ПравообладателямФасцинология, Соковнин Владимир
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Соковнин Владимир Михайлович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

Фасцинология: Пролегомены к науке о чарующей, доминантной и устрашающей коммуникации животных и человека.


В книге представлены результаты первого в мире комплексного исследования феномена фасцинации, предпринятого известным российским ученым В. Соковниным, заложены основы новой науки, созданной автором в 2002 г. и названной им «фасцинология» - науки о чарующей, доминантной и устрашающей сигнализации и коммуникации животных и человека.


С этой книги по сути начинается фасцинология как новая фундаментальная наука и как новое направление в исследованиях природы человека и общества.


Книга может быть полезной для философов, психологов, этологов, политологов, этнологов, педагогов, искусствоведов и всех, кто интересуется законами и тайнами биологической и социальной коммуникации.

PDF. Фасцинология. Соковнин В. М.
Страница 302. Читать онлайн

Безумие как трансгрессия сознания, выход за пределы привычного и не различаемого в привычном скрытого смысла, часто с подключением мистического, фантазмического и интуитивного состояний психики, представляет собой один из путей сознания к раскрытию тайн мироздания. А. Эйнштейн не раз подчеркивал, как важно для мышления ученого дружить с таинственным и фантастичным и быть "немножко маньяком". Чтобы открыть теорию относительности, недостаточно одного только интеллекта, нужно еще быть достаточно "сумасшедшим", чтобы избрать новые исходные положения, несмотря на всю их парадоксальность, отметил П. Тюийе (443, с. 27).

Едва ли не полвека пробивался Н. Лобачевский к общественному признанию новой, неевклидовой геометрии. Н. И. Лобачевский изложил принципы новой геометрии в феврале 1826 г.. Однако лишь более сорока лет спустя эти идеи стали признаваться и распространяться. В течение четырех лет, Лобачевский публиковал свои идеи в журнале Казанского университета, но они не были замечены широким научным миром. Тогда Лобачевский приступил к публикации своих работ на французском и немецком для того, чтобы они были доступны ученым в Западной Европе. Но лишь к концу 50-х гг. Х1Х в. ему удается опубликовать свою "Пангеометрию'* в Казани на французском и немецком языках. И лишь к 1870 г. математический мир широко познакомился с неевклидовой геометрией и геометриями и-мерных пространств (282).

Идеи Коперника и Галилея были безумными, взрывавшими порядок, установленный религией и ортодоксальной наукой в мозгах их современников. Галилея, как известно, вынудили даже отказаться от своей Идеи гелиоцентризма мироздания.

Цеппелин попытался заинтересовать промышленников идеей управления воздушными шарами. "Бедолага! — отвечали ему, — Разве вы не знаете, что есть три темы, по которым Французская академия наук больше не принимает заявок: квадратура круга, туннель под Ла-Маншем и управление воздушными шарами"." (342)

Но раз есть "безумные Идеи" и "Идеи безумцев", должны быть и "безумные Идеи безумцев". Не по этой ли причине многие народы преклонялись перед блаженными и юродивыми, ожидая от них истинных пророчеств и реформаторских идей? Редко, но такое происходило. Именно редкость попадания и нужна, иначе фасцинации не возникало бы. "Редко да метко", — очень точно отразилось подобное попадание в народной психологии. Неточности забываются, точное попадание на устах у всех и передается как чарующий миф и легенда.

Но где та грань, которая четко отсекает безумные новаторские идеи от сверхценных идей безумцев? И где критерий? Экспертизы ученых? Но еще Маркс очень точно определил одно из качеств профессионализма в интеллектуальной сфере как "профессиональный идиотизм". Традиционализм и консерватизм мышления профессионала, взращенного на определенной сумме аксиом и традициях определенной "уважаемой научной школы", часто бывает неодолимой преградой оценки новых безумных идей. Пуанкаре, который был необыкновенно близок к Идее относительности пространства- времени, не смог тем не менее перешагнуть барьер влияния консерватизма, это сделал безумец Эйнштейн. Находится всегда доктор наук, который бегает по коридорам научных учреждений, власти и средств массовой коммуникации, громя новую идею и ее автора как лжеученого и фальсификатора, призывая на его голову все громы и молнии, вплоть до физического уничтожения. А нередко таких докторов оказывается много и

Обложка.
PDF. Фасцинология. Соковнин В. М. Страница 302. Читать онлайн