ПравообладателямРоссийский ренессанс в XXI веке, Сухонос Сергей
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сухонос Сергей Иванович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге исследуется русский трудовой менталитет в контексте развития человечества и Вселенной. Предлагается концепция закономерного развития России в XXI веке, расширяющая подходы таких учёных, как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.О. Ключевский, П.Д. Данилевский, П.Д. Успенский. В её рамках получен нетривиальный вывод о предстоящем "русском экономическом чуде", которое наступит в момент резонанса внешних условий развития технической цивилизации и внутренних глубинных русских традиций.

PDF. Российский ренессанс в XXI веке. Сухонос С. И.
Страница 98. Читать онлайн

99

его целостный и гармоничный мир трудового и созерцательного общения с природой и с Богом, он этот мир инстинктивно хранил, оберегал пуще своей жизни. "...Заботливого помещика, — пишет P.Ïàéïñ.- поскольку он обычно чаще вмешивался в привычный строй крестьянской работы, скорее всего ненавидели даже пуще, чем его бессердечного соседа, пекшегося лишь о том, как бы получить оброк повыше". А те примеры помещичьей деспотии, на которые так любят ссылаться отечественные демократы, на самом деле не были распространенным явлением. В наше время можно собрать не меньше, если не больше, примеров дикостей социальной жизни. Поэтому на Руси никогда не было рабства в его классической форме, хотя проявления рабства, особенно в помещичьих усадьбах, были.

Мирясь с неизбежностью власти над собой, крестьянин всегда ее лишь терпел. Единственным, кого он всегда ценил, был царь. Но крестьянская преданность ему "была личной преданностью идеализированному образу далекого властителя, в котором мужик видел своего земного отца и защитника. То была не преданность институту монархии как таковому и уж точно не его агентам, будь то дворяне или чиновники...За нею было сокрыто глубочайшее отвращение к политическим институтам и к политике вообще...Русские крестьяне почти никогда не бунтовали против царской власти...Ненависть их направлялась против агентов самодержавия". Поэтому "крестьяне почти во всех обстоятельствах жизни обращаются к своему помещику темными сторонами своего характера", — писал знаток русской деревни славянофил Юрий Самарин. — "Умный крестьянин в присутствии своего господина притворяется дураком, правдивый бессовестно лжет ему прямо в глаза, честный обкрадывает его и все трое называют его своим отцом". Это свидетельствует о глубокой пропасти между чиновничьей Пирамидой в России и общинной жизнью ее основного населения. Смиряясь с необходимостью власти над собой, русский крестьянин воспринимал ее всегда, как чуждую для себя систему, общаясь с которой он мимикрировал под ту роль, которую от него последняя ждала. Особенно ярко это проявилось в советское время, когда одни и те же люди на общих собраниях говорили одно, а на кухнях и в курилках — совершенно противоположное.

Более того. Всерьез проблемы власти, ее устройства и ее принадлежности тем или иным силам народ России никогда не интересовали. Власть была фактически отдана на откуп иностранцам с самого зарождения российской государственности. Сначала это были варяжские князья, затем монгольские ханы, потом польско-литовские паны, а после Петра 1 — западноевропейцы всех мастей. По данным Н. Загоскина на конец XVII века служилые роды на 18,3040 состояли из потомков Рюриковичей, на 24,3',4 — были польского или литовского происхозхдения, 25;4 происходили из других стран Западной Европы, 17040 — от татар и других восточных народов, национальность 10,5 4 не установлена, и лишь 4,6040 были великороссами. В Х'Ч!!! в. доля иностранцев в служилом сословии возросла еще больше и в дальнейшем только повышалась. Эгн уникальные данные как нельзя лучше объясняют отношение к власти русских крестьян, для которых она всегда была иностранной.

Точно также русский крестьянин относился и к государственному добру, полагая, что, воруя его, он лишь возвращает часть ранее у него незаконно отобранного.

Все это породило двойную мораль и двойные нравственные стандарты в русской массе, о которых стоило бы написать отдельную работу. Так, например, если воровство у соседа считалось страшным грехом, то воровство у помещика или государства- чуть ли не доблестью, которой хвалились.

70

ЗагОСкин Н. Очерки организации и прОисхождения Служилого сословия в допетровСкой Руси. Казань.

1 875. О.177-179.

Обложка.
PDF. Российский ренессанс в XXI веке. Сухонос С. И. Страница 98. Читать онлайн