7. Психоделический опыт, вызванный новейшей гипнотической техникой — взаимным гипнозом


...

Первая сессия взаимного гипноза

Чтобы начать, Билл погрузил Анну в гипнотическое состояние. Он заставил ее сконцентрироваться на дыхании, закрыть глаза и в конце концов увидеть голубые пары, входящие и исходящие из ее ноздрей при дыхании, а также ощутить себя в гипнотическом состоянии падающей навзничь. Это было радикальным отклонением от стандартизированной процедуры наведения транса пo SHSS. Инструкция сконцентрироваться на дыхании и увидеть голубые пары аналогична некоторым упражнениям по концентрации в йоге. После сессии Анна описала свои переживания во время этого гипнотического внушения как падение со стула снова и снова, хотя подъема после каждого падения не ощущалось — только падение назад. По окончании 7-минутного применения этой техники Анна сообщила о достигнутой ею глубине транса, равного 27 баллам. Бил продолжал углублять состояние Анны при помощи счета и других техник, пока несколькими минутами позже она не достигла глубины транса, равного 40 баллам.

После сессии она описала свои переживания, возникшие во время этого гипнотического погружения, следующим образом: «У меня впервые появилось ощущение действительно утраченного контроля над собой. Я испытала самое необычное ощущение телесной дизинтеграпии — будто от меня отваливались громадные куски наподобие толстой коры дерева. Я тут же испугалась, почти запаниковала, затем успокоила себя, и вскоре это чувство прошло, после чего мое тело исчезло, и я почувствовала что-то вроде души или большого шара разума».

Далее Билл внушил Анне загипнотизировать его. Анна открыла глаза и попросила Билла смотреть на свой поднятый палец, гипнотизируя его с помощью техники фиксации глаз. После того как его глаза закрылись, Анна тоже закрыла свои и стала рассказывать, что она вместе с Биллом спускается в колодец и что к тому времени, когда они достигнут дна, Билл окажется в глубоком трансе. Анна сообщила, что видит на стенах колодца яркие переливающиеся кристаллы, а когда спросила Билла, видит ли он их, тот ответил утвердительно. Дно колодца было достигнуто ими спустя семь минут после начала индукции Анны, и Билл сообщил о своем гипнотическом погружении, равном 13 баллам. Я напомнил Анне, что она должна погрузить Билла в еще более глубокий транс. Она обратилась к технике опускания и подъема руки. Было интересно наблюдать, как Анна показывала необходимые движения, незначительно изменяя положение руки, демонстрируя этим достижение высокой степени эмпатии и раппорта. После этой процедуры Билл сообщил о глубине транса в 36 баллов.

Затем я попросил Анну, чтобы она позволила Биллу углубить ее гипнотическое состояние и напомнила ему отреагировать на мое внушение, когда бы я ни положил свою руку ему на плечо и ни заговорил с ним. Это было сделано для проверки моего раппорта с испытуемыми.

Сначала, приступив к дальнейшему погружению Анны в транс, Билл моргал, но через несколько минут моргание прекратилось, его взгляд зафиксировался и стал устойчивым; это был отличный «гипнотический» взгляд. Он явно стабилизировался в своей роли загипнотизированного гипнотизера. Спустя десять минут Анна сообщила о своем состоянии глубиной в 43 балла; Билл в ответ на мой вопрос сразу после этого оценил собственную глубину транса точно так же.

Теперь Анна приступила к дальнейшему трансовому погружению Билла. Спустя несколько минут оба сообщили о глубине транса в 47 баллов. Анна внушила Биллу, что он лежит на теплом песке под горячим солнцем и слушает плеск накатывающих волн. После этого я заставил Анну увидеть сон, который должен был погрузить ее в более глубокий транс, и вслух описать этот сон Биллу, чтобы его гипнотическое сотояние тоже углубилось. Анна рассказала, что видит во сне, как они вдвоем сидят в машине, находящейся в пустыне, видят дорогу перед собой и бегающих по песку маленьких ящериц, затем они пошли по безлюдному шоссе, чувствуя жару и влажность, но в целом ощущения были приятными.

Билл в ответ на вопрос Анны сказал, что ему снится тот же самый сон. Из последующего интервью стало известно, что оба теперь совсем перестали обращать внимание на свое фактическое окружение и полностью погрузились в свои галлюциногенные миры. Интересно, что в помещении лаборатории к тому времени стало очень жарко из-за раскалившейся под солнцем крыши. Пока же оба испытуемых не осознавали этой жары, но очевидно, она стимулировала без участия сознания содержание их сновидческих миров.

В этот момент Билл перестал откликаться на внешнее воздействие. Когда его попросили углубить гипнотическое состояние Анны, он молча отвернулся и не отвечал. Я поинтересовался о глубине его транса, и он оценил его после короткой паузы в 25 баллов. Затем я попросил Анну углубить его состояние. Анна несколько минут молчала, так что в конце концов я спросил, что она делает. Она ответила: «Заставляю Билла спуститься по лестнице». Поскольку было очевидно, что она «галлюцинировала» углубление транса Билла, я попросил ее делать это вслух, чтобы Билл следовал за ней, на что она немедленно ответила, что Билл с ней!16 Я попросил Анну углубить раппорт с Биллом, раз они вместе на лестнице. Наступило молчание, затянувшееся на несколько минут, затем Анна спросила Билла о глубине его транса, и он ответил, что не знает. Я положил свою руку на плечо Билла и спросил, почему он не может оценить свое состояние. Он ответил, что вопрос не вызвал в его голове никакой ответной информации. Тогда я внушил ему, что он сообщит о глубине своего транса, когда я щелкну пальцами. По моему щелчку пальцами он оценил свое состояние в 57 баллов, выйдя за границу предусмотренной шкальной оценки самого глубокого гипнотического уровня. Его поведенческая инертность и сообщаемая оценка явно свидетельствовали о том, что он вошел в состояние полного транса, намного более глубокого, чем ему приходилось достигать прежде. Поскольку Анна и Билл настолько глубоко погрузились в транс, мне стало интересно, смогут ли они выполнять какие-то действия, не нарушая своего гипнотического состояния. Поэтому я внушил им обоим (через Анну) симулировать пробуждение. По сигналу они оба открыли глаза, выпрямились, закурили, заговорив со мной и парой наблюдателей в комнате (одной из которых была Кэрол, вошедшая к тому времени в комнату) и сообщили о своем пробуждении. Я попросил их по моему щелчку пальцами оценить глубину своего транса, что должно было определить их истинное состояние. Анна сообщила о 32-балльной глубине, Билл о 48-балльной. Оба в заключительном интервью признались, что чрезвычайно удивились собственным оценкам, которые были высказаны ими совершенно автоматически. Анне казалось, что она почти в полном сознании. Билл чувствовал себя бодрствующим, но при этом несколько раз почти полностью «выключался» и соскальзывал в гипнотическое состояние. Оба обнаружили некоторое психомоторное замедление и отсутствие инициативы.


16 В заключительном интервью Билл признал, что они спускались по лестнице вместе с Анной. Как будет описано позже, и Билл, и Анна считали, что у них было много общих подробностей в переживаниях, не вербализированных во время эксперимента.


После того, как они несколько минут побыли в притворном пробуждении, я внушил им, чтобы они перестали притворяться и опять погрузились в гипноз К тому времени Анна сообщила о глубине транса в 38 баллов, а Билл — в 53. В ответ на мое внушение Билл дегипнотизировал Анну при помощи обратного счета, и после полного своего пробуждения (открытые глаза и сообщение о нулевой глубине транса) Анна дегипнотизировала Билла тоже при помощи обратного счета от 48 — его оценки глубины транса, — внушив ему, что он полностью проснется на счет 0. По окончании этого счета Билл сообщил о глубине транса в 12 баллов, так что Анна произвела еще один обратный счет от 12 до 0, добившись его полного пробуждения. Затем мы немного поговорили об эксперименте до тех пор, пока ребята не отправились по своим делам. Сеанс длился чуть больше часа.

На этом первом сеансе было определено несколько основных тем, которые обнаруживались и в последующих. Оба испытуемых были возмущены моим вмешательством, а в особенности тем, что я внушал им, чтобы они выполняли заданные действия. Оба также почувствовали, что были загипнотизированы гораздо сильнее, чем прежде. В дополнение, мне и одному из наблюдателей показалось, что Анна проявила себя в качестве гипнотизера гораздо ярче (и, вероятно, эффективнее), чем прежде: ее голос приобрел «гипнотизм», она придумывала эффективные техники, а не липла к стандартизированным формам SHSS, и ясно обнаружила хорошую эмпатию и раппорт с реакциями Билла. Оба испытуемых были удовлетворены и взволнованы сеансом взаимного гипноза и хотели повторить, хотя Билл много месяцев спустя признался, что дальнейшее исследование было ему безразлично.