7. Психоделический опыт, вызванный новейшей гипнотической техникой — взаимным гипнозом


...

Второй сеанс взаимного гипноза

Этот сеанс состоялся около месяца спустя после первого. Он был полностью записан на пленку. Анна начала гипноз Билла с техники подъема руки, после чего, чтобы заставить его глубже погрузиться в транс, внушила ему несколько различных автоматических движений рук. Все эти приемы вызвали у Билла гипнотическое состояние глубиной в 9 баллов — не такое уж и быстрое начало.

В этот момент в комнату вошла Кэрол, собираясь понаблюдать за экспериментом, и Анна сказала об этом Биллу: «Сейчас сюда вошла Кэрол и села в углу, но это никак не потревожит тебя, и ты не обратишь на нее никакого внимания». Данное высказывание имеет особое значение в свете дальнейших событий.

Анна продолжала импровизировать с приемами, обращаясь к самым различным аналогиям (следить за движением стрелок часов, за раскачивающимся маятником17 и т. д.), до тех пор пока Билл не сообщил о 18-балльной глубине транса. Затем она внушила ему состояние диссоциации и заставила увидеть самого себя загипнотизированным, посмотреть на себя со стороны, показывающего различные гипнотические явления, например, как его рука теряет вес и всплывает в воздух. Она также заставила его увидеть сон, будто он загипнотизирован сильнее, и через 15 минут Билл сообщил о 29-балльном гипнотическом погружении. Анна выглядела обескураженной такой медлительностью процесса, и я предложил ей попросить Билла подумать о том, что помогло бы ему погрузиться в более глубокий транс. Тогда она сделала Биллу следующее внушение: «Вообрази себе что угодно, что заставляет тебя чувствовать себя более расслабленным, более сонным, более загипнотизированным». Затем Анна в течение пяти минут сидела молча, после чего Билл сообщил о глубине транса в 38 баллов. Затем я стал внушать Биллу (через Анну), чтобы тот начал гипнотизировать ее, но добился от него лишь вздохов, длительного молчания и сообщения о 43-балльной глубине транса. Анна поинтересовалась о его переживаниях. Выяснилось, что он испытал спонтанный регресс и заново пережил приятные ощущения, которые случились с ним 2 года назад. Анна заставила его вернуться в настоящее.


17 Я видел быстрые движения глаз Билла под закрытыми веками, когда ему был внушен образ раскачивающегося маятника.


В дальнейшем с Биллом произошла разительная перемена. Поначалу он невнятно давал типичные суггестивные команды, вызывающие релаксацию, но спустя несколько минут его голос стал драматичным и наполнился силой. Он внушил Анне образ бриллианта в ее руке и заставил сконцентрироваться на нем, а затем почти сразу же внушил, что он исчез и что ее разум очистился. Затем, используя властные команды, он заставил ее расслабиться, начав считать, и досчитав до 20, полностью изменился, став мягче и спокойнее. Анна сообщила о глубине транса в 22 балла.

Затем Билл начал описывать их совместное с Анной «галлюцинаторное» путешествие. Его голос был ровным, спокойным и убеждающим слушателей в том, что он описывает фактические события, происходящие на самом деле, а не что-то «нереальное». Они находились на склоне горы перед входом в тоннель, собираясь спуститься в него, — Билл явно ожидал, что по мере спуска в темный тоннель их гипнотическое состояние будет углубляться. В тоннеле было тихо, все внешние шумы были сглажены, и его атмосфера пропиталась неописуемо приятными и значимыми чувствами. Через несколько минут после начала этого «путешествия» Анна оценила свое состояние в 35 баллов, а Билл продолжал описывать путешествие.

В этот момент я заметил, что Кэрол спонтанно погрузилась в гипнотическое состояние и явно присоединилась к галлюцинациям Анны и Билла: она закрыла глаза, а по выражению ее лица было видно, что она следует инструкциям Билла. Я положил руку на его плечо (введенный во время гипноза сигнал для поддержания между нами раппорта) и сообщил ему, что Кэрол тоже погрузилась в транс и присоединилась к ним. Билл покачал головой, выражая неприятие. В постсессионном интервью Кэрол сообщила, что поняла, что тогда ее отвергли, но она не вышла из гипнотического состояния и оставалась в тоннеле. До конца этого сеанса Билл полностью перестал воспринимать мои прикосновения и окружающую лабораторную обстановку. Как выяснилось в последующем интервью, он сильно противился моим попыткам «вторгнуться» в их с Анной гипнотический мир.

Вскоре Билл внушил Анне, чтобы она продолжала вести его вглубь по тоннелю (что в восприятии испытуемых было равносильно дальнейшему погружению в транс). В это время Анна сообщила о 40-балльной глубине своего транса, после чего замолчала. Подождав несколько минут, я внушил ей, чтобы она вела Билла дальше по тоннелю. Она продолжила описание их путешествия; ее ровная интонация была весьма драматичной. Как и у Билла, в ее голосе проявилось какое-то качество, которое придавало абсолютную достоверность ее описанию. Когда они углубились в тоннель, она отметила ясно различимую музыку и поинтересовалась, не ангельское ли это пение. Она часто упоминала об умиротворяющих, очень расслабляющих и освежающих ощущениях. По ее просьбе Билл оценил свое состояние в 45 баллов.

В этот момент меня заинтересовало, могу ли я внушить им постгипнотические галлюцинации, которые послужили бы поведенческой проверкой глубины сообщаемого ими гипнотического транса. Поэтому я положил руку на плечо каждого испытуемого и сделал им следующее внушение: «Продолжайте идти по тоннелю и углубляться в транс. Я хочу, чтобы каждый из вас нашел в нем какой-нибудь предмет, что-то вроде камня или чего-то еще, что вы могли бы вспомнить, вернувшись сюда, в лабораторию». В постсессионном интервью Билл сообщил, что не услышал этого моего внушения. Анна поинтересовалась у Билла, не нашел ли он в тоннеле бриллианта (того, образ которого он внушил ей при наведении на нее транса), но Билл твердо ответил, что все найденное в тоннеле является его неотъемлемой частью и должно там оставаться.

Я продолжал внушать Анне, чтобы она взяла оттуда что-нибудь с собой — может быть, камень из глубины тоннеля, и выражал надежду, что Билл сделает то же самое. Анне захотелось идти по тоннелю дальше и что-нибудь принести оттуда, но Билл настаивал, что им нельзя этого делать, и затем насильно увел их из тоннеля — это было плохо. Анна очень расстроилась из-за этого, как выяснилось из последующего интервью, ей очень хотелось увидеть, что было в конце тоннеля, и взять оттуда что-нибудь с собой. Чрезвычайно властно и громко Билл заставил их обоих вернуться из тоннеля и попытался дегипнотизировать Анну. После того как он закончил свою попытку по дегипнотизации, я попросил Анну определить глубину своего транса. Она оценила его в 25 баллов, после чего я вывел ее из гипноза (она сообщила, что теперь почти проснулась). Когда я спросил у нее, помнит ли она, что должна была взять с собой из путешествия камень, она подавленно ответила, что нет. Затем она дегипнотизировала Билла, который к тому времени уже был в неглубоком трансе (сообщенная глубина в 9 баллов), а Кэрол пришла в себя сама.

Проведенное сразу же интервью выявило несколько важных моментов, касающихся эксперимента.

Как для Анны, так и для Билла (и для Кэрол тоже) тоннель был абсолютно реален, так же реален, как любые другие впечатления в жизни. Несмотря на то, что там было темно, они странным образом могли «разглядеть» его стены: Анне показалось, что ее брови излучали некий «свет», который не то чтобы освещал окружающую обстановку, а, как она выразилась, просто помогал ей узнавать все, что там было, вслепую. Оба испытуемых описали свои впечатления от фактуры каменных стен, которые были неоднородными — местами мягкими и гладкими, а там, где проступал голый камень, — твердыми и шероховатыми.

Второе важное качество тоннеля заключалось в том, что он, без всяких сомнений, был личным достоянием Билла: Анна чувствовала, что оказалась там только благодаря разрешению и покровительству Билла. Кэрол, как было сказано ранее, поняла, что нарушила границы. Билл заявил о существовании у тоннеля собственных правил. Он напомнил, что в прошлый раз они спускались в колодец, и это был колодец Анны, а в этот раз был тоннель, и он имел большое личное значение для него. Кроме того, Билл считал, что знает, что находится в конце тоннеля и что так сильно хотела увидеть Анна, но не мог позволить ей (или Кэрол) увидеть этого.

Переживания Кэрол тоже представляют большой интерес. Она обнаружила себя загипнотизированной и находящейся у входа в тоннель в тот момент, когда я спросил у Билла, нельзя ли ей присоединиться к ним. Она почувствовала, что он отверг ее (хотя ее глаза были закрыты и она не видела, как он отрицательно помотал головой), но осталась в тоннеле и последовала за Анной и Биллом, стараясь не попадать в «поле их зрения». Она чувствовала себя как ребенок, увязавшийся за родителями, которые запретили ему это делать. Ей, как и Анне, хотелось дойти до конца тоннеля. Когда я внушал Анне и Биллу, чтобы они взяли оттуда что-нибудь с собой, она нашла небольшую картину в деревянной рамке — портрет (незнакомого) человека, но когда Билл сказал Анне, что нельзя ничего с собой брать, картина в ее руках повернулась к ней обратной стороной! После того как Билл стал силком выводить Анну из тоннеля, она, чтобы не быть пойманной, побежала от них и по дороге потеряла свою находку.

Билл утверждал, что догадывался о присутствии Кэрол, но, никого не желая видеть в собственном тоннеле, сознательно не обращал на нее никакого внимания.

Билл сообщил, что больше не воспринимал меня после того, как я сказал ему о намерении Кэрол присоединиться к ним, хотя ему все же казалось, что он смутно слышал мои надоедливые команды. В предыдущем сеансе взаимного гипноза мой голос показался навязчивым Анне. В этот раз, находясь в тоннеле, она воспринимала его как слабый отдаленный голосок, напоминающий голос ее сознания. Она понимала, что это позволяло ей удерживать меня на расстоянии и запросто игнорировать в случае, когда мои слова пришлись бы ей не по нраву.

Анну и Кэрол чрезвычайно занимало то, что находилось в конце тоннеля, куда Билл никогда бы не позволил им дойти. Это привело к удивительным последствиям. Около месяца спустя после этого сеанса Анна приняла участие в тесте на групповой гипноз Поскольку процедура по наведению транса была ей знакома, она решила «вернуться» в тоннель и исследовать его, как только окажется загипнотизированной, но до предъявления тестовых команд на внушаемость. Она обнаружила себя бегущей по тоннелю, чтобы успеть вовремя достигнуть его конца. В конце тоннеля она нашла ярко освещенную пещеру, в которой находился старец с ангельской внешностью. Помещение было наполнено музыкой из невидимого источника. Анна, не откладывая, спросила его, что означает этот опыт; сперва он проигнорировал ее, но в конце концов очень сурово сказал, что не может ответить на ее вопрос, поскольку она без Билла. Затем Анна вновь обнаружила себя в тестовой группе.

После второго сеанса отношения Анны и Билла переросли в крепкую дружбу; они подолгу бывали вместе и стали чрезвычайно близки вследствие совместного опыта. Анне хотелось продолжить экспериментирование с взаимным гипнозом, тогда как Билл потерял к этому всякий интерес. Прошло почти три месяца, прежде чем они согласились на проведение еще одного сеанса. Билл настоял, чтобы при этом не было ни Кэрол, ни других наблюдателей.