7. Психоделический опыт, вызванный новейшей гипнотической техникой — взаимным гипнозом

Чарльз Тарт

Одним из самых занимательных аспектов гипноза остается его способность вызывать у наиболее внушаемых испытуемых весьма необычные субъективные переживания. За прошедшее десятилетие этот феномен ни разу не становился объектом научного внимания: исследования, касающиеся гипноза, акцентировались на объективных измерениях внушаемости (Shor & Orne, 1962; Weitzenhoffer & Hilgard, 1959,1962, 1963), природе гипнотической внушаемости (Hilgard & Tart, 1966) и психологической подоплеки реагирования на гипнотическое внушение (Hilgard, 1965). Исследуя отчеты о некоторых хорошо известных гипнотических явлениях, как правило, называемых феноменами глубокого транса, я был поражен их сходством с многими переживаниями, о которых сегодня сообщается в связи с использованием психоделических наркотиков. Это сходство означает, что сочетание гипнотических техник с психоделическими препаратами может быть весьма плодотворным.

В последние годы было опубликовано несколько статей, посвященных гипнотическому опыту, сходному с психоделическими переживаниями (Aaronson, 1964, 1965а, 1965b, 1965c, 1966b; Erikson, 1966, Fogel & Hotter, 1962b, 1963), и использованию гипноза для контроля или управления психоделическими переживаниями, вызываемыми наркотиками (Fogel & Hoffer, 1962a; Levine & Ludwig, 1965, 1966; Levine, Ludwig & Lyle, 1963; Levine & Ludwig, 1965c). Некоторые дополнительные косвенные свидетельства в пользу того, что гипноз может предложить новую технику для руководства психоделическими переживаниями, представлены и в работе Сьёберга и Холлистера (Sjoberg & Hollister, 1965), которые обнаружили, что внушаемость значительно повышается в сочетании с приемом ЛСД-25 или мескалина.

Цель настоящей статьи — представить примеры психоделического опыта, вызываемого при помощи новейшей гипнотической техники — «взаимного гипноза», как дополнительные свидетельства возможной взаимосвязи между явлениями глубокого гипноза и наркотически вызываемыми психоделическими переживаниями с надеждой, что эти взаимосвязи будут удостоены дальнейших исследований и привлекут большее внимание к глубоким гипнотическим и психоделическим переживаниям.

В 1962 году я заинтересовался следующей проблемой: является ли глубина гипнотического состояния, достигаемого субъектом, относительно постоянной величиной, или его можно значительно углубить применением более эффективных гипнотических техник? Опубликованные с тех пор данные показывают, что испытуемые имеют фиксированный уровень реакций на гипнотическое внушение, который с последующими тренировками, в общем-то, не изменяется (As, Hilgard & Weitzenhoffer, 1963; Cooper, Banford, Schubot & Tart, 1967; Shor, Orne & O'Connel, 1966). Но в то время, когда я проводил это исследование, большинство гипнотизеров считали, что гипнотические способности любого испытуемого могут возрасти с соответствующей тренировкой. Я использовал технику, которая базировалась на идее раппорта — особых взаимоотношений, предположительно возникающих между гипнотизером и гипнотизируемым. Я рассуждал так: если при глубоком гипнотическом трансе достигается наивысший раппорт, то техника, значительно повышающая раппорт, очевидно, может углубить гипнотическое состояние. Для значительного повышения раппорта я решил прибегнуть к следующему методу, названному мной взаимным гипнозом: два испытуемых одновременно выполняют и роль гипнотизера, и роль гипнотизируемого, т. е. А гипнотизирует Б, а когда Б входит в гипнотическое состояние, он (оставаясь загипнотизированным и пребывая в раппорте с А) гипнотизирует А, после чего, когда А под воздействием Б тоже входит в транс (и остается в раппорте с Б), он углубляет гипнотическое состояние Б, который тоже, в свою очередь, углубляет гипнотическое состояние А и т. д. Обычно раппорт — это односторонняя связь: внимание субъекта сосредоточено только на гипнотизере. Эта процедура должна способствовать возникновению двусторонней взаимосвязи, когда внимание каждого участника пары сосредоточено только на другом. Я никогда прежде не слышал об экспериментальном применении подобной гипнотической техники15.


15 Два года спустя я обнаружил, что Милтон Эриксон (1964, а также глава 3 в этой книге) обращался в 1963 г. к технике взаимного гипноза, но субъекты работали в различных экспериментальных условиях и не сообщили ни о каких психоделических явлениях.


За несколько месяцев были проведены три экспериментальных сеанса с участием трех выпускников в качестве испытуемых. Ниже будет представлена некоторая информация об испытуемых, а также описание шкалы самоотчета о глубине гипнотического транса, использованной во время сеансов. Далее будут представлены и прокомментированы основные моменты всех трех гипнотических сеансов, за этим последует обсуждение техники взаимного гипноза и ее эффектов.

Испытуемые

Двое испытуемых — Анна и Билл — принимали участие во всех трех экспериментальных сеансах. Третья испытуемая, Кэрол, случайно оказалась участницей второго сеанса, о чем мы расскажем позже. Все испытуемые являлись выпускниками-психологами в возрасте приблизительно 20 лет. Каждый уже работал в качестве гипнотизера по формам А, В и С согласно Стэнфордской шкале гипнотической внушаемости (SHSS, Weitzenhoffer & Hilgard, 1959, 1962). Описываемая процедура не требует особого мастерства в обычном смысле, подразумевающем искусного гипнотизера, поскольку здесь требовалось только дословное прочтение индукционных и суггестивных инструкций. Никто из испытуемых до этого не имел опыта такого гипноза, как этот.

Исключительность ситуации заключалась в том, что каждый участник эксперимента оказался умеренно гипнабельным. Хотя на эту тему и существует лишь несколько исследований, среди исследователей, работающих с гипнозом, бытует единое мнение, что практически все гипнотизеры сами являются плохими объектами гипноза (LeCron, 1951; Moss & Riggen, 1963; Moss, Riggen, Cayne & Bishop, 1965). Причина этого неизвестна, но объяснение обычно сводится к тому, что в действительности гипнотизер считает свою «власть» «магической» независимо от того, что он говорит испытуемому, и не собирается подчиняться чужому магическому контролю. Таким образом, нахождение испытуемых, одновременно и получивших уже опыт в качестве гипнотизеров, и оказавшихся умеренно гипнабельными, было счастливой случайностью.

Ни один из них прежде никогда не экспериментировал с психоделическими наркотиками.