайфа сравнивается с нормальным сходным опытом, или с темпом времени, существующим в нормальном опыте, то оно может восприниматься как замедленное.

Самую основную причину временного искажения под действием марихуаны можно обнаружить, если зафиксировать то, как люди обычно оценивают ход времени, а затем выявить изменения этих критериев под действием марихуаны. Это достаточно сложно, так как никто не знает, как мы судим о времени. Тем не менее некоторые уместные наблюдения все же возможны.21


21 См. «Time and Unconsciousness» (Bonaparte, 1940) для понимания этой проблемы в рамках психоанализа.


Отметим ситуации повседневного и необычного опыта, когда у большинства из нас создается впечатление, что течение времени изменилось. Это такие ситуации, в которых переживание само по себе становится центром внимания и которые не являются средствами для достижения внешних целей. Человек во власти любви, по-видимому, не замечает течения времени. Люди во власти гнева тоже не понимают, сколько времени проходит до того, как утихает эта эмоция или включается эго-контроль. Часы психотерапии, когда раскрывается эмоциональный материал, по-видимому, протекают вне осознания времени. Медитирующие мистики забывают о течении времени, так же как и испытывающие пик-переживания (Maslow, 1964). Во сне, в мечтах, фантазиях, при экстазе и сильных эмоциональных состояниях чувство времени исчезает или изменяется. Так и в состоянии чистого сознания, о котором я уже упоминал, темп времени тоже не воспринимается. Все это личные переживания, в которых сознательное внимание не доминирует; превалирует прямой опыт, а цели, ожидания, планы и решения отходят на задний план. Восприятие времени — это социально подкрепляемая реакция, а переживания и состояния, которые я описываю, не осознаются с социальной точки зрения, внутренне они не подчиняются существующему в обществе времени или расписанию. Гнев нельзя выплеснуть под контролем сознания, то же самое касается и экстаза. Чувства, фантазии, мечты и сознавание не включают в себя ощущения времени, рожденного и поддерживаемого сознанием. Таким образом, при подобных переживаниях течение времени никак не отмечается, и его не замечают в той степени, в которой этот материал становится содержанием сознавания. Прямой опыт всегда происходит вне времени. Время же воспринимается в связи с применением опыта для контроля или предсказания будущего, или интерпретации прошлого, настоящее соотносится с прошлым или будущем. Это одна из основных функций сознания. В нормальном состоянии сознания, когда внутренняя и внешняя входящая информация изменяется или над ней производятся манипуляции, автоматически проецируется требуемое время исходя из прошлого. Это обязывает к сознательному пониманию времени. Один из эффектов марихуаны — уменьшение силы ожиданий и отказ от социально подкрепляемых целей. Таким образом, вневременных переживаний становится больше в соответствии с уменьшением ориентированных на силу и время ассоциаций, что и создает ощущение расширения времени.

То, что, по-видимому, все происходит именно так, некоторым образом подтверждается словами принимающих марихуану о незаметном течении времени. Например, одна девушка рассказывала, как внезапно обнаружила, что во время кайфа незаметно для нее прошло целых 45 минут. Или люди, слушающие музыку, вдруг понимают, что она кончилась, но не способны вспомнить, что слышали, как она играла. Что происходит в таких случаях? Видимо, большая часть внимания человека включается вне времени, так что оно не отмечается до тех пор, пока не возвращается социальное сознание. А после этого кажется, что время стояло на месте, поскольку за этот период ничего очевидного не произошло. Так и во сне, при гипнозе или анестезии нет осознания продолжительности состояния, и кажется, что сознательное время протекает непрерывно от момента засыпания до момента пробуждения.

При восприятии сенсорных стимулов, слушании музыки, фантазировании и т. д. появляется чувство расширенного времени, поскольку внешний опыт заглушается внутренними психическими переживаниями, которые не измеряются во времени, и нет возможности зафиксировать скорость их протекания. Количество времени изменяется по-разному. Если принявший марихуану почти полностью поглощен процессом сознавания, отключив осознанное внимание, тогда он перестанет чувствовать течение времени, и длинный временной отрезок пройдет для него очень быстро.

Сами по себе события находятся вне времени: они всегда в настоящем и не отражают прошлых состояний и не предвещают будущих. Мы сами проделываем это с ними для себя самих. И мы не переживаем ни прошлого, ни будущего, а вспоминаем или строим ожидания, реалистичные или надуманные. Таким образом, то, как мы переживаем течение времени, основывается на нашем сравнении настоящего опыта с памятью о прошлом — обычно прямом прошлом, или с предчувствием будущего и тем, как его достичь.

Психология bookap

Марихуана затормаживает автоматические воспоминания и процессы предвидения. Таким образом восприятие опыта не ограничивается обычными многочисленными столкновениями с прошлым, возможностями будущего и предполагаемыми целями. В контексте, требующем действия, согласно ожиданиям и планам, например при вождении автомобиля, они полезны, и обычно им уделяется повышенное внимание. Но при условии, что ситуация не требует действий или решений, полумрак паттернов реагирования, функций и возможностей, окружающих опыт, отступает, и прямой опыт воспринимается сам по себе, а не его положение в измененной схеме. Благодаря этому настоящее больше не сравнивается с прошлым, и ощущение продолжительности или хода времени опять теряется. («Ход времени» — любопытная фраза, ведь это не поддается эмпирическому наблюдению.) Можно сделать вывод о ходе времени, если отметить изменения в опыте, но и это не будет заключением. То, что поддается описанию, — это мысленный обзор предыдущих изменений, которые привели к моменту настоящего. Если повторно прокрутить в памяти последовательность событий от некоего момента вплоть до настоящего, это позволит почувствовать течение времени. Нам известны события, отличающиеся от тех, которые мы переживаем сейчас, но связанные с ними материальными изменениями, в которых принимали участие мы сами (напрямую или через наблюдение). Это знание и может являть собой «осознание хода времени».

Итак, под действием марихуаны чувство времени искажается. Во-первых, потому что обогащается мысленное содержание и обостряется сознавание процессов, не связанных с потребностью во времени или с его индикацией. Сюда относятся мечты, фантазии, воспоминания о событиях, пик-переживания, эмоции и состояние чистого сознания. Во-вторых, потому что цели, предчувствия и ожидания утрачивают свое значение, так что уделяется меньше внимания возможным изменениям в окружающей среде и человек меньше настраивается на будущие состояния. В-третьих, память о прямом прошлом опыте рассеивается, так что сведений об изменениях становится меньше и внимание переводится на настоящее. Если сознание полностью пассивно и вневременные элементы привлекают все внимание, то кажется, что переживания не подвластны времени. Если некоторые сознательные процессы и связи сохраняются, то течение времени будет казаться замедленным, пока внимание блуждает по тому или иному материалу.