ПравообладателямРоссийский ренессанс в XXI веке, Сухонос Сергей
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сухонос Сергей Иванович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В книге исследуется русский трудовой менталитет в контексте развития человечества и Вселенной. Предлагается концепция закономерного развития России в XXI веке, расширяющая подходы таких учёных, как В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский, В.О. Ключевский, П.Д. Данилевский, П.Д. Успенский. В её рамках получен нетривиальный вывод о предстоящем "русском экономическом чуде", которое наступит в момент резонанса внешних условий развития технической цивилизации и внутренних глубинных русских традиций.

PDF. Российский ренессанс в XXI веке. Сухонос С. И.
Страница 50. Читать онлайн

51

Нет для японца более жестокой кары, чем оказаться выброшенным из общины в чужой мир".

Спрашивается, можно ли представить себе подобное наказание для русского рабочего? Те, кто поработал на производстве, поймут весь комизм этого вопроса. И можно ли применить эту кару к американцам — эмигрантам, колонистам новых земель?

Древняя японская община состояла из нескольких сот человек. Выживаемость в ней зависела от абсолютной преданности ее членов и гармонии взаимоотношений. Лидеры общины всячески поддерживали эти традиции. Эгоизм здесь был исключен. Это принципиально отличало ее от западной культурной традиции.

Скученность японской жизни приучила японцев к великолепному умению работать с партнером предельно надежно.

"- Скажите, пожалуйста, где у вас склад для хранения кормов? — спросил я крестьянина, о хозяйстве которого снимал телевизионный репортаж.

Хозяйство представляло собой два длинных одноэтажных сарая. В них содержалось 50 тысяч кур-несушек.

- Не вижу я и места, где вы держите снесенные курами яйца? — допытывался я.

- Зачем мне склад, если кормов лишь суточный запас? — ответил крестьянин вопросом на вопрос.

- Чем же вы собираетесь кормить кур завтра? — не унимался я.

- Завтра корма привезет господин Хосода. Он специализируется на них, — сказал крестьянин.

- A если не привезет? — предположил я.

- То есть как не привезет? — переспросил крестьянин с интонацией, будто я усомнился в неизбежности восхода солнца.

- Ну, вдруг умрет! — решил я смоделировать экстремальную ситуацию.

- Жена господина Хосоды привезет. — крестьянин говорил со снисходительной уверенностью гроссмейстера, разбирающего для любителя шахматную партию.

- Жена будет хоронить мужа! — стоял я на своем.

- Сын господина Хосоды привезет. — Для крестьянина это было очевидней таблицы умножения.

- Сын уедет на похороны тоже!

- Сосед господина Хосоды привезет.

- У вас, что ж, такой строгий подписан контракт с господином Хосодой? — спросил я.

- Зачем нам контракт? — удивился крестьянин. — Господин Хосода, — разъяснил он, — пообещал мне привозить корма каждый день"~'.

Этот пример — правило повседневной жизни японских крестьян. В России такие ситуации невозможны даже в виде исключения. Заметим, что в промышленность Японии эти традиции перенесены один к одному. "На автомобильном заводе фирмы "Нисан", — пишет В.Цветов,- выпускающем 420 тысяч машин в год, комплектуюших частей имелось на два часа работы конвейера. Смежники привозили эти части с точностью плюс-минус два часа, и на заводе не помнили, чтобы конвейер останавливался". Даже в фантастическом романе нельзя представить такой ситуации в советской или русской промышленности. Это не укор самим себе, это констатация огромной разницы в характере организации труда там и у нас, разницы, которая возникла благодаря различным природным условиям.

' В. Цветов, с. 71-72.

Обложка.
PDF. Российский ренессанс в XXI веке. Сухонос С. И. Страница 50. Читать онлайн