ГЛАВА 4. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ ПСИХОЛОГИИ И ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА


...

4.2. Особенности профессиональной подготовки практического психолога

Особенностями профессиональной подготовки специалистов в высшей школе, естественно, является их предстоящая практическая деятельность. В связи с этим психолог в силу особенностей своей профессии всегда находится в определенных отношениях с людьми, которые могут быть как коллегами, так и пользователями, клиентами и заказчиками. Обращение за психологической помощью продиктовано не только индивидуальными особенностями жизни конкретного человека, но и их информированностью о возможностях получения такой помощи.

Благодаря разъяснениям в средствах массовой информации представление о деятельности специалистов-психологов в последнее время значительно повысилось. Это проявляется в увеличении количества обращений к практическим психологам и грамотности психологических запросов в связи с возникшими сложностями в социальной, культурной и религиозной жизни основной массы населения.

Практическая психология в последние годы стала выделяться в отдельную отрасль, и в качестве своего специфического предмета она рассматривает принципы, методы и формы психологической помощи, психологической поддержки, психологического содействия, психологического сопровождения и формирования человека. В связи с этим одной из основных задач практической психологии, по мнению Г.С. Абрамовой, выступает задача обоснования психологического воздействия на человека в целях развития его природных возможностей. В связи с этим в практической психологии выделяют три уровня[15, с. 151] решения предстоящих задач.

Во-первых, это научно-исследовательские задачи, представляющие собой изучение закономерностей развития и формирования личности для разработки методологических основ деятельности практического психолога: конструирование способов, методов и средств профессионального применения психологических знаний в условиях различных социальных систем.

Во-вторых, решение прикладных задач, связанных с разработкой специальных обучающих программ, учебных пособий, методических материалов по практической психологии для подготовки специалистов; обоснование деятельности служб практической психологии, создание проектов, нормативных документов профессиональной деятельности; выработка общих принципов сопровождения развития личности, а также функционирования коллективов, учебных групп и других объединений людей.

В-третьих, практические задачи, как правило, определяются конкретными проблемами непосредственно по месту работы психолога-практика, т. е. в форме оказания психологической помощи конкретным людям. При этом в зависимости от индивидуальных особенностей клиента и степени сложности его проблемы психологическая помощь может носить разный по продолжительности и глубине характер, осуществляться по итогам диагностики в форме психологического консультирования или психотерапии. Но в любом случае психологическая помощь распространяется преимущественно на того, кто за ней обратился.

Будущим психологам важно осознать, что их профессиональная деятельность связана с необходимостью осуществлять эффективное общение с разными людьми. Фундаментом возникновения и развития рефлексии будущих психологов является взаимодействие субъектов учебно-профессиональной деятельности, которое требует понимания в согласовании целей, методов и приемов для достижения результата.

Таким образом, профессиональная деятельность определяет уровень профессиональной подготовки будущих специалистов. Под профессиональным образованием в связи с этим мы понимаем специальное образование, которое характеризуется как процесс приобретения профессиональных знаний, умений и навыков, необходимых для решения задач профессиональной деятельности и развития значимых качеств личности.

Но при всем этом существует и еще один аспект в работе психолога-практика, который затрудняет подготовку профессионалов. Речь идет именно об умении решать задачи помощи человеку. Даже в математике хорошая теоретическая подготовка не гарантирует успешного решения задач. В психологии, где каждая задача всегда уникальна из-за уникальности человека, поиск решения, способного действительно помочь человеку и не создать ему новых проблем, всегда предполагает синтез науки и искусства; чтобы его осуществлять, необходим «дар божий», который шлифуется не столько обучением, сколько воспитанием, формирующим психолога как личность с повышенным чувством ответственности за свои дела. Легко записать в стандарт набор личностных компетенций, но где технологии, способные сформировать эти компетенции, и где преподаватель, владеющий этими технологиями? Ниже мы постараемся в той или иной степени ответить на данные вопросы.

Процесс получения такого образования, механизмы усвоения профессиональных знаний и умений, формирование начальных этапов профессионализма является предметом исследования педагогической психологии. На современном этапе развития она изучает возрастные и индивидуальные особенности личности в системе образования; психологические основы профессионального обучения и профессионального воспитания; психологические аспекты профессиональной деятельности и ее субъекта, т. е. человека-специалиста.

В связи с этим необходимо отметить, что любая образовательная система, ее организация и содержание учебных программ определяются как минимум двумя факторами:

а) возможностями самих обучающихся;

б) социальным заказом, требованиями общества к содержанию, продолжительности и качества образования.

Эти факторы детерминируются спецификой различных ступеней образовательной системы: дошкольной, школьной, средней специальной и высшей. Однако необходимо отметить, что на рынке образовательных услуг потребителям требуются в первую очередь люди, овладевшие «ремеслом», которые приобрели необходимые знания и умения, значимые для профессиональной деятельности. Следует учитывать, что ориентация учебных заведений и обучающихся на сегодняшний день, требования рынка не должны занимать ведущее место в подготовке специалистов с высшим и средним специальным образованием. Такая привязка к запросам рынка труда неизбежно обрекает практику на консервацию старых технологий и техники, потому что подготовленные для них кадры могут работать лишь по старым технологиям и не умеют не только создать новые направления деятельности, но зачастую даже их освоить. Нам представляется, что обучение ремеслу оказывается выгодным лишь в первом поколении технологий, тогда как обучение профессии ориентировано на будущее.

Сегодня психология стала востребованной практической профессией. Это требует увеличения доли овладения ремеслом в обучении психологов-практиков. Поэтому было бы целесообразно для них создать особый стандарт. Однако работа психолога-практика, который не ограничивается решением прикладных задач организаций и учреждений, а пытается помочь отдельному человеку справиться с проблемами, требует не только, а может и не столько владения ремеслом, сколько профессионализма в понимании человека. И плохо, что академическая психология не имеет выхода на человека, а теория практикующего психолога только создается.

Основными условиями (основаниями) профессионального становления специалиста могут быть следующие.

Первое – творческое отношение и подход к делу.

В профессиях, ориентируемых на работу с людьми, неопределенность ситуаций значительна: человек как объект и предмет труда требует и заслуживает неповторимого, индивидуального к себе отношения.

Только профессионализм соизмерим с творческим отношением к делу, он постоянно совершенствуется, видоизменяется, рождается в процессе самой работы, на каждом ее этапе. При этом этапы могут и не вытекать из предшествующего, а рождаться моментом истины чего-то нового – мысли, чувства, понимания, действия. В противном случае человек всего лишь реализует стереотипы поведения, мышления и чувствования, лишенные живой мысли, живого чувства. В данной ситуации выход только в одном, а именно – это выход за рамки стереотипов, казенщины, формализма.

Внутренним средством и основным условием профессионального успеха и мастерства будет являться полная вовлеченность в то, что делается в данный момент. На практике это ясно видел К.С. Станиславский, который писал: «…Если человек не умеет собирать мысль, чувство, слово, бдительно не умеет все силы своего организма заставить действовать в одну сторону, в одном направлении, он похож на несносную мигающую лампу, невыносимую для зрения. Человек, не владеющий этой силой бдительного внимания, вечно раздваивающийся в своих задачах, – только ремесленник»[150, с. 80].

Это условие творчества Станиславский положил в основание своей системы: «Мы нашли две общие всем ступени творчества: сосредоточенность и бдительность внимания… Моя система учит ежеминутному творчеству, в которое входит сосредоточенность < … > через сконцентрированное цельное внимание < … > Центр человеческого творчества – внимание. На него и надо ставить упор, его надо развивать и контролировать»[там же, с. 54, 57, 82].

Ряд исследователей в области психологии профессионализма подчеркивают важность для специалиста владеть этим внутренним средством деятельности: «Занимаясь каким-то делом «здесь и сейчас», важно уметь мобилизовать себя… на полную отдачу сил. И отдача здесь обязательно обернется обретением: наши способности – как умственные, так и физические, как общие, так и специальные – развиваются только в напряженной деятельности»[63, с. 108].

Практика показывает, что хирурги высокого профессионального уровня, как правило, делают только одну короткую, но чрезвычайно трудную часть операции, в условиях исключительно собранного внимания. «Внимание настолько совершенно, что я забываю о времени, о своем теле, об окружении, о других людях. Я ничего не осознаю, кроме своих рук»[цит. по: 10, с. 8].

Полная вовлеченность является необходимым условием успеха и в работе психотерапевта, так как понять человека, почувствовать чужое горе зависит не от его чувственности как таковой, а от того, присутствует ли он полностью в своих возможностях перед этим человеком. Научиться «пребывать» тут, быть «совершенно присутствующим» трудно, но при общении с человеком только такое «совершенное присутствие» имеет смысл, подчеркивает митрополит Антоний Сурожский[151, с. 15].

Таким образом, профессионалом является такой человек, который может и должен соответствовать требованиям текущего момента, умеющий разрывать свою непрерывность, освобождаться из-под власти стереотипов и порождать совершенно новый, предельно точный, единственный и необходимый ответ.

Вторым основанием профессионализма будет являться органичное переплетение работы практического психолога и социальной жизни.

Более определенно по этому поводу говорил М. Хайдеггер: «…по-настоящему мастер присутствует лишь в своей работе»[163, с. 102].

В связи с этим можно подчеркнуть, что деятельность профессионала всегда имеет личностный оттенок, т. е. в ней всегда отражается и воплощается его личность. Во всем, чем он занимается, будут просматриваться его мысли или поступки, он будет соответствовать себе и в то же время узнавать самого себя. На этот «узел», прочно связывающий себя и дело, не раз опирался в своей практической работе К. Юнг: «…только наши дела покажут, кто мы есть»[168, с. 432].

В этом видится стойкая потребность выражать самого себя в своем деле, в этом проявляется отличие в деятельности профессионала от простого исполнителя. Потребность в воплощении самого себя в своем деле видится нам как базовое условие становления стойкого интереса, мотива к той или иной профессиональной деятельности. Жизненные пути выдающихся психологов, ученых с убедительностью обнаруживают именно это стойкое качество профессиональной мотивации.

В связи с этим очень важно в обучающихся пробуждать потребность «выражать себя в деле», а не просто обогащаться информацией, открывая перед будущим специалистом возможность занять принципиально иную позицию по отношению к учебно-воспитательному процессу, к жизни в целом. Это является особой задачей высшей школы.

Третьим основанием, без которого просто немыслим процесс профессионального становления, будет являться уровень развития ценностно-смысловой сферы. Сопоставляя творчество Моцарта и Сальери, Б.М. Теплов обращает внимание на то, что именно ценностно-смысловая сфера профессионала является той высшей организующей инстанцией, которая либо способствует расцвету творчества, либо разрушает этот процесс, а вместе с ним и личность профессионала: «.сочинение музыки для Моцарта было включено в жизнь, являлось своеобразным переживанием жизненных смыслов, тогда как для Сальери никаких смыслов, кроме музыкальных, на свете не было, и музыка, превращаясь в единственный и абсолютный смысл, роковым образом стала бессмысленной. Сальери становится рабом «злой страсти», потому что он, несмотря на глубокий ум, высокий талант, замечательное профессиональное мастерство, – человек с пустой душой. Наличие одного лишь интереса, вбирающего в себя всю направленность личности и не имеющего опоры ни в мировоззрении, ни в подлинной любви к жизни во всем богатстве ее проявлений, неизбежно лишает человека внутренней свободы и убивает дух»[153, с. 308–309].

Надо отметить, что студенты нуждаются в уточнении, развитии, конструировании своего личностного ценностно-смыслового пространства, осознании места и роли в нем профессиональных ценностей.

Анализ анкетирования – диалога студентов психологического факультета МГУ, как правило, дает сложные системы смысловых связей, раскрывающих профессионализм. Так они ориентируются на саморазвитие, самореализацию, где подразумевают свое развитие, раскрытие своей универсальности и стремление реализоваться в жизни.

Под личностным самоопределением они подразумевают поиск ответа в себе и не стремятся перекладывать ответственность на других; пытаются исходить из внутреннего стержня во всех своих действиях.

Под профессиональным самоопределением они подразумевают:

• стать хорошим специалистом, быть востребованным в обществе, жить в контексте жизни других людей, утвердиться в обществе. У них выражена ориентация на конечный результат – стремление стать интересным человеком и оставить о себе память, передать что-то последующим поколениям;

• иметь определенный социальный статус, имидж, позволяющий сделать карьеру, в личной и общественной жизни, быть популярным и уважаемым у пациентов;

• иметь экзистенциональные ценности, подразумевающие умение прощать, терпеть, доверять и быть счастливым и свободным. Обрести полноту и радость жизни.

Анализ выявленных смыслов и форм приводит нас к выводу о том, что студенты таким образом сообщают нам общекультурные и профессиональные штампы, которые необходимо учитывать в специальной подготовке. Сформулированные ими смыслы еще не наполнены их личным, конкретным внутренним опытом, и, соответственно, им еще не принадлежат и не стали их «внутренними свойствами», подмечал А.Н. Леонтьев.

Поэтому перед педагогом всегда стоит вопрос: каким образом выявленные смыслы внедрить в сознание обучающихся? Вот почему необходимо в процессе совместной деятельности создавать условия для творческой атмосферы, чтобы обучающиеся сами открывали возможности своей будущей профессии и ориентиры предстоящего профессионального становления.

Практическая деятельность психолога требует от него высокой степени оперативности, креативности, динамизма, способности быстро принимать решения в различных ситуациях социального взаимодействия.

Однако необходимо учитывать и следующее: чтобы психолог состоялся как специалист, ему недостаточно овладеть профессионально необходимыми знаниями, умениями и навыками, методами и нормами предстоящей деятельности, недостаточно даже рефлексивных способностей и других методических умений. Для этого просто необходимо трансформировать сознание, изменить язык и стоящие за ним значения и смыслы. Это не происходит путем простого усвоения специальной лексики и определения понятий. Необходимо, чтобы изменилось «видение» и, соответственно, «картина мира». Это – долгий и не всегда успешный процесс. Так, при изучении иностранного языка трудно отучить студента от использования речевых оборотов родного языка. «…Человек оказывается не готов принять иной смысловой мир и пытается «вписать» его в смысловую систему родного языка, в результате чего «.иностранный язык отторгается сознанием изучающего его субъекта… Задача обучающего – помочь обучающемуся вписать в свой индивидуальный контекст новый смысловой мир. < … > Качественно изменяя языковую картину мира индивида, новый язык неизбежно влияет и на общую картину мира в когнитивной сфере. Усвоение новой языковой системы в конечном счете приводит к изменению «угла зрения» на окружающий мир…»[165, с. 70, 72] – пишет Т. К. Цветкова.

Видимо, подобное происходит и с усвоением профессионального языка. Его также необходимо «вписать» в смысловую структуру, которая сыграет роль посредника в процессе присвоения новой системы понятий и соответствующей трансформации языковой картины мира. Именно схемы задают картину мира и организуют чувственный опыт. В связи с этим задачей образования является освоение имеющихся в культуре схем и развитие способности к порождению своих собственных. Освоение и выработка схемы в какой-либо предметной области становятся инструментариями теоретической и практической деятельности специалиста.

Благодаря организованной профессиональной подготовке студент может стать классным специалистом, способным решать стандартные задачи в пределах своей компетентности. Но профессионалом можно стать, только утверждая в себе возможность движения по вертикали, постоянно превосходя в себе уже сложившиеся стереотипы поведения и мышления. Такое понимание профессионального становления – «личностный рост» – внутри и через специальные виды общественно востребованной работы реализуется на практике по пути самосовершенствования, требующего инициативы и прямого влияния педагога. Отсюда становится понятной важнейшая роль наставничества в образовании психолога-исследователя. Очевидно, что институт наставничества необходим и для будущих преподавателей психологии. Именно в моменты духовной близости наставник и его подопечный открывают в себе возможность и получают опыт непосредственной работы с человеком. Профессиональное становление определяется временной перспективой и задается привлекательным образом профессии и себя в ней как профессионала. Вот почему задачей построения детально проработанного образа собственного профессионального будущего и своего личного, как профессионала, является центральной задачей на ранних этапах профессионализации психологов. Необходимо отметить еще одно направление профессиональной подготовки, связанной с профессией «психолог», которая предъявляет существенные требования к личности специалиста.

Эти характеристики личностного развития раскрыты в многочисленных трудах отечественных ученых и зафиксированы в различных нормативных документах (например, в «Квалификационных характеристиках»), а потому хорошо известны и состоявшимся профессионалам, и студентам. Остановимся только на одном профессионально важном качестве, которое чаще всего обозначается как система установок на безоценочное принятие другого человека. Эта центральная, смыслообразующая характеристика означает представленность в профессиональном сознании психолога другого человека как потенциального субъекта своей профессиональной деятельности. Это кажется настолько очевидным для представителей профессий типа «человек – человек», что об этом редко глубоко задумываются.

В целом, исходя из имеющихся в психологической науке данных удивляет и настораживает не столько само наличие эгоцентрической направленности, сколько ее выраженность у молодых профессионалов-гуманитариев. Конечно, можно говорить о том, что эгоцентристы – это прежде всего те студенты, которые уже решили свои личные проблемы и потеряли интерес к профессии. Можно ссылаться на достаточно юный средний возраст выпускников и предполагать, что в будущем жизнь все сама расставит по местам, однако можно отнестись к данной проблеме несколько иначе. Как отмечает Ф.Е. Василюк: «Каждая профессия оправдывается в конечном итоге какой-то высшей ценностью, и в отношении к этой ценности должна прежде всего ориентироваться»[14]. Психология в силу своей изначальной неоднородности и многопарадигмальности ориентируется на разные ценности. Но думается, что априорной ценностью для профессионального психолога (как и вообще для любого культурного человека), должен быть другой человек. По словам С.Л. Рубинштейна, «.для всего моего существования как человека, фундаментальным является существование другого человека… Я для другого человека и другой для меня являются условием нашего человеческого сущес-твования»[136, с. 97].

Если в преподавании ориентироваться на эту изначальную ценность, то само получение профессии психолога, вне зависимости от первоначальной мотивации ее приобретения, должно способствовать развитию просоциальной направленности личности, т. е. преобладающей ориентации на гуманистические, общечеловеческие ценности. А этого, похоже, не происходит. Кстати, такая ситуация не нова. Еще на рубеже XIX–XX вв. В.В. Розанов, некоторое время занимавший пост министра просвещения России, подчеркивал, что: «Образование… конечно, неизмеримо увеличивает количество содержащегося в душе, но замечательно, что оно почти не изменяет при этом самой души, не утончает ее требований, не возвышает ее стремлений, не делает ее более чуткой и отзывчивой при восприятии»[134, с. 59]. Может быть, исходя из того, что личность психолога является основным инструментом его профессиональной деятельности, следует несколько сместить образовательные акценты и вспомнить о том, что личность не учат, личность формируют всем укладом социальной жизни, организацией учебно-воспитательного процесса в учебном заведении, где, по нашему глубокому убеждению, сам уклад социальной жизни, организация учебной работы, само отношение профессорско-преподавательского и административного состава, чистота и порядок в аудиториях, планшеты и картины на стенах, цветы и занавески на окнах должны формировать личность. Только в этом случае мы можем считать, что учебное заведение свою задачу в той или иной ее степени выполнило. Иначе будет происходить тиражирование специалистов, подготовленных интеллектуально и операционально-технически, но «недозрелых» нравственно и личностно.

Главными видами занятий являются обычно лекции и семинары (традиционные формы). Однако для подготовки психологов следует активнее применять наряду с традиционными неклассические (нетрадиционные) формы, которые позволяют существенно активизировать студенческую аудиторию, вызвать у нее повышенный интерес к изучаемым дисциплинам. В этом плане интересными оказываются такие формы, как: лекция-визуализация, лекция вдвоем, лекция-пресс-конференция и др.

В лекции-визуализации у преподавателя появляется возможность сопровождать вербальную информацию рисунками, структурно-логическими схемами, диаграммами, опорными конспектами и т. д. Такую лекцию отличает достаточно высокая дидактическая и визуальная эффективность.

Лекцию вдвоем целесообразнее всего применять, когда в содержании материала есть противоречие между теорией и практикой, между новыми и старыми знаниями. Диалогическое взаимодействие двух преподавателей протекает через преодоление имеющихся и возникающих антиномий. Данная лекция создает благоприятные условия для реализации личностных качеств преподавателей. При этом оба преподавателя должны быть совместимы в интеллектуальном и психологическом планах. Этот вид лекции способствует развитию у студентов альтернативного мышления и формирует культуру ведения дискуссии.

Иногда следует использовать лекцию-пресс-конференцию. Организационно-методически эта лекция может быть построена по заранее заданным вопросам, касающимся конкретной темы, или по вопросам, которые студенты формулируют непосредственно на лекции после объявления темы. Важным результатом этого вида лекции является то, что студенты приобретают опыт лаконичной формулировки вопросов и ответов, учатся активному оппонированию, убедительной аргументации и сосредоточенности.

В то же время хотелось бы отметить, что использование нетрадиционных форм лекций требует от преподавателя большого интеллектуального напряжения, серьезной теоретической подготовки и соответствующего педагогического опыта.

По своему дидактическому значению оправдывает себя практика организационно-педагогического разнообразия семинарских занятий. В процессе подготовки студентов к преподавательской работе в вузе особенно важно варьировать формы семинарских занятий. Для преподавателей не представляет труда проводить семинары в форме диспутов, деловых игр, решения педагогических ситуаций, дискуссий и др. Для этого имеются достаточно солидная учебно-методическая база и опыт. В течение ряда лет преподавателями вузов успешно «эксплуатируется» форма занятия «семинар-дискуссия». Развивающий потенциал такого семинара очень высок.

Семинар-дискуссия как никакой другой позволяет обеспечить в процессе обучения взаимодействие трех компонентов; преподаватель – содержательная учебная информация – студент. Именно в процессе полноценно и методически обеспеченной дискуссии студенты включаются в основные мыслительные операции (анализ, синтез, сравнение, классификация, систематизация, абстрагирование, обобщение, конкретизация).

Так как обязательной составной частью дискуссии является вопросно-ответная процедура, то опыт убеждает в том, что участие студентов в этой работе помогает им обретать умение формулировать уточняющие и восполняющие, закрытые и открытые, корректные и некорректные, простые и сложные вопросы. То же касается и ответов на поставленные вопросы. Студенты благодаря дискуссии учатся различать ответы определенные и неопределенные, прямые и косвенные и т. д. Положительный эмоциональный фон на таких семинарах позволяет активизировать продуктивную деятельность студентов.

Нам представляется, что развивающие возможности семинара, особенно в форме дискуссии, далеко не исчерпаны, они могут совершенствоваться.

Немаловажную роль при проведении занятий с обучающимися играет использование активных методов и приемов обучения, направленных на развитие рефлексивных способностей и умений. Это: методы решения разнообразных задач с проблемно-конфликтным содержанием, метод групповой дискуссии, методы по организации совместной деятельности в процессе решения учебной задачи, метод амплификаций, метод рефлексивных вопросов, метод рефлексивных инверсий, метод рефлексивных контрастов, метод проблематизации и др. Основной их задачей будет являться организация глубинного диалога между участниками образовательного процесса через интеграцию на учебных занятиях и во внеучебное время психологических приемов тренинга гуманистической направленности и традиционных образовательных методов и приемов, позволяющих формировать всесторонне развитую личность специалиста-гуманитария.

Объективно возрастающая роль образовательного процесса в развитии личности, ее способности управлять собой, самостоятельно усваивать постоянно обновляющуюся информацию побуждает пересмотреть наши представления о методах обучения. Анализ зарубежного и отечественного опыта разработки и использования образовательных технологий и методов позволяет выделить те из них, которые в наибольшей степени обогащают мотивацию учебной деятельности, содействуют развитию профессиональных компетенций.

Таким образом, мы определились, что традиционно методы делятся на неимитационные (лекция-беседа, пресс-конференция, круглый стол, семинар, дискуссия, консультация и т. д.) и имитационные (анализ конкретных ситуаций, игровые технологии, тренинг, видеотренинг, кейс-стадии, методы решения задач с проблемно-конфликтным содержанием и т. д.).

Неимитационные занятия представляют собой средство передачи информации непосредственно от преподавателя к обучаемому. Активизация обучения осуществляется через прямые и обратные связи между преподавателем и обучающимися. Отличительная черта имитационных занятий – наличие модели изучаемого процесса, его учебного (упрощенного) аналога.

Как важнейший момент обучения при подготовке психологов рассматривается нами возникновение паузы молчания в процессе взаимодействия участников образовательного процесса. Будущим психологам необходимо осознать, что умение молчать и использовать тишину в терапевтических целях является одним из важнейших навыков консультирования, приемов эффективного взаимодействия. Тишина в психологическом консультировании иногда означает нарушение консультативного контакта, тем не менее она бывает и совершенно осмысленной, рефлексивной, свидетельствующей об особенной глубине отношений. Внешнее замедление темпа учебного занятия при возникновении паузы молчания является вполне оправданным, содержательным, ценным в плане психологического анализа возникшей ситуации для будущего психолога, способного быть чутким к различным смыслам тишины, научившегося сознательно создавать и использовать паузы в общении, молчание становится особенно терапевтически ценным, так как оно увеличивает эмоциональное взаимопонимание взаимодействующих, представляет возможность собеседнику погрузиться в себя и изучить свои чувства, установки, ценности, поведение и позволяет человеку понять, что ответственность за беседу лежит на его плечах.

Немаловажную роль в формировании компетенции будущих прихологов играет метод проектов. Он заключается в том, чтобы стимулировать интерес обучающихся к определенным проблемам, разрешение которых предполагает владение некоторой суммой знаний, и через проектную деятельность, предусматривающую решение одной или целого ряда проблем, показать практическое применение полученных знаний. Другими словами, он реализует баланс академических и прагматических целей при соблюдении соответствующего их соотношения в зависимости от этапа обучения.

В основе метода проектов лежит развитие критического мышления, познавательных навыков обучающихся, умений самостоятельно конструировать свои знания и ориентироваться в информационном пространстве. Кроме того, он позволяет педагогу планировать свою деятельность от целей первого (общего) уровня, попутно достигая цели второго (частного) уровня, а обучаемому – активизироваться и ориентироваться на самостоятельное решение проблем.

В ходе организации учебного процесса обучающиеся приобретают знания в процессе выполнения практических заданий-проектов, что позволяет индивидуализировать учебный процесс и сделать его более интенсивным, предоставляя обучающимся возможность выбрать свой темп продвижения к конечным результатам.

Метод проектов является технологией, которая позволяет преподавателю формировать педагогические ситуации по различным основаниям (ситуация неопределенности, кооперации и т. п.) и на основе различного предметного содержания. Компетенция будущего специалиста проявляется и формируется в конкретной деятельностной ситуации. Поэтому метод проектов является наиболее очевидным способом формирования ключевых качеств личности, поскольку он универсален и эффективен по отношению к предметному содержанию.

Таким образом, в процессе обучения большое значение имеет выработка у студентов умений и навыков применения полученных знаний на практике.

Однако следует учитывать, что переизбыток практики не всегда идет на пользу обучающимся. Часто тренинги без теоретической базы просто не усваиваются, поскольку подсознательно они воспринимаются как нечто более легковесное и у студентов возникает ощущение, что им «недодали» важную информацию.

В связи с отмеченным необходимо обозначить методы, позволяющие, на наш взгляд, вести успешную учебную деятельность.

Умения и навыки формируются с помощью метода упражнений. Сущность этого метода состоит в том, что учащиеся производят многократные действия, т. е. тренируются (упражняются) в применении усвоенного материала на практике и таким путем углубляют свои знания, вырабатывают соответствующие умения и навыки, а также развивают свое мышление и творческие способности. Из этого определения следует, что упражнения, во-первых, должны носить сознательный характер и проводиться только тогда, когда учащиеся хорошо осмыслят и усвоят изучаемый материал, во-вторых, они должны способствовать дальнейшему углублению знаний и, в-третьих, содействовать развитию творческих способностей студентов.

Для отработки навыков практической психологической деятельности в первую очередь используются упражнения для формирования умений в организации и поддержания раппорта с клиентом, формирования терапевтического контакта, эмпатийного принятия, слушания, интериоризации, ведения конструктивного спора, сбора и анализа данных и т. д. То есть это большой комплекс умений который может тренироваться в виде:

а) устных упражнений;

б) письменного анализа предоставленного материала;

в) выполнения практических заданий и т. д.

Для организации тренировочных упражнений по применению знаний на практике существенное значение имеют те приемы, которые используются в процессе формирования умений и навыков. К этим приемам относятся следующие:

• первый – объяснение цели и задачи предстоящей тренировочной деятельности с опорой на усвоенные теоретические знания,

• второй – непосредственная демонстрация упражнения;

• третий – первоначальное воспроизведение действий обучаемыми по применению знаний на практике;

• четвертый – последующая тренировочная деятельность студентов, направленная на совершенствование приобретаемых практических умений и навыков.

Конечно, не всегда эти этапы выступают с достаточной четкостью, однако подобная ступенчатость в той или иной мере присуща образованию любого умения и навыка.

При подборе упражнений существенно важно, чтобы они сочетали в себе подражательную и творческую деятельность учащихся и требовали от них сообразительности, размышлений, поиска собственных путей решения той или иной задачи.

Подобная методика направлена на улучшение самостоятельной работы учащихся, базируется на глубоком логическом анализе того фактического материала, который лежит в основе формирования научных понятий, практических умений и навыков.

Групповая работа имеет несколько специфических методов, применяющихся в процессе обучения студентов: имитационные занятия, работа в малых группах, видеосъемка с ее последующим анализом, просмотр видеофильмов учебного содержания, рефлексия, работа с ситуативными задачами, ко-терапия, супервизия.

Имитационные занятия предусматривают имитацию индивидуальной или коллективной деятельности в выбранной сфере. Предварительно преподаватель разрабатывает имитационную модель объекта, процесса и консультативной деятельности. Имитационные занятия могут быть игровыми и неигровыми. К игровым относятся: деловые игры, разыгрывание ролей, игровое проектирование. К неигровым имитационным занятиям можно отнести: метод конкретных ситуаций, метод паузы (молчания), имитационные упражнения, индивидуальный тренинг.

Моделирование как самостоятельная работа слушателей по разработке собственной модели консультирования в режиме личностно-ориентированных технологий, с обязательным обсуждением работы (моделей консультирования).

Рефлексия в виде дискуссии по результатам деятельности педагогов и обучающихся.

Для практического обучения студентов-практиков в отдельных вузах создаются лаборатории практического психологического консультирования граждан – «психологические клиники», где могут применяться следующие методы формирования практических знаний, навыков и умений.

Ко-терапия представляет собой метод обучения психолога-практика и студентов старших курсов, состоящий в организации совместного консультирования, в процессе которого непосредственно консультационную деятельность ведут два терапевта, один из которых на начальном этапе обучения является ведущим, второй – ведомым. В идеальном варианте это союз двух специалистов, в равной степени участвующих в процессе.

Немалое число консультантов (особенно групповых) предпочитает работать с ко-терапевтом. К преимуществам такой работы относятся наличие разных углов зрения на проблему, и возможность делить функции, возможность отдохнуть и привести себя в рабочее состояние, пока второй ко-терапевт работает, возможность обсудить и получить обратную связь по поводу своего реального поведения в процессе консультирования. Сотрудничая, терапевты расширяют и спектр возможных реакций переноса. Кроме того, отчетливее проявляется природа и степень выраженности искажений переноса, поскольку пациенты расходятся в своих реакциях как на каждого из ко-терапевтов, так и на отношениях между ними. Важным аспектом, делающим необходимым данный метод обучения в процессе подготовки практических психологов, – это возможность снизить страх начинающих консультантов, повысить их компетентность. Приступая к консультированию, присутствие студента в роли ко-терапевта уже обеспечивает ему повышение его компетентности, дает возможность включенного наблюдения процесса, снижает тревогу и создает необходимую для эффективного обучения атмосферу принятия и доброжелательности.

Следующим методом является супервизия, необходимость которой в процессе формирования практических навыков психологической работы не вызывает сомнения. Супервизия позволяет специалистам акцентировать внимание на целях и направлениях своей работы, формировать системные подходы к стратегии и тактике проводимого консультирования, планировать и прогнозировать эффекты вмешательств, осознавать свои ошибки и корректировать индивидуальные планы проводимого консультационного вмешательства. Для понимания специфики проведения супервизионных занятий определим основные составляющие этого процесса:

а) супервизор – это квалифицированный специалист-психолог, проводящий супервизию путем профессионального консультирования студента, осуществляющего практическую работу. Супервизия, в данном случае, проводится преподавателем-практиком на основе наблюдения и анализа зафиксированных фрагментов практической работы студента с непременным обсуждением особенностей терапевтического контакта, выстраиваемого в процессе консультирования, текущей и планируемой стратегии и тактики воздействия. Обсуждение проводится в форме диалога и обратной связи преподавателя-супервизора, завершается его устными рекомендациями и письменным заключением;

б) супервизируемый (объект супервизии) в данном случае – это студент, самостоятельно проводящий практическое консультирование. Потребность в супервизии определяется необходимостью профессионального и личностного роста студента как практического психолога, что приводит к необходимости квалифицированного анализа проведенной работы. Предварительная подготовка к процессу супервизии заключается в фиксации необходимых фрагментов практической работы с клиентом (разные фазы работы: от интервью и формулирования запроса, выделения психологических мишеней и заключения контракта, информирования клиента о целях и последовательности избранных методов воздействия, до подведения итогов работы). Кроме того, суперви-зируемый должен предусматривать концептуальное обоснование выбранной стратегии консультативного воздействия. В фокус внимания супервизии попадают также личностные проблемы супервизируемого при наличии тесной связи первых с ошибками практической психологии.

В процессе супервизии педагог, осуществляющий данную работу, организует поддерживающие, нормализующие и сдерживающие вмешательства, в целях создания в процессе обучения атмосферы доверия, создающей возможность открытого обучения, совместного исследования и диалога в процессе работы. Содержательный диалог имеет принципиальное значение для обучения специалиста-практика, позволяет систематизировать представления о методах консультационной работы, лучше разобраться и в аргументации оппонента, систематизирует мышление.

Наряду с этим задачи супервизии включают: помощь студенту в ходе обучения; рассмотрение проблемы клиента с разных точек зрения; свободное высказывание своих концепций; стойкое перенесение изменения своего представления о мире; научение в управлении эмоциональными реакциями и аффектами; наработку профессионального опыта, научение консультанта слушать, внимательно наблюдать все вербальные и невербальные проявления клиента и т. д. При этом для анализа в процессе супервизии могут предоставляться разные уровни консультационного процесса: специфика взаимодействия в процессе консультирования, эффекты переноса и контрпереноса, особенности консультативного контакта и контакта между психологом и клиентом, стратегии консультирования, выбираемые психологом методы воздействия, собственные реакции консультанта, этап практической работы, и т. д.

В процессе супервизии используются такие методические приемы, как наблюдение, анализ, обсуждение, обратная связь, рекомендации.

Проведение супервизионной сессии должно начинаться с выявления фокуса внимания супервизии и формы, в которой она будет проходить.

Кроме того, С.А. Кулакова указывает на то, что супервизия должна позволять студенту открыто размышлять, высказывать предположения, задавать любые вопросы независимо от степени их важности и обсуждать свои переживания в той мере, в какой супервизируемый считает нужным, не испытывая страх перед критикой, унижением или шантажом. В рамках обучения студент должен иметь возможности выражать инстинктивные реакции на пациентов, обсуждать проблему контрпереноса, высказывать свои сомнения и делиться своими ассоциациями и догадками. Контрперенос может быть обнаружен супервизором или самим терапевтом в ходе супервизии, а также заподозрен с появлением неожиданных изменений поведения или необъяснимых аффективных реакций. Эти события могут происходить в психотерапии или супервизорских сессиях и нуждаются в проработке.

Несмотря на достоинства метода, во-первых, часто в процессе работы супервизор сталкивается с сопротивлением. Зачастую мысль о том, что работа подвергается оценке, вызывает у обучающегося чувство тревоги, беспокойства и уязвимости, значительно ухудшающее его действия. В этом случае необходимо помнить, что чувства беспомощности и смятения нередко сопровождают начальный этап процесса обучения, поэтому для сохранения взаимного достоинства и профессионального роста преподаватель и учащийся должны терпимо относиться к чувствам друг друга. С точки зрения многих психотерапевтов, положительный эффект супервизии зависит от удовлетворения потребности обучающегося в супервизорской поддержке, уважении и обучении. Если каких-то элементов не достает, супервизия может быть «сорвана», а у супервизируемого возникнут негативные переживания.

Во-вторых, проблема, вызывающая сложности супервизионного воздействия, состоит в специфике личностных качеств самого супервизора. Неэффективный супервизор, по мнению С.А. Кулаковой, характеризуется следующими качествами: неподдерживающий, ригидный, закрытый, негибкий, не уважающий супервизируемого, колеблющийся, нечеткий, непрямой, имеющий жесткие установки в отношении мужских и женских ролей.

Супервизия предполагает множественные уровни ответственности, так как супервизор выступает в роли учителя и оценщика. По мнению С.А. Кулаковой, на первом уровне супервизии идет обучение сбору базисной психологической информации о клиенте и анамнезе возникновения предоставляемой для консультанта проблемы. Идет отработка планирования системы практической помощи. Второй уровень является более сложным для анализа, так как на этом уровне выделяются и анализируются такие процессы и явления, как консультационный процесс, психодинамические параметры, включая перенос, контрперенос, сопротивление и продвинутые методы воздействия.

Уровни супервизии определяются целью супервизии, соотносятся с уровнем профессиональной подготовки супервизируемого. В рамках обучения практических психологов студенты начального этапа обучения скорее нуждаются в практическом обучении выполнению приемов консультационного воздействия и в личностно-професси-ональной поддержке (обучающий уровень), а общающиеся выпускного этапа – в анализе качества работы и обратной связи квалифицированного специалиста.

Супервизия первого (базового) уровня связана с личностно-профессиональной поддержкой, помощью в целях повышения его уверенности, развития необходимых личностно-профессиональных качеств, с наставничеством в выборе направления и стиля работы. Обычно это – совместный поиск и позитивное подкрепление ресурсов молодого специалиста, способствующие развитию таких личностно-профессиональных качеств, как эмпатия, конгруэнтность, аутентичность, спонтанность, активность, способность к концептуализации и др.

Супервизия второго уровня включает преимущественно обсуждение трудностей и ошибок в проведении различных стратегий и методов консультирования, рекомендации по их устранению.

Для начинающего психолога во время супервизии его работы может быть полезной дидактическая помощь.

К ней, как правило, можно отнести:

• подсказку (информирование). Затрагивает те области работы, в которых студент еще не имеет достаточной теоретической осведомленности. Подсказка может принимать форму цитаты (если супервизору не лень и хочется побыть мудрым) или рекомендации «почитать то-то»;

• обучение навыкам работы;

• обучение навыкам анализа ситуации и построения гипотез. Включает развитие способности к воспроизведению отрезка работы, интерпретации событий, выделению темы, а также способность к оперированию этой информацией в терапевтических целях;

• инструкции и задания могут касаться формы совершенствования какого-либо навыка практической работы, сознавания своих чувств и реакций в консультационной ситуации, осозна-вания стереотипов восприятия и действий, супервизор может давать их как во время работы (по договоренности), так и после нее, для реализации на следующей сессии;

• комментарии к работе супервизируемого;

• контроль и оценку действий студента.

Таким образом, для проведения эффективной супервизии и наставничества в процессе профессионального роста студент, как правило, нуждается в балансе поддержки и критики со стороны преподавателя[74].

В процессе работы у них расширились знания об особенностях профессиональной деятельности психолога. Произошли изменения внутренних смыслов, ценностей, целей, мнений, представлений. У отдельных появилось стремление изменить себя.

В то же время преподавателю психологии следует постоянно помнить, что из-за своей непрактичности теоретические знания студентов в скором времени теряются и забываются. При этом можно выделить ряд причин непрактичности знаний студентов, таких, как их несвязанность, расчлененность по различным предметам и курсам, отсутствие межпредметных связей, несформированность навыков и умений, оторванность преподавания от реальной практической деятельности. В теоретическом обучении студенты получают знания в одних областях, без всякой связи с этим проектируют схемы в других областях, абстрагируясь от первого и второго, осваивают какие-то практические виды работ в третьей. В контексте данной проблемы представляет особый интерес анализ и творческое осмысление опыта театральной педагогики, так как в ходе обучения студентов в театральных вузах происходит активное и действенное освоение актерского и режиссерского мастерства, что обеспечивает студенту высокий уровень готовности к профессиональной деятельности. Итоги обучения профессиональному мастерству обеспечиваются по качеству реального профессионального продукта – участию в самостоятельной постановке и игре в курсовом и дипломном спектаклях.

Весь процесс строится как система последовательных творческих заданий, в ходе выполнения которых студенты путем специальных тренировок развивают в себе необходимые профессионально важные качества, осваивают профессиональные навыки и умения и обретают при этом опыт их применения к практическому решению определенных профессиональных задач.

Этот опыт интересен и тем, что с первого занятия он обеспечивает максимальную вовлеченность обучающихся в выполнение учебных заданий, их высокую творческую активность и инициативность, полноценный диалог с педагогом и активное взаимодействие друг с другом, что позволяет по ходу учебы выстраивать опыт оптимального профессионального обучения. С первых занятий оказывается эффективно задействованной и профессиональная мотивация студентов. При этой форме обучения у педагога есть возможность выявить, учесть и при необходимости скорректировать индивидуально-психологические особенности студентов. А в связи с этим так организованная учебная ситуация обеспечивает возможность полноценного воспитания будущих специалистов.

Опыт, описанный в книге М.О. Кнебель[65], воплотил в себе многие прогрессивные принципы, разработанные позднее в концепциях человекоцентрированной педагогики (Роджерс, Фрейберг, 2002), педагогики сотрудничества (Соловейчик, 1999, 2000), личностно ори-ентированой педагогики (Зеер, 2003), инновационной технологии и организации учебного процесса (Ляудис, 2000), деятельностного подхода к обучению (Талызина, 1980, 2003; Талызина и др., 1987) и т. д.

Творческое осмысление опыта театральной педагогики, как и освоение в реальной педагогической деятельности методических разработок прогрессивных форм преподавания в вузе, могло бы быть полезным для оптимизации подготовки психологов. Но для этого необходима профориентирующая информация о содержании и о психологической структуре деятельности психологов разных специализаций, о психологических требованиях, которые предъявляет человеку работа в рамках той или иной специализации. Это приводит к тому, что профессиональный выбор, согласно концепции профессионального самоопределения Е.А. Климова (1993, 1996), оказывается деформированным и происходит во многом вслепую. Студенты не могут осуществить адекватную профессиональную самоидентификацию, чтобы понять, соответствуют ли их личные качества и психологические данные требованиям выбранной специализации. Такая самоидентификация во многом основывается лишь на интуитивной самооценке.

В связи с вышеизложенным состоянием профессиональной подготовки психологов можно подчеркнуть, что связать, интегрировать все циклы можно, если только сделана ориентация на практическое обучение, и то – на старших курсах. При этом оно должно быть высшим, в определенном смысле, завершающим звеном учебного процесса, поскольку непосредственно направлено на подготовку молодого поколения к профессиональной деятельности.

Необходимо добиваться того, чтобы обучающиеся усваивали не отдельные (разрозненные) друг от друга знания и умения, а овладевали комплексной процедурой, в которой для каждого выделенного направления присутствует соответствующая совокупность образовательных компонентов, имеющих личностно-деятельностный характер. Реализацию такого типа обучения обеспечивают новые образовательные технологии, которые должны стимулировать обучение посредством действия, обмена опытом, изучения ситуаций, экспериментирования, сотрудничества, «позитивного» совершения ошибок, творческого разрешения проблем, обратной связи посредством социального взаимодействия, постановки и представления идей и проблем исследования ролевых моделей и в особенности посредством взаимодействия с внешним миром. Роль педагога в такого рода технологиях изменяется от традиционной преподавательской функции («ментор», «контролер», «информатор») к реализации подхода, который стимулирует гораздо более активную роль обучающихся в учебном процессе. Он становится «консультантом», «модератором» (организатором группового взаимодействия студентов), «тьютором».

Так, преподаватель-тьютор должен обладать способностью оперативно решать, сколько ответственности и самоконтроля передать студентам, как достигать максимального социального взаимодействия и стимулировать совместную работу студентов, каким образом развивать их мотивацию и вовлеченность, стимулировать эксперименты, поощрять проявление инициативы и принятие самостоятельной ответственности, в том числе за развитие своих персональных умений, моделей поведения и знаний, а также формировать и развивать у студентов совокупность компетенций, позволяющих адаптироваться в динамичном мире. Именно ключевые компетенции становятся объектом измерения и оценки эффективности образования, соотнесения их с квалификационными испытаниями, карьерным ростом. Настоящий преподаватель психологии должен иметь «резиновое» терпение и «стальные» нервы. Он никогда не должен обижаться ни на кого, это позволит ему избежать конфликтных ситуаций и лишний раз поставить себя на место другого.

В практике подготовки психологов может активно применяться и метод изучения конкретных ситуаций, применяемых в технологиях обучения менеджеров, более ста лет. Он эффективен прежде всего для формирования таких ключевых профессиональных компетенций менеджеров в процессе обучения, как коммуникабельность, лидерство, умение анализировать в короткие сроки большой объем неупорядоченной информации, принятие решений в условиях стресса и недостаточной информации. В этом качестве он выступает как принципиально необходимое дополнение к классической лекцион-но-семинарской методике проведения занятий в высшей школе.

Этот метод применим и при подготовке преподавателей и студентов, участвующих в непосредственной дискуссии по характерным проблемам человека. Примеры случаев обычно готовятся в письменном виде, как отражение актуальных психологических проблем человека, изучаются студентами, затем обсуждаются ими самостоятельно, что и дает основу для совместных дискуссий и обсуждений в аудитории под руководством преподавателя. Метод конкретных ситуаций, таким образом, включает специально подготовленные обучающие материалы и специальную технологию использования этих материалов в учебном процессе. В данном случае выделяются его главные составляющие, такие как «обсуждение», «дискуссии», что, естественно, не случайно. Традиция использования конкретных ситуаций в обучении исходит из принципа «движение к истине важней, чем сама истина».

Таким образом, метод конкретных ситуаций предполагает:

а) подготовленный в письменном виде пример ситуации из практических задач психологической помощи человеку;

б) самостоятельное изучение и обсуждение ситуации обучающимися;

в) совместное обсуждение психологических ситуаций в аудитории под руководством преподавателя;

г) обсуждения методологии принятия решения обучающимися.

Акцентирование внимания на активном участии студентов в изучении и обсуждении конкретных ситуаций представляет собой отличительную особенность западного стиля обучения. Оно воплощается не только в рассматриваемом нами методе, но и лежит в основе самостоятельной работы студентов, их инициативности, которые предполагают определенные правила игры, распространяемые на работу в командах.

Данный метод не может применяться, если нет собственно самого предмета обсуждения – самой конкретной ситуации. В ходе организации учебного процесса конкретные ситуации обобщаются, стиль их варьируется от многостраничных, сознательно перегруженных информаций, до конкретных и по-своему непростых, но элегантных – одно-двухстраничных, чаще встречающихся в практике, и применяемых в начальном периоде обучения. Если попытаться разобраться во всем этом многообразии, то можно выделить наиболее существенные черты каждой конкретной ситуации, которая будет отличаться по следующим направлениям:

а) учебная ситуация специально готовится (пишется, редактируется, конструируется) для целей обучения. В этом смысле это «препарируется» автором из практики работы практического психолога. Методическая проработанность конкретных ситуаций, используемых для обсуждения или других учебных целей, должна создать творческую и одновременно целенаправленную, управляемую атмосферу в процессе обсуждения;

б) учебная ситуация должна соответствовать определенному концептуальному полю того учебного курса или программы, в рамках которого рассматривается. Учебная ситуация потому и учебная, что учит, формирует определенные профессиональные навыки в контексте конкретного научного и методического направления. В противном случае мы получаем не целенаправленное и систематическое развитие профессиональных качеств обучающегося, а случайное, главным образом, субъективное его восприятие отдельных сторон жизнедеятельности человека;

в) множество ситуаций, но при любых их разновидностях, работа с которыми должна научить студентов анализировать конкретную информацию, прослеживать причинно-следственные связи, выделять ключевые проблемы и (или) тенденции в поведении человеческой личности. Наличие реальной, актуальной с точки зрения обучения информации будет являться необходимым, хотя и недостаточным условием наличия учебной ситуации.

Если же задаться вопросом, а что такое идеальная конкретная учебная ситуация, то нам представляется, что это:

• занимательная история конкретного человека или имевшиеся проблемы поведения человека в той или иной ситуации;

• внутренняя интрига, головоломка, требующая решения;

• обилие информации, анализ которой нетривиален и требует поиска дополнительной информации;

• актуальная проблема, способная дать продолжение ситуации в будущем;

• более или менее типичная ситуация, совпадающая в главном – «теории» вопроса.

По своему назначению конкретные ситуации в области практической психологии в самом укрупненном виде можно разделить на иллюстрированные, аналитические и связанные с принятием решений.

Нам представляется, что перед тем как приступить к описанию новой ситуации, не стоит подгонять ее под определенный тип. Как и любой литературный жанр, разработка ситуаций является творческим процессом и в содержательном отношении неформализуемым, а конечный результат может быть и неожиданным для автора. Однако в любом случае необходимо соблюдение определенного формата (стандарта изложения) ситуации. Нам представляется, что формат ситуации в письменном виде должен включать:

• титульный лист с кратким, запоминающимся названием ситуации (в примечании необходимо указать автора и год написания);

• введение, где упоминаются герой (герои) ситуации, рассказывается, где, в какой фирме трудится, в каком учебном заведении учится, дается краткая характеристика сотрудников организации, где находится предполагаемый герой; указывается время начала предполагаемых действий;

• основную часть, где содержатся главный массив информации, внутренняя интрига, проблема человеческой личности;

• заключение, где ситуация может «зависать» на этом этапе своего развития, который требует соответствующего решения проблемы.

Нам представляется, что тип, сформулированный вопросами для обсуждения и относительно неглубокой структурностью самого «обоснования» ситуации достаточно сбалансирован и поэтому оптимален.

Методика обучения, основанная на разработке и обсуждении «определенным образом» конкретных ситуаций, кроме собственно самой ситуации должна включать соответствующее информационное сопровождение. Целесообразно важную, но косвенную информацию, связанную с внутренней проблемой ситуации, переносить в приложения.

Кроме приложений, в полный комплект учебной конкретной ситуации входят: заключение по ситуации, в котором излагается само «решение», представляющее развитие ситуации в реальной жизни, и что еще более важно, – записка для преподавателя, которая описывает методические особенности работы с ситуацией в «классе», представляет авторский анализ ситуации, т. е. содержит те драгоценные советы, без которых работа становится полной импровизацией.

В западном бизнес-образовании заключение и тем более записка для преподавателя не дается. Нежелание придать гласности фактически главные учебно-методические рекомендации по разбору ситуации объясняются тем, что нецелесообразно навязывать одно-единственное видение ситуации, даже если оно и дается в авторском изложении. Принцип, состоящий в том, что одна и та же ситуация может иметь несколько решений, поиск которых необходимо поощрять в процессе обсуждения, постоянно декларируется в западной методической литературе. Возможно имеют место и более прагматические цели.

Тем не менее «идеальный» комплект материалов для работы с учебной конкретной ситуацией может выглядеть следующим образом:

• собственно сама ситуация (текст с вопросами для обсуждения);

• приложения с подборкой различной информации, передающей общий контекст ситуации (копия необходимых документов, публикаций, фото и др.);

• заключение по ситуации (возможное решение проблемы, последовавшие события);

• записка для преподавателя с изложением авторского подхода к разбору ситуации.

Что касается компьютерных версий ситуаций, то это, бесспорно, чрезвычайно эффективный, хотя и более дорогой, чем традиционный, путь развития методических разработок в современных условиях. Особенно важны такие инновационные подходы в разработке ситуаций при работе в программах дистанционного обучения.

Написание, подготовка по полной программе конкретных ситуаций в методическом отношении позволяет в достаточной степени овладеть данной методикой, пройти весь цикл работы с ситуацией. Хотя необходимо отметить, что даже с учетом всех полезных рекомендаций описать конкретную ситуацию очень непросто. Первая проблема, которую необходимо будет решать, это ответ на вопрос: откуда брать исходный фактический материал, после творческой обработки которого и рождается более или менее удачная ситуация. Вариантов здесь три. Первый вариант состоит в том, что за основу берется история, а чаще всего фрагмент жизни реального учреждения, где трудится тот или иной человек, информацию о котором получает автор ситуации непосредственно в ходе исследовательского консалтингового проекта или целенаправленного сбора сведений.

Может быть использован и материал, получаемый преподавателем у клиентов, которые обращаются в психологическую клинику за помощью. Но в этом случае необходимо соблюдать все правила этики человеческих отношений, связанные с неразглашением личностной тайны. Используется материал в виде видеозаписей, рекомендованных для обучения по определенным направлениям психологии, непосредственно консультативной работы консультанта с клиентом.

Подобный подход в информационном отношении наиболее полон и глубок. Главное его преимущество состоит в том, что проблемы организации познаются «изнутри», без серьезных промежуточных искажений. Возможность подготовки таких, в полном смысле слова, оригинальных ситуаций в практике ситуационного обучения в очень большой степени объясняется широким развитием консалтинговой деятельности, которая выступает как массовый поставщик материала для ситуаций.

Второй вариант представляет собой использование вторичных источников, прежде всего из средств массовой информации, специализированных журналов и изданий, информационных вестников и буклетов. Подобная информация всегда неполна, как правило, искажает картину социальной жизни и нередко просто неточна. Но даже при всех этих недостатках данным источником информации нельзя пренебрегать. В своей основе газетные или журнальные публикации вполне могут использоваться в качестве исходного информационного материала для подготовки ситуаций, тем более что здесь есть и положительные моменты. Решается проблема ссылок, упоминания конкретных названий, имен персонажей и других подобных вербальных параметров, что иногда непросто реализовать при первичном сборе информации. Рассматриваемый способ менее трудоемок, поскольку приходится иметь дело с уже собранной, и по-своему систематизированной информацией. Поэтому при невозможности получить информацию из первоисточника подобные публикации необходимо рассматривать как стратегический, и к тому же бесплатный ресурс в технологии ситуационного обучения.

Третий, по всей видимости наименее распространенный вариант, представляет собой описание вымышленной ситуации. К числу недостатков такого подхода следует отнести максимальную отстраненность от реальной социальной жизни и проблем коллективов организаций, где подразумеваются действия человека. А это противоречит самой сути метода конкретной ситуации. За исключением случаев, когда ситуацию придумывает специалист, имеющий обширный опыт профессиональной подготовки ситуаций и хорошо разбирающийся в социальной психологии и психике человеческих отношений. При наличии хорошей основы обработки материала и редактирования ситуации, что является творческим процессом, ее занимательность, хороший литературный стиль, реальная внутренняя головоломка, коллизия перекроют нехватку какой-либо информации, ее неточность в разумных пределах, «додуманность» каких-либо событий.

Далеко не все преподаватели, использующие конкретные ситуации в обучении, пишут их сами. Например, помимо неорганизованного, случайного получения ситуаций от коллег, на семинарах должны быть определены более систематизированные механизмы доступа к ним.

При всей важности разработки ситуаций всегда надо помнить, что их потребителями являются студенты, участники программ подготовки практических психологов. Имея на руках даже первоклассные ситуации, преподаватель может «провалиться», если не будет профессионально готов к работе с ними, не сможет сориентироваться на группу, на особенности метода конкретных ситуаций, если не привьет обучающимся вкус к работе с ситуациями, в том числе и самостоятельно. Для этого, как это ни парадоксально, необходимо избегать чрезмерного увлечения новой методикой, правильно, «без излишеств» интегрировать метод конкретных ситуаций в соответствующую программу подготовки. Прежде чем «вбрасывать» ситуацию в аудиторию и думать о том, какой технологии работы с ситуацией отдать предпочтение, очевидно необходимо задаться более общими вопросами, а именно: «Какое место будет занимать разбор ситуации в общем контексте учебного курса или программ? Какое время будет затрачено на данную методику в общем балансе учебного времени?».

Но было бы методической ошибкой стремиться построить весь курс исключительно на основе рассмотрения конкретных ситуаций. Нам представляется, что такую цель даже не стоит ставить. Необходимо помнить, что искусство обучения в современных условиях предполагает использование различных методов и технологий, в том числе и конкретных ситуаций. Важно следование внутренним принципам метода конкретных ситуаций, заключающимся в инициировании самостоятельного изучения студентами ситуаций, формирование их собственного видения проблем и их решения, выработки умения дискутировать и обсуждать ситуацию со своими коллегами и преподавателями. С этой точки зрения, наряду с традиционным, классическим разбором ситуаций в малых группах и последующей презентацией в общей аудитории, можно рекомендовать для широкого распространения в последующем, индивидуальный письменный разбор ситуаций с последующим обсуждением в аудитории. Такой письменный разбор можно продемонстрировать как завершающий этап подготовки психологов. Возможны и другие варианты сокращенного аудиторного обсуждения, где в группах может насчитываться от 12 до 15 человек. С презентацией решения ситуации выступает каждый студент. Главное, чтобы подобная практика подготовки специалистов по психологии перешла от этапа становления, освоения к нормальному профессиональному развитию.

В связи с отмеченным и имеющийся анализ подготовки специалистов-психологов на современном этапе позволяет выделить несколько важных принципов:

Во-первых, подготовка психолога для науки и практики должна включать в себя большой блок дисциплин общегуманитарной и общефилософской подготовки, обеспечивающих содержание высшего образования.

Во-вторых, любая профессиональная подготовка должна быть основана на объемном курсе общей психологии. Он должен быть дополнен спецкурсами, необходимыми для специализации. К примеру, для изучающих психологию лиц, занятых в управлении, важны спецкурсы по мышлению, мотивации, а для консультанта по семейным проблемам – спецкурсы по личности и индивидуальным различиям, сознанию и самосознанию, уровню притязаний и эмоциональным процессам, а для инженерных психологов – спецкурсы по восприятию и вниманию, памяти и эмоциям.

Иными словами, одинаковое для всех ядро общей психологии должно быть дополнено системой спецкурсов, важных для каждой специализации как научной, так и практической.

В-третьих, независимо от избранной специализации все студенты изучают основные дисциплины различных научных областей (социальная психология и психология труда, возрастная психология и педагогическая психология, клиническая психология и психофизиология, психология личности и дифференциальная психология). Но связующими для всех дисциплин должны являться курсы истории и методологии психологической науки. Общая психология и эти общепрофессиональные дисциплины призваны обеспечить высшее психологическое образование, позволяющее хорошо ориентироваться в развивающейся психологической науке и осваивать любые научные и практические сферы применения психологии в различной профессиональной деятельности и социальной жизни.

В-четвертых, специальная и профессиональная подготовка в избранной сфере психологической науки или практики должны быть такой же фундаментальной, как общенаучная и общепрофессиональная. Главное место в ней должна занимать основная дисциплина по специализации. Только такая фундаментальная подготовка может обрастать необходимыми знаниями и умениями для научной или практической деятельности.

В центре подготовки для практической работы психологом должно быть формирование умений общаться с людьми, понимания их уникальности и ценности, принятия их достоинства и недостатков, настроя на восстановление у них способностей самостоятельно решать свои личные проблемы или развития такой способности. От практического психолога требуется знание основ той предметной области практики, в которой будет осуществляться его деятельность (производство, образование, здравоохранение и т. д.), поэтому следует только приветствовать подготовку психологов из врачей, учителей, юристов, инженеров и других специалистов, уже имеющих высшее профессиональное образование.

Профессиональные навыки, которые мы рассмотрели выше, формируются через учебные игры, спецпрактикумы и практики с вводными лекциями и спецсеминарами. Следует всегда помнить, что обучение ремеслу всегда есть обучение умениям решать конкретные профессиональные задачи. Проверка этих умений должна вестись не на словесном экзамене, а в ситуации учебных ролевых и деловых игр, решения практических задач, конкретных ситуаций, в том числе компьютерных, в которых моделируются реальные варианты поведения и деятельности людей.

Только соблюдение этих принципов дает надежду на обеспечение высшего профессионального образования как для практических психологов, так и специалистов иных сфер деятельности. Наличие двух образовательных программ (для бакалавра и магистра) позволит решить проблему специализации.

Вопросы и задания

1. Что, по вашему мнению, определяет уровень профессиональной деятельности?

2. Каковы условия, необходимые для профессионального становления специалиста в высшей школе?

3. Что вы понимаете под профессиональным самоопределением?

4. Какие особые формы и методы необходимы для формирования специалиста психолога-практика?

5. Как вы понимаете практическую направленность обучения студентов – будущих специалистов, для которых психология не является профильной?

6. Что представляет из себя учебная ситуация, ее характерные и отличительные черты и признаки?

7. Какие навыки и умения смогут сформировать ролевые и деловые учебные игры, и какова их роль в изучении человека?

8. Раскройте сущность метода изучения конкретных ситуаций и определите его влияние на эффективность обучения практической психологии.

9. Перечислите принципы психологической подготовки инженеров, юристов, медиков.

Психология bookap

10. Раскройте внутреннее содержание понятия преподаватель-тьютор, и дайте его отличительную характеристику от традиционной преподавательской модели.

11. Назовите этапы становления практического психолога.