ТАРАНОВ Павел. "СЕКРЕТЫ ПОВЕДЕНИЯ ЛЮДЕЙ"


...

44. Закон "держания в строгости"

Из посуды без трещин содержимое не вытечет. Так же и человек. В строгих рамках задаваемого ему образа поведения он способен быть существом предсказуемым и не опасным.

Узбек Ахмаджон Адылович Адылов был арестован 13 августа 1984 г. А до этого он был известен на всей территории СССР. Герой Социалистического Труда, Кавалер трех орденов Ленина, руководитель знаменитого Папского агропромышленного объединения. Легендарным был и его арест в Гурум-Сарае. Дом окружили в три кольца солдаты внутренних войск в бронежилетах. Их было две тысячи человек. Пригнали тридцать три пожарные машины, сто грузовиков. Когда его везли в Наманган, через каждые сто метров на дороге стояла милиция, а в салоне «Волги» в его голову постоянно целились три пистолета.

Семь лет, четыре месяца и одиннадцать дней провел он в тюрьме, так и не получив приговора. 24 декабря 1991 г. его выпустили. Вот мнение Адылова о мире через три месяца пребывания на свободе, на 67-м витке жизненной орбиты:

"Я сейчас новый человек и ничего не понимаю. Все разрушено, разграблено, цены страшные. А ведь земля на месте, вода на месте, солнце на месте. Все взятки берут, а порядка все равно нет. Вот я приехал домой из заключения, а свет не работает. Я попытался узнать, в чем дело, никто мне объяснить не может. Тогда я позвал младшего сына и сказал: "Приведи мне этого электрика, который здесь за все отвечает". Когда его привезли, я сказал просто: "Даю два часа времени, и чтобы все горело, иначе буду бить". Через десять минут все заработало и работает до сих пор. Так что порядок навести можно. Было бы только желание…"

Следующая история из тех же далеких «недавних» времен. Поведала о ней в книге "Разговор один на один" И. И. Семенова, много лет проработавшая корреспондентом. Ее собеседницей была сотрудница отдела учащейся молодежи Приморского крайкома ВЛКСМ Лена Мамонова. Лену стоило выслушать, ее рассказ заслуживает внимания.

"— Видите курточку? — спросила она меня (т. е. И. И. Семенову — П. Т.), указывая на синюю «аляску», висевшую на гвозде. — После пожара осталась.

— Какого пожара?

— Ну как же, теплоход у нас горел осенью восемьдесят шестого. Детей наградили поездкой, а посудину пароходство предоставило старую, трубы, котлы — все давно замены требовало. Мы, конечно, этого не знали, но когда ребятишек на борт привезли, первым делом организовали учебу на случай аварии. Разбили на звенья, каждому звену командира назначили, сделали пробную посадку в шлюпки. Сказали ребятам, что в один из трех дней обязательно проведем учебную тревогу. А в первую ночь беда случилась. Пожар, сирена завыла. Мы, взрослые, пока спросонок одежду натянули, к ребячьим каютам бросились — а там уже нет никого. Выскочили на палубу — детишки наши в трусах и маечках по шлюпкам сидят и радостно докладывают, кто первый добежал, требуют поздравить победителей. Они решили — тревога учебная. Паники не было никакой. Команда быстро спустила шлюпки на воду, а там уже военные моряки подоспели, вот в эти самые куртки завернули наших голышей.

Психология bookap

Я вспомнила этот случай. О нем писали в газетах. Вспомнила и потрясение корреспондента от высочайшей степени организованности ребят во время встречи с родителями в Находке. Можете себе вообразить волнение отцов, матерей, бабушек и дедушек. Каждого ребенка ждали несколько взрослых. Достаточно было одного движения, и дети могли быть раздавлены своими и чужими. Вожатые это предвидели. Ребят построили по отрядам, попросили не кричать «мама», «папа» и, ни на кого не глядя, пройти к автобусам. Им объяснили, почему это необходимо сделать.

И дети выдержали испытание. Сформированное представление о пионерской дисциплине сослужило добрую службу. Свидание с близкими произошло чуть позже, но было безопасным".