Глава 5. Боевые пловцы

§ 5.1 История морского спецназа

Боевые пловцы появились одновременно с первыми морскими баталиями, которые разразились между персами и греками в 480 году до нашей эры. Согласно дошедшему до наших дней свидетельству Геродота, эллин Скилл и его дочь Гидна с острова Скион, жители которого славились как искусные пловцы, донырнули до вражеских кораблей и перерезали якорные канаты. Случившаяся ночью ужасная буря разбила о прибрежные скалы несколько десятков боевых судов персов. Таким образом, подвиг Скилла можно считать первой успешно проведенной боевыми пловцами диверсионной операцией в истории человечества.

В последующем боевое применение ныряльщиков продолжало расширяться. Особенно эффективно их использовали в военном флоте Древнего Рима. Там даже существовало специальное подразделение («уринаторес»), в задачи которого помимо разведки и диверсий во вражеских портах входило также подводное обследование и ремонт собственных кораблей. Совершенствовались и тактические приемы водолазов: суда противника римляне пускали ко дну, проделывая сверлами отверстия в бортах, незаметно для спящей команды отбуксировывали их в свои порты, брали на абордаж, неожиданно появляясь прямо из-под воды.

Следует отметить, что в истории мало освещаются морские походы казаков. Вместе с тем, донцы и запорожцы были великолепными мореходами. Кавалерийская история казаков XVIII – первой четверти XX в., блистательных конных воинов, составлявших лучшую легкую кавалерию Европы, заслонила в обычных представлениях предшествовавший период истории казачества. Источники же недвусмысленно говорят о том, что он был но преимуществу морским.

В конце ХУ1-ХУШ в. главными, наиболее значительными казачьими походами были не сухопутные, а морские. Казаки нападали с моря на Темрюк, Керчь и Тамань, черноморские порты Крыма, Очаков и Килию, Варну, малоазиатские крепости Синоп, Трабзон и Ризе, турецкие крепости Кавказского побережья, населенные пункты Босфора и несколько раз на самый Стамбул – столицу великой азиатско-европейско-африканской Османской империи. На громадном протяжении Азово-Черноморского побережья не было ни одного сколько-нибудь значительного поселения, на которое в XVII в. не обрушивались бы с моря донцы и запорожцы.

Казаки спланировали, подготовили и провели множество блестящих военно-морских операций, в особенности по захвату османских военно-морских баз, портов, приморских крепостей и городов. Казачье искусство морского десантирования стояло па очень большой высоте, а тактика содержала многие приемы и уловки; в ход шли изобретения технического плана вроде судна с двумя рулями (на носу и корме), понтона для перевозки тяжелых орудий, транспортного буера и др.(8) Считается, что российская морская пехота родилась при Петре I, но первыми российскими морскими пехотинцами фактически являлись казаки.

Своеобразной была казачья тактика в сражениях с турецкими кораблями, описанная французом Г. Бопланом. Захваты вражеских кораблей с куда более многочисленными командами, чем на казачьих судах, не могли осуществляться без очень умелого, жестокого абордажного боя, непрерывного руководства абордажем, использования орудий (фальконетов) и, естественно, без мастерского применения абордажного оружия. Один из современников свидетельствовал, что в использовании оружия казаки были «тако искусны, яко наилучший польский гусарин и немецкий рейтарин примерен к ним быть не может».

Казачья военно-морская культура не погибла полностью в результате петровского запрещения Войску Донскому самостоятельно выходить в море. В обломках она продолжала существовать и далее. Царские власти иногда и в XVIII в. использовали казаков в отдельных военно-морских операциях. Морские традиции сохраняли и развивали нижнедонские рыбаки, промышлявшие не только в низовьях Дона, но и на Азовском море, и казаки, занимавшиеся торговым мореплаванием. Во второй половине XIX в. активным сторонником возрождения казачьей военно-морской службы и создания казачьей легкой военной флотилии выступал Генерального штаба генерал-лейтенант Н. И. Краснов. При сыне последнего донском атамане П. Н. Краснове, в гражданскую войну, были созданы казачьи Донская и Азовская военные

флотилии; командовал ими донской казак контр-адмирал И. А. Кононов.

В Европе с наступлением Средневековья искусство античных боевых ныряльщиков было практически забыто. Немногочисленные сведения о водолазах той мрачной эпохи связаны в основном с арабскими и турецкими завоевательными войнами. Так, имеются сведения, что во время сражения за испанскую крепость Анделис в 1203 году арабские пловцы взорвали одну из ее стен благодаря заложенной в подводной части фундамента бочке с порохом. Турки, осаждавшие в 1565 году бастион рыцарей-иоанитов на Мальте, также уничтожали береговые батареи христиан пороховыми минами, которые устанавливали водолазы.

Вместе с тактикой действий пловцов-ныряльщиков постоянно совершенствовалось и их техническое оснащение. В начале XVI века гениальный итальянец Леонардо да Винчи создал революционный для своего времени дыхательный аппарат на основе баллонов со сжатым воздухом и прообраз скафандра для перемещения на глубине. О том, что изобретение предназначалось исключительно для военных нужд, красноречиво свидетельствуют пояснительные записи, сделанные рукой самого инженера-ученого: «Закрепи галеру хозяев и остальные потопи, а после этого дай огонь в основание бомбарды… Все дело под водой, весь цикл». Великий сын Италии, намного опередивший эпоху, словно предопределил будущие успехи своих соплеменников. В первой половине XX столетия именно итальянцы вдохнули в покрывшуюся многовековой пылью теорию «подводных действий» новую жизнь.

Новая тактика ведения морской войны возникла на Апеннинах еще в ходе Первой мировой войны. Летом 1918 года военными инженерами итальянского флота на базе обычной торпеды был сконструирован транспортировщик, предназначенный для скрытной доставки диверсантов к предполагаемой цели. Это примитивная полуподводная мини-лодка была способна развивать скорость лишь немногим больше двух узлов (3,74 километров в час). Управлял машиной экипаж из двух человек, которые сидели на торпеде верхом, а их головы и плечи при передвижении выступали над водой. Несмотря на всю топорность аппарата с технической точки зрения в боевых условиях «ноу хау» себя полностью оправдало. В ночь с 1 на 2 ноября два итальянских офицера сумели незаметно подобраться к австрийскому линкору «Вирибус Унитис» и установить на подводной части борта мины с часовым механизмом. В результате мощного взрыва военный корабль водоизмещением 21 тысяча тонн затонул.

С приходом к власти Муссолини Италия начала активные приготовления в предстоящей войне. Одним из основных препятствий на пути к осуществлению амбициозных планов дуче по возрождению Римской империи в границах эпохи Октавиана Августа являлся господствовавший в Средиземном море британский флот. В поисках средств эффективной борьбы с более сильным противником итальянское командование сделало ставку, в том числе и на боевых пловцов. В марте 1941 года была сформирована 10-я легкая флотилия MAS, подводными подразделениями которой руководил капитан 2 ранга Королевского итальянского флота князь Юнио Валерио Боргезе, более известный как Черный князь. Подводные подразделения включали училище для экипажей управляемых торпед и подводных лодок их транспортирующих, а также школу подводных диверсантов в Сан-Леапольдо вблизи Ливорно. Здесь курсанты проходили тщательную теоретическую и практическую подготовку, их учили пользоваться кислородными приборами, совершать дальние заплывы, подолгу находиться под водой, преодолевать заграждения и устанавливать взрывные устройства. В качестве тренировки инструкторы любили устраивать подопечным двухкилометровые марши по морскому дну. Школа диверсантов представляла собой замкнутый мир, существование которого держалось в строжайшей тайне. Добровольцы, желающие стать боевыми пловцами, в обязательном порядке проходили медицинское обследование и тесты на психологическую устойчивость.

Наиболее успешной операцией подчиненных князя Боргезе стало уничтожение зимой 1941 года в Александрийской гавани двух последних английских дредноутов на Средиземноморье. Итальянские пловцы одержали одну из самых блестящих побед в истории морских войн: 6 человек, пробравшись в строго охраняемый порт, взорвали линкоры «Вэлиент» и «Куин Элизабет», а также потопили танкер. Линейные корабли британцев получили настолько серьезные повреждения, что фактически до капитуляции Италии в сентябре 1943 года так и не вернулись в строй.

Существовали боевые пловцы и в Германском Третьем рейхе. Такими нестандартными способами ведения войны на море государства фашистской «оси» стремились хоть как-то компенсировать слабость своих флотов. В марте 1944 года командование германских ВМС сформировало диверсионно-штурмовое соединение «К» (сокращение от слова «kleinkampfverband», буквально – «соединение малого боя»), в состав которого вошли отряды человеко-управляемых торпед, взрывающихся катеров, боевых пловцов-одиночек и подлодок-малюток.

Методы боевой подготовки подводных диверсантов в нацистской Германии были, мягко говоря, весьма необычными, что подтверждают сохранившиеся воспоминания бойцов соединения. «Наша группа держала так называемый «небольшой экзамен мужества» по методу Опладена, – говорится в одном из таких свидетельств.

Нас, человек восемь-десять, выводят на открытую местность и приказывают лечь на землю головой к центру воображаемого круга диаметром 4 метра. Затем в центре устанавливается ручная граната, из которой выдергивается предохранительная чека. Мы считаем секунды. Раздается взрыв, и осколки летят над нами». Кстати, в официальном учебном плане подобные трюки носили весьма прозаическое название: воспитание личной инициативы.

Соединение «К» провело немало успешных операций, наиболее значительными среди которых можно назвать разрушение шлюза в Антверпенском порту, подрывы мостов через реки Орн и Ваал в Голландии и Одер в Восточной Германии. Именно немцы впервые использовали легких водолазов для осуществления речных диверсий, а также уничтожения важных военных объектов на побережье.

Представители этой уникальной военной специальности в иерархии любого силового ведомства всегда стоят особняком. Водолазы-разведчики, подводные диверсанты, «люди-лягушки», «живые торпеды», «морские дьяволы»… Их называли по-разному в зависимости от исторического периода, места действия или характера выполняемых задач. Но во все времена этих людей, по праву считающихся лучшими из лучших, элитой сил специального назначения любого уважающего себя государства, отличали высочайший профессионализм и непроницаемая завеса тайны, которой окутана их тяжелая мужская работа. Частенько забываемые в мирные годы, в критический момент именно подразделения боевых пловцов становятся последним доводом королей и надеждой полководцев, секретным оружием возмездия и козырным тузом, способным переломить ход даже самой безнадежной игры.