Глава 6 Мужчина в совместной жизни

Жить с человеком, которого любишь, так же трудно, как любить человека, с которым живешь.

Жан Ростан



– Теперь я больше никогда не буду с волнением ждать его шагов и звонка в дверь ровно в семь часов вечера!

– Боже, что случилось?

– …И больше никогда не будет для него полумрак в гостиной…
– Да ты что?

– …Он больше не будет сидеть рядом по вечерам и называть меня нежными словами, как он делал все эти два года! А сегодня вечером я сожгу все его любовные письма!

– Ты собираешься с ним расстаться?

– Нет! Я выхожу за него замуж!

Анекдот



Мужчина в совместной жизни – это своеобразная помесь татарского ига, диверсионной группы в тылу врага и колонии для малолетних преступников. И все это в одном лице. То есть ест он, может быть, и меньше, но вреда и беспокойства от него – как от всех этих милых компаний. Кто может выдержать такое на протяжении долгих лет под одной крышей? Только женщина, долготерпение которой восхваляется едва ли не больше, чем красота. Восхваляется, заметьте, мужчинами, которые сами прекрасно понимают, какими чудовищами в совместной жизни они являются.

Как я уже говорил, женщина, выходя замуж за мужчину, надеется, что он изменится, и попадает пальцем в небо. Мужчина думает, что женщина меняться не будет. И ошибается еще больше. Почему больше? Да потому, что женщина хоть отчасти оказывается права – мужчина действительно меняется. Только в худшую сторону.

Вот ведь как интересно: встречались люди раз или два раза в неделю. Прекрасно ладили, понимали друг друга с полуслова, угадывали желания, наслаждались общением, хотели продлить встречу, потому что не успевали наговориться… Даже если что-то не понимали или недопонимали – не расстраивались. Думали: «Ничего, у нас впереди много времени, успею все понять и во всем разобраться». И тот, кого не понимали, особенно не переживал – ничего, все впереди. Но таких досадных взаимонепониманий было немного. И жизнь они не отравляли.

И вот свадебный марш, кольца, улыбки, поздравления, брызги шампанского. Все прекрасно. Но после медового месяца случается чудо – человек, которого ты знал как свои пять пальцев, вдруг меняется до неузнаваемости. Впечатление такое, будто его выкрали и подменили внешне похожим. И то отдаленно… Раньше у него не было такого отвислого животика и мешков под глазами. И ботинки, вроде, были получше начищены…
Но внешность это что? Так, ерунда. С ней можно жить, даже если она неожиданно стала не столь привлекательной. А вот внутреннее содержимое? Не в смысле печень и почки, а в смысле, так сказать, души?.. С этим как быть? Оно-то изменилось так, что ничего общего с тем идеалом, который бодро прыгал с букетом под окнами, вовсе не осталось! Вот где научная фантастика! Ничего с ним не делали, ничего не трогали и не ломали, а он… Да не он это вовсе. Тот сволочью не был. А этот…
В общем, караул. А почему такой «караул»? Основная причина: стали больше проводить времени вместе, значит, стали больше общаться. То есть разговаривать. До этого разговоры были ограничены – и по времени, и по темам. А теперь общих проблем больше, времени на болтовню больше… А результатов положительных меньше. Вскрылось то, о чем нас всех предупреждали на заре туманной юности: разница между мужчинами и женщинами колоссальная. И не только в анатомии.

Из-за того что теперь эта разница получила возможность проявиться во всей своей красе, общение с ним жутко затрудняется. Каждый разговор – это суровое испытание нервов, интеллектуальных способностей и физических сил. По сравнению с ним установить контакт с инопланетным разумом – плевое дело. А как без разговоров? Проблемы-то нужно решать. Да и поговорить страсть как хочется иногда…
Оскар Уайльд сказал: «Самая прочная основа для брака – взаимное непонимание». Доля здравого смысла в этом замечании, безусловно, есть. Но это для тонких эстетов. Тем, кто живет реальной жизнью, хотелось бы этого непонимания поменьше. Но чтобы его было поменьше, нужно хотя бы приблизительно представлять, что происходит у этого странного существа, сидящего напротив, в голове, пока вы пытаетесь достучаться до него со своими проблемами и сомнениями. Вот это и будет основной темой этой главы – как разговаривать с мужчиной, чтобы понять его и чтобы он хоть что-то понял из ваших слов. Задача не из легких, но я постараюсь ее облегчить.

Как разговаривать с мужчиной

Новая прическа

Женская версия

Б .: Ой! Ты остригла свои волосы… сделала стрижку? Как мило!

А.: Ты так думаешь? А я поначалу была в шоке, когда увидела себя в зеркале сразу. Слушай, на твой взгляд, не слишком ли коротко? hе вызывающе?

Б.: О Боже, конечно нет! Стрижечка просто великолепна! Такая стильная, пушистенькая. Я с такой радостью обкорнала бы все свои лохмы, но мне нельзя – лицо слишком широкое. Уж слишком я комплексую по этому поводу.

А.: Ты что, серьезно? Да у тебя восхитительное лицо! Оно просто создано для стрижек! Мне кажется, что тебе обязательно надо постричься. Сейчас так модны коротенькие прядки разной длины! Я сама сначала хотела сделать именно такую… но вовремя тормознулась. Шея и так длинная, а со стрижкой вообще кошмар будет.

Б.: hу, ты даешь! Длинная?! Я всю жизнь мечтаю о такой шейке! Она бы отвлекала внимание от моих жутких квадратных плеч!

А.: Ты что, смеешься? Твоим плечам завидуют все девчонки! hа тебе любое платье, любая шмотка смотрится просто обалденно! У тебя же фигура – как у фотомодели! А посмотри на меня: плечи покатые, руки короткие… Эх, была бы у меня такая фигурка, носила бы все подряд…
Б.: Какая уж тут фигура? Ты глянь на мои бедра…

Мужская версия

– Подстригся?

– Ага.

Как мужчину разговорить
Итак, перво-наперво нужно вспомнить то, что было сказано в самом начале этой книги: мужчины – существа простые. Даже примитивные. Это распространяется и на поступки, и на мысли, и на разговоры.

Начнем сначала. А именно с начала разговора. Факт, что инициаторами почти всех «серьезных» разговоров в семье являются женщины. Чаще всего получаются этакие шахматы, где белые начинают и проигрывают, даже не передвинув ни единой фигуры. Все попытки вызвать мужчину на важный разговор (даже если он важен не только для женщины, но и для самого мужчины) заканчиваются провалом. Он любой ценой старается от этого увлекательного занятия улизнуть. Утыкается в газету или книгу, хватается за пульт телевизора, начинает звонить по телефону, убегает в магазин (за сигаретами), бурчит что-то невразумительное и засыпает… А то вдруг начинает вопить, что ему все это надоело. Словом, ведет себя неадекватно. Казалось бы, ну просят тебя поговорить – поговори! Это ведь не мешки ворочать. Оказывается, мешки…
В любом разговоре для нас важен его результат, а вовсе не процесс открывания рта. Звуки собственного голоса – штука, конечно, чарующая. Но только в том случае, если мы знаем, для чего мы говорим, представляем себе цель разговора, рамки, в которых этот разговор должен протекать. Поболтать ни о чем мы не в состоянии. Мужчины ориентированы на результат. В любом деле. От карьеры до секса. Конкретного результата мы ждем и от любого разговора, который является для нас всего лишь обменом информацией, а вовсе не приятным времяпрепровождением. Для мужчины разговор – все равно что работа, для женщин – это скорее отдых.

Представьте себе, что вам предлагают поработать. При этом не говорят, что конкретно вам нужно делать, сколько за это заплатят, каков рабочий день и для чего это вообще нужно. Заинтересуетесь вы? Вряд ли. Так же и мы не можем заинтересоваться предстоящим разговором, если все, что мы о нем слышим, это:
• Милый, нам нужно серьезно поговорить.

• Я хочу поговорить о наших отношениях.

• Поговори со мной, мне скучно.

• Мы давно не разговаривали с тобой.

• Как дела?

И ради этого я должен отложить все свои дела? Ага.

Подобные попытки вызвать на разговор мужчину – пустая трата времени и сил. Мы их либо не слышим, либо не считаем достаточным основанием для вступления в диалог, либо попросту пугаемся – неизвестно ведь, о чем пойдет речь, может, о романчике на стороне. Чего же самому голову в петлю совать…
А больше всего злят эти обтекаемые формулировочки. «Как дела?» – «Нормально». «Что нового?» – «Ничего». «Хочу с тобой поговорить серьезно». – «Поговори, если тебе заняться больше нечем»… И так далее и тому подобное.

Вы нам дайте четкий ориентир. Мы должны знать, о чем конкретно пойдет разговор. «Мне скучно» – это не ориентир. А вот «Я хочу обсудить с тобой фильм, который мы смотрели на прошлой неделе» – это уже что-то конкретное. По сути ничего не изменилось – вы хотите как-то убить время и поболтать. Но первая формулировка не оставляет вам ни единого шанса. А вот вторая дарит надежду на успех.

Или: «Я хочу поговорить о наших отношениях». «Здорово! Что, у нас что-то не в порядке? Что именно? Может, я в чем-то виноват? И что теперь, опять нравоучения и упреки? Не хочу!» – вот так примерно думает мужчина, услышав такое приглашение к конструктивному диалогу. Естественно, что человек, будучи в здравом уме, не станет добровольно подставлять шею под топор. Вступать в такой разговор – все равно что с завязанными глазами шагнуть в болото. Не понятно, что ожидает, но в глубине души есть уверенность, что ничего хорошего. Кстати, «ты мне уделяешь недостаточно внимания» – формулировка тоже так себе. Очень туманно и расплывчато. Мы ведь не понимаем, что вам просто хочется выговориться и пожаловаться. Мы стремимся тут же найти конструктивное решение. А это чревато для нас всякими неприятностями вроде покупки подарков или переосмысления собственного отношения к женщине. Не каждый на это пойдет.

Короче, от вас требуется чуть больше конкретики. Хорошо бы не только четко обозначить тему будущего разговора, но и наметить его цели, задачи и установить временные рамки. Вот тогда все ясно и понятно. Как в армии. Тогда можно и поговорить. Ежели знаешь, о чем и сколько. Теперь это уже не пустая болтовня, а решение конкретной проблемы. То есть занятие полезное и необходимое. А нас хлебом не корми, дай проблемы порешать – если это можно сделать, не вставая с дивана…
Не пройдут и намеки. Как вы помните, намеки мы не понимаем. А даже если и что-то уловим, легко можем прикинуться дурачками (бывает, но редко). Говорить желательно прямо, без околичностей. Если вы хотите новую шубку, то не стоит начинать разговор с обсуждения неожиданно морозной зимы и состояния семейного бюджета. Морозная зима нас не интересует, а с бюджетом сможем разобраться и сами. Кроме того, когда речь заходит о деньгах, мы начинаем нервничать – вдруг вы узнали, что получаем мы на самом деле чуть больше. Сразу следует защитная реакция. Правда, такая же реакция может последовать при словах «новая шубка»… Но даже если в конце концов последует категорический отказ, разговор-то все равно состоится. Это ли не победа?

...

Мужчина, если бы и смог понять, что думает женщина, все равно не поверил бы.

Дороти Паркер


Разговор не следует начинать издалека и по той причине, что, ввязавшись в безобидный диалог, мужчина вдруг чувствует себя в ловушке. Его обвели вокруг пальца и вызвали на разговор, к которому он, возможно, не готов. Это неспортивное поведение. Можно нарваться на неприятности. Когда нас загоняют в угол, мы не теряемся, мы свирепеем. Так что рассчитывать на то, что нас можно будет очень ловко прищучить, не нужно. Скорее всего, последует агрессивный выпад. А в итоге – ссора.

Это очень важный момент. Мы действительно можем обсуждать любую проблему. Толково и спокойно. Но только тогда, когда с нами разговаривают прямо и без вывертов. То есть соблюдают правила игры. Любые попытки манипулировать нами в разговоре, расставляя ловушки и силки, воспринимаются нами как самое гнусное вероломство. Все эти намеки, недомолвки, хитрые ходы и прочие дипломатические штучки нас жутко раздражают. Еще хуже, когда с нами говорят как с дураком или с ребенком. Это унизительно. Со мной можно разговаривать. Но только открыто и честно.

Так что самый лучший способ втянуть нас в важный и нужный вам разговор – сказать коротко и прямо, ЧТО вы хотите обсудить. И наше внимание вам гарантировано.

Часто разговор начинается с вопроса. Мы спрашиваем реже, вы – чаще. И правильно: вопрос – это неплохой способ вызвать нас на общение. Да и вообще, так легче вести с нами разговор. Но при условии, что вопрос задан правильно. Правильно – значит коротко и ясно. Так, чтобы нам, существам простым, было понятно, что именно вы хотите услышать. Если вы спросите: «Как дела на работе?», – вероятнее всего, ответом будет свинское «нормально». Ну а что еще можно сказать на это? Пожары, массовые увольнения, трагические гибели директоров и визиты налоговой полиции, словом, что-то такое, о чем стоило бы, на наш взгляд, рассказать, случаются не каждый день. В основном все нормально…
Если вам просто хотелось пообщаться, то мы этого не поймем, а если вас действительно жутко интересует состояние дел, то спросите четко, что вас занимает. Например: «Сдали вы тот проект, из-за которого ты два месяца приходил поздно с работы и от тебя пахло духами?» Или: «Нравится ли тебе твоя новая молодая секретарша?» Мы слышим только конкретные вопросы.

Совсем хороший вариант, это когда вы четко заявляете тему разговора и заканчиваете свою формулировку прямым вопросом. На такое начало мужчина не прореагировать не сможет и охотно отложит газету. Он на крючке. Например: «Я хочу поговорить о плюсах и минусах наших отношений и в частности о разделении домашних обязанностей. Какие ты мог бы взять на себя?» Просто, четко и ясно. Любо-дорого послушать.

Почему нас раздражает болтовня

Есть тысячи способов заставить женщину говорить, но ни одного, чтобы заставить ее замолчать.

Буше



Муж приятелю:
– Вообще-то моя жена немногословная. Вся беда в том, что все немногие слова она употребляет непрерывно.


Нет, конечно же, не болтовня. Просто многословие, которое идет от того, что женщины думают вслух. Вас, видимо, пугает тишина в паузе между заданным вопросом и рождением ответа. Надо как-то ее заполнить. У вас таким манером мыслительный процесс идет лучше, эффективнее. Не могу сказать, что мы этому чертовски рады. (Хотя и преступного ничего в этом не видим.) Просто иногда хочется побыть в тишине.

И ладно бы просто болтали на заданную тему. Но женская мысль идет причудливыми путями. Начав с теоремы Пифагора, вы запросто можете через три минуты беспрерывного монолога закончить на проблеме – мелировать волосы или лучше не стоит. Причем ничего странного вы в этом не видите. Все очень прочно связано одно с другим, каждое звено в цепочке рассуждений на своем месте, одно вполне логично вытекает из другого.

Я не хочу никого обидеть. Я просто показываю, как вы выглядите со стороны (с нашей стороны, ясен пончик). Мы так не можем. Разговор для нас – прямая линия, а не причудливый лабиринт, выхода из которого может и вовсе не быть. Бродить по лабиринту весело и приятно – поэтому вам так нравится озвучивать свои мысли. Линия, безусловно, куда скучнее. Поэтому мы предпочитаем думать молча, а выдавать в конце лишь окончательный ответ.

Впрочем, вполне возможно и другое объяснение – мы попросту не можем делать несколько дел одновременно. А именно – болтать и думать. Женщины склонны к многозадачности, поэтому такой трюк вы выполняете легко и виртуозно.

Получается мерзкая ситуация. Вы не можете думать молча – это нас раздражает. Мы не можем думать вслух – это вас настораживает. Разговор не клеится. Как выглядит все это на практике? Пожалуйста.

У вас возникла какая-нибудь проблема. Допустим, вполне серьезная. Вы хотите обсудить ее с мужчиной. Он с ободряющей улыбкой выключает телевизор и устраивается поудобнее, чтобы внимательно вас выслушать. Ваш выход! И вы начинаете говорить. Начинаете от сотворения мира, подробно описываете свои чувства и эмоции, когда только начали понимать, что проблема возникла на горизонте, сообщаете, как на все это отреагировали ваши подруги, что сказала по этому поводу тетя Клава, в красках описываете свои ощущения, когда проблема разрослась до размеров кафедрального собора, свои мысли, предположения и опасения насчет того, поймет ли вас правильно мужчина и… И вдруг замечаете, что мужчина смотрит в окно, а в глазах его вселенская скорбь и тоска. Он уже успел десять раз вспомнить и снова забыть, из-за чего, собственно, весь сыр-бор, успел пару раз незаметно отключиться, а потом прийти в себя, успел смертельно заскучать и мысленно задушил вас уже раз пять.

Нет, он не бесчувственный чурбан. И он вас действительно любит. Но он не понимает, что, проговаривая все, что вас так или иначе беспокоит в связи с вашей проблемой, вы тем самым постепенно решаете ее. Вы не только делитесь с ним, вы еще и размышляете вслух. Вам так легче. Но мы-то этого понять не в состоянии! И рано или поздно обязательно прозвучит: «Короче!» или «Не отвлекайся от темы». Обидно? Еще бы! Но все это мы говорим не потому, что скоро начнется бокс по телевизору. И не потому, что нас не волнуют ваши проблемы.

Мужчина ориентирован на решение проблемы, а не на ее обсуждение. Ему достаточно десятка слов, чтобы понять суть и начать думать над вопросом. Когда он все взвесит и тщательно обдумает, он сообщит результат. И для этого ему не нужны животрепещущие описания ваших чувств и чувств ваших знакомых. (Впрочем, о чувствах особый разговор. Об этом чуть позже.) Достаточно изложить суть. Лишние детали только усложняют дело. А ваш голос мешает сосредоточиться на решении проблемы.

Получается в итоге, что вы уверены в его равнодушии и поверхностности, а он – в том, что вы его напрасно мучаете. Хорошая картинка, ничего не скажешь.

Но и это не все! Привычка размышлять вслух раздражает мужчин еще и потому, что вы выговариваете свои проблемы, но при этом даже не намекаете, что в состоянии решить их самостоятельно. Нам кажется, что вы просто ноете и жалуетесь, даже не пытаясь хоть что-нибудь предпринять. Ваши суждения представляются нам не попыткой снять эмоциональное и психологическое напряжение, не поисками решения проблемы, а просто бессильными жалобами. Соответственно:
• Мы начинаем раздражаться, ошибочно полагая, что вы так и будете говорить без конца и никогда не найдете решения проблемы.

• Нам кажется, что ответственность за это самое решение ложится на наши могучие плечи.

• Мы пытаемся заткнуть ваш фонтан красноречия и подтолкнуть хоть к какому-нибудь решению.

То есть мы делаем совершенно не то, что вы от нас хотите! Вот ведь как все запутано…
Но у этой грустной истории есть и продолжение. Допустим, вы выговорились и теперь внимательно смотрите на него, ожидая, что он тут же подхватит разговор. А он молчит. Может даже встать и отправиться по своим делам. Пробурчит что-то непонятное и уткнется в телевизор. Или заведет разговор о совершенно постороннем предмете. Как понять такое вызывающе наглое поведение? Очень просто. Он думает. Думает над вашей проблемой. Думает молча. Так ему легче. Как только будет найдено решение, он заговорит. Это может случиться через пять минут, а может, через неделю. Мы и в самом деле бываем тугодумами… И что самое интересное – он не забудет о вашей проблеме, пока она не будет решена. На самом деле. Просто на размышления нужно время. Лучше его дать. И не теребить, не приставать с расспросами. Самое большее, чего вы добьетесь, – он будет постоянно уходить от этого разговора. А то и просто молчать.

Какие здесь могут быть выходы? Ну, прежде всего нужно обсудить эту проблему и стараться с пониманием относиться к особенностям мышления партнера. Это сложно. Но если отношения дороги, то можно постараться. Объясните ему, что можете думать только вслух. Популярно объясните. Можете показать эту книжку. Он, конечно, не запрыгает от восторга и не обольет вашу грудь слезами радости, но хоть перестанет считать вас полоумной. А это уже немало.

Желательно каждый раз, когда вы собираетесь высказаться о наболевшем, предупреждать своего партнера, что таким образом отчасти вы и решаете проблему. Мол, не просто ною, а ищу выход… Не жалуюсь, а снимаю напряжение. Так что слушай и не перебивай. Раза с десятого он эту премудрость запомнит. И не будет считать себя безвинной жертвой вашего легкомыслия.

Ну и наконец, дайте ему время подумать. Не нужно задавать вопрос и потом в течение десяти минут как из пулемета предлагать свои варианты ответов. Его нервы могут не выдержать. Спросили, сказали, обозначили проблему? Все, пусть тихонько теперь шевелит извилинами. И он доволен, и вы можете спокойно заниматься своими делами – вопрос решается…
О чувствах ни гу-гу
С нами можно говорить о погоде и проблемах выращивания скунсов в средней полосе России, о зарождении жизни на Земле и о современной моде. С нами можно говорить практически о чем угодно. И только одно остается закрытым для обсуждения. Это чувства. Как наши, так и ваши.

О чувствах мы не можем говорить и не любим слушать. А для вас это одна из излюбленных тем. Конфликт налицо. И снова нет ни правых, ни виноватых. Есть лишь взаимонепонимание.

Почему у нас такое отношение к этой интереснейшей проблеме? Почему на такой простой вопрос: «Что ты сейчас чувствуешь?» – мы можем лишь мычать что-то невразумительное? И с какого праздника, едва вы заводите разговор о том, что почувствовали, когда увидели маленького бездомного котенка под дождем, мы начинаем душераздирающе зевать?

Нет, мы не терминаторы. У нас есть и душа, и нервы. Но во всей этой музыке мы очень плохо разбираемся. Да, для нас является проблемой определить, что мы чувствуем. И еще большей проблемой – как-то все это назвать словами. Мы живем логикой, а не чувствами, головой, а не сердцем. Потому нам так сложно ориентироваться в мире чувств и эмоций. И именно поэтому вопрос: «Что ты сейчас чувствуешь?» – приводит нас в состояние ступора.

Представьте себе, что вам задали вопрос об устройстве двигателя внутреннего сгорания или о преимуществах одного сорта пива перед другим. Сможете вы с ходу свободно поддержать разговор на эти темы? Сомневаюсь. Вот и мы теряемся, когда речь заходит о чувствах и эмоциях. Это для нас неизведанные земли, белые пятна на карте. Мы чувствуем себя очень неуверенно, когда ступаем на эту зыбкую тропку. Поэтому, естественно, не получаем никакого удовольствия, разговаривая об этом. Как собаки – чувствуем, но ничего сказать не можем. Потому что не можем точно определить, что именно мы чувствуем.

Мы не можем толком сказать, что нас беспокоит, в чем мы сомневаемся, на что надеемся, что ощущаем… Хотя все эти чувства испытываем. И в некоторых случаях чувства и эмоции могут быть даже сильнее, чем у женщин. Но заглядывать туда, анализировать… бр-р-р. Это как в темный омут броситься. В этом омуте мы сразу теряем контроль над ситуацией. Ведь очень сложно контролировать то, в чем ни бельмеса не соображаешь.

А как известно, мужчине только дай что-нибудь поконтролировать. Мы без этого как грудной младенец без соски. Если чувствуем, что теряем контроль, начинаем верещать и сучить ножками. И конечно, разговор, в котором контролируем ситуацию не мы, а кто-то другой нагло контролирует нас, по меньшей мере не радует. Потому что вот. Мы хотим везде быть хозяевами. Но в мире чувств нам этого сделать не удается. Не знаем мы там ничего. Поэтому стараемся не лезть. Чтобы избежать мучительных раздумий и чужого контроля.

Напрашивается ряд выводов. И тут уж ваше дело, прислушиваться к ним или нет.

Во-первых, нужно понимать, что наше хмурое «ничего» в ответ на вопрос: «Что ты чувствуешь?» – маленькая ложь. Чувствуем, и еще как. Просто не можем четко определить даже для себя, что именно, не можем подобрать правильных слов или просто не хотим выглядеть глупо, бормоча что-то нечленораздельное. Говорить «Я не знаю» мы не любим (мы ведь самые умные), выглядеть глупо – боимся (мы ведь все-таки самые умные). Куда легче брякнуть: «Ничего». Сильно нажимать на мужчину в этом вопросе не рекомендую. Помочь разобраться в себе вы не сможете, а вот вызвать негативную реакцию – легко.

Во-вторых, все не безнадежно. Да, мы не можем так быстро и верно ориентироваться в мире эмоций, как вы. Но и обезьяну можно научить всяким нехитрым фокусам. Все дело в терпении и тренировке. Если регулярно тонко и деликатно заводить разговоры на эту тему, мужчина рано или поздно научится говорить о своих чувствах. Не так живо и красочно, как вы, конечно, но вполне достаточно, чтобы вы смогли понять, наконец, что он чувствует, допустим, обнимая вас. Как и в любой дрессировке, добиться положительных результатов можно исключительно лаской.

В-третьих, завалив мужчину своими эмоциями и чувствами по поводу эмоций и ощущений, которые в вас вызывают чувства по поводу ваших эмоций, не требуйте мгновенного ответа и моментальной реакции. Снова дайте ему время все это осмыслить. Вполне возможно, что в этом случае времени ему потребуется еще больше.

Еще один хитрый момент – все вышесказанное относится практически ко всем мужчинам. Даже яйцеголовые интеллектуалы, читающие в подлинниках Шопенгауэра и Кафку, интеллектуалы, по сравнению с которыми Цицерон – глухонемой бродяга, а Пушкин – простой графоман, так вот даже они не могут нормально говорить о своих чувствах. Все по тем же причинам. Это я к тому, чтобы вы особенно не обольщались. Они тоже живут головой, как и все простые смертные мужики. Они лучше выражают свои мысли, но не чувства. У них в голове куча готовых штампов, чтобы на вопрос: «Что ты чувствуешь?» – стремительно завалить вас пространными цитатами из классиков, заготовками собственного изобретения и прочим интеллектуальным мусором. Такая словесная атака дает им время разобраться в себе. Удастся им это или нет – другой вопрос. Может быть. Но шансов на это не больше, чем у рядового мужичка. Такой вот грустный факт.

Попытка перевоспитания
Мужчины просты. Как все простые существа, они неимоверно упрямы. Иногда сам поражаешься собственному упорству. Как можно упрямца переупрямить? Во всяком случае, не разговорами. И это еще одно женское заблуждение и женская трагедия. Вы пытаетесь нас переубедить или перевоспитать в процессе разговора. И каждый раз натыкаетесь на каменную стену.

Начну издалека. Разговор для мужчины – это всегда попытка убедить кого-то в правильности своего мнения. Мы любой разговор превращаем в спор. Иначе нам не очень интересно. Нам везде и всюду хочется соревнования… И победы, разумеется. Если дело не касается произнесения зажигательной речи, в которой мы можем продемонстрировать свои недюжинные способности. Но и это в конечном счете оказывается лишь попыткой одолеть кого-то. Мы не столько делимся своими мыслями, сколько пытаемся заставить другого человека думать точно так же.

Отсюда и отношение к результату разговора: если удалось оппонента переубедить, разговор удался. Если нет – результат отрицательный. В дискуссии мы упрямы, как бараны, и непробиваемы, как лобовая броня танка. Это не от врожденной тупости. Это от лютого желания выиграть спор. Нам даже не так важно, сделает потом человек так, как мы сказали. Куда важнее, что он согласился с нашим мнением.

Как можно при таких раскладах надеяться, что вы с ним поговорите и он все поймет? Осознает и исправится? Это по меньшей мере наивно. А то и глупо. Мы упрямы, как стадо ишаков. И что самое противное в нашем упрямстве – доказывая свою правоту, мы опираемся исключительно на логику. А это такая хитрая штука, с помощью которой можно легко доказать, что черное – это белое. В этом мы очень сильны. То есть иногда напоминаем ишака, который убедительно доказывает, что он вовсе не ишак. И своими доказательствами может легче легкого свести с ума кого угодно. «Ну как же?» – возмущаетесь вы. – «А вот так, – говорим мы. – Так, так и так». «И ведь, вроде, все верно», – сомневаетесь вы. – «А как же!» – торжествуем мы. «Но ведь это неправильно, по-моему…» – плачете вы… И так почти всегда.

Разговорами нас не перевоспитать. Даже самых продвинутых. Бывают всякие счастливые исключения. (Бывают. Но это как раз тот случай, когда исключения лишь подтверждают правило.) Я не говорю о тех случаях, когда вы хотите убедить мужчину в необходимости поднимать в туалете стульчак. Этого можно добиться и словами. Но если вы будете убеждать его в том, что он вас не ценит и уделяет мало внимания, потому что он невнимательный… Это бесполезно. В конечном счете он докажет вам, что вы попросту не стоите особого внимания. И не потому, что он на самом деле так думает. (Вернее, не только потому.) Еще он не хочет проигрывать. А признать свою неправоту – значит проиграть. Это неприятно и немного унизительно.

Не нужно говорить, что умные люди способны признать, что они не правы, в отличие от глупых и инфантильных мужчин-подростков. Это все шито белыми нитками. Скорее всего, умные просто худо-бедно научились мириться с такими маленькими поражениями. Им хватает ума не показывать виду, что они уязвлены. Да и потом, много вы видели умных мужчин? То-то и оно… Жить-то приходится с простым, средним мужчиной.

Не помогут в этом сложном деле и намеки. Мы их не понимаем – это раз. Мы чувствуем себя в ловушке, когда поняли, к чему вы клонили все это время, – это два. Об этом я уже говорил. Когда мы чувствуем, что весь разговор был затеян лишь для того, чтобы нас перевоспитать, мы злимся. Попались! И как глупо! Жуткая ситуация. Нужно срочно спасать свою самооценку… Многие женщины утверждают, что мужчины носятся как с писаной торбой со своим половым органом. Ничего похожего. Мы так носимся со своей самооценкой. А член – лишь одна из ее составляющих. Так вот, когда эта самооценка в опасности, мы начинаем вести себя как кабан-секач, загнанный в угол. То есть прем напролом, угрожающе хрюкая и сметая все на своем пути. Благо сил нам не занимать.

Вывод: не пытайтесь вырыть нам яму в надежде, что, угодив в нее, мы пересмотрим тут же свои поступки. Этого не будет. Разговор с мужчиной – штука опасная. Разговаривать, опираясь на логику, вам сложно, а если начинаете апеллировать к чувствам и совести – мужчина тут же прекратит разговор. Как вы уже знаете, от подобных вариантов он старается убежать. Единственный возможный выход – дать нам информацию к размышлению и оставить нас в покое на какой-то срок. Высказали свои претензии и пожелания (по возможности в мягкой форме), дав предварительно понять, что не ждете от нас немедленных действий, – и спокойно ждите. Зерно брошено, дайте ему взойти. Мы все это переварим внутри и, возможно, постараемся что-то переделать. Спорить и в споре доказывать свою правоту бесполезно. Даже вредно. Чем сильнее вы будете давить, тем активнее мы будем сопротивляться. Нежелание проигрывать заставит нас отрицать даже очевидные вещи.

Но если ваша гордость, упрямство, глупость требуют, чтобы мужчина немедленно поднял лапки вверх и признал вашу правоту – вас ждет разочарование. А может быть, и скандал.

Как слушать мужчину

Мужчина уже наполовину влюблен в женщину, которая слушает, как он говорит.

Фрэнсис Бэкон



Лучше нас не перебивать
Говорить мы не особенно любим, но уж если начали, то нас лучше выслушать, как полагается. Это требование может показаться вам слишком уж нахальным. Может быть, и так. Но что я могу поделать, если все обстоит именно таким образом? Вы ведь тоже желаете, чтобы вам внимали… А если учесть, что говорите вы чаще и больше, то нам приходится гораздо сложнее. Как в анекдоте:

...

Мужчина приходит к врачу и жалуется:
– Доктор, у меня проблема со слухом. Я не слышу, что говорит мне жена.
– Это не проблема. Это дар Божий, – отвечает врач.


Так что не такая уж и наглость – желать, чтобы нас выслушали. Но выслушивать тоже надо уметь. Наше представление о выслушивании сильно отличается от вашего. Вы убеждены, что вас слушают, если человек просто сидит рядом и время от времени поддакивает. Он может вставлять свои замечания по ходу вашего монолога, может что-то комментировать (главное, чтобы его комментарии совпадали с вашей точкой зрения), может даже говорить одновременно с вами. Главное, чтобы он не спорил. Чтобы двигался с вами в одном направлении, ругал то, что ругаете вы, и хвалил то, что хвалите вы. То есть соглашался.

У нас все несколько иначе. Перво-наперво мы не выносим, когда нас перебивают. Даже если посреди жаркого монолога вы вставляете: «Я тебя прекрасно понимаю, дорогой и полностью с тобой согласна», – мужчина чувствует себя так, словно его на полном скаку выбили из седла. А уж если вы вдруг начинаете спорить… Караул! Это не эгоизм и не самовлюбленность, как могут подумать некоторые. Такому нетерпимому отношению к вмешательству в наш монолог есть несколько причин.

В любом разговоре у вас работают чувства и эмоции, у нас – логика. Мы последовательно развиваем свою мысль. Рассуждение, не доведенное до логического завершения, – это отсутствие результата в разговоре. А для нас, как вы помните, результат важнее всего. Мы ориентированы на конкретную цель. И к ней мы предпочитаем двигаться по прямой. От одного утверждения к другому, а от него – к третьему.

Ваш разговор напоминает все, что угодно, только не прямую линию. Вы можете начать с одной темы, потом плавно перейти на другую, потом на третью, вернуться ко второй и закончить на первой. Это увлекательный процесс, не спорю. Но мы так не умеем. Процесс говорения нам не интересен. Нам интересно достичь определенной цели в разговоре. Это можно сделать, только если двигаться строго вперед. Поэтому, когда вы вдруг начинаете вставлять свои замечания, которые зачастую не имеют ничего общего с темой разговора, мы сбиваемся. И наш путь к цели затрудняется. Приходится возвращаться в своих мыслях назад, вспоминать, куда, как и зачем мы идем, и начинать все сначала. Кому такое понравится?

А то, что вы то и дело уводите разговор в сторону, очевидно. Поток сознания, видимо. Которым вам очень хочется поделиться. Само по себе это не плохо. Но когда в наш монолог, будто радиопомеха, врывается замечание, не относящееся прямо к тому, о чем мы говорим, у нас в голове рождаются мысли наподобие:
• Она невнимательно меня слушала.

• Она не понимает, что я ей говорю.

• Она издевается.

• Она хочет сменить тему разговора.

• Она живет в своем мире.

• Она просто дура.

Мы-то не можем заглянуть вам в голову и увидеть, какие ассоциации и воспоминания будит у вас упоминание арифметической прогрессии. Вы ведь можете сказать по этому поводу все, что угодно. От жалоб на бестолкового учителя математики в средних классах до проблемы с программистом на работе. Хотя разговор шел о повышении цен в стране… И как нам быть?

Но это лишь одна причина. Даже если вы говорите что-то в тему, все равно это здорово затрудняет нам наше «говорение». Потому что мы не можем делать два дела одновременно в отличие от вас. Мы ведь стоим на более низкой по сравнению с вами ступени развития. Случайно брошенное вами замечание заставляет нас останавливаться, думать над тем, что вы сказали, делать какие-то выводы, определять, как на это реагировать, затем непосредственно реагировать, а потом возвращаться к нашим прежним мыслям. Вон сколько дел! И все это нам приходится делать по очереди. Приостанавливая наш мыслительный процесс (пусть даже что-то уточняя и с чем-то соглашаясь), вы сбиваете нас. Это вызывает у нас раздражение. Так что лучше вам проявить терпение и чуть помолчать, пока мужчина не закончит свою мысль. Тем более что мужские монологи раза в четыре короче женских. Потерпеть всего пару минут, а потом уже выложить все, что накопилось. И все будут довольны.

Третья причина – наше желание делать все хорошо. Как воспитывают мальчиков в большинстве семей? Сделал все правильно – ты хороший. Ошибся – плохой. Это настолько всасывается в кровь, что так мы оцениваем сами себя всю жизнь. Если у нас все получилось сделать достойно, значит, мы хорошие. Самооценка растет. Допустили ошибку (или просто думаем, что допустили) – мы плохие. Самооценка съеживается до размеров бородавки. Какое это имеет отношение к нашей нелюбви к «перебиванию»? Самое прямое.

Когда нас перебивают, мы решаем, что плохо говорим, раз у человека возникло желание вклиниться в разговор. Логика проста, как три копейки: если бы мы говорили хорошо, вы сидели бы, слушая, открыв рот, боясь даже вздохнуть. Ну а коли сами начали говорить, значит, мы излагаем свои мысли недостаточно хорошо и увлекательно. Ваша реплика воспринимается нами как: «Ты плохо говоришь, лучше помолчи и послушай меня». Настроение портится моментально. От лютой обиды и чудовищного расстройства мы можем вообще замолчать. Ибо лучше уж вообще не говорить, чем говорить плохо. Такая вот извращенная логика.

Как видите, наше требование слушать нас, не перебивая, вызвано вовсе не любовью к себе, дорогим. А исключительно особенностями нашего мышления. А ведь, как известно всем еще из средней школы, речь неразрывно связана с мышлением.

Поймите нас правильно

Мужчины раздражаются, когда их понимают неправильно, а когда их понимают правильно – приходят в ярость.

Эдгар Солтус



Этот красивый афоризм американского литератора Солтуса, как любой другой парадокс, несколько неверно отражает действительность. Мы на самом деле раздражаемся, когда нас не понимают. (Впрочем, это не меньше раздражает и вас.) Так что ничего исключительного в этом нет. Всем всегда хочется, чтобы их понимали.

Вот что написал о понимании петербургский психолог Андрей Ермолов в своей книге «Фабрика счастья, или Кому на Руси жить хорошо»: «Давайте сразу определимся с понятиями. Когда мы говорим о взаимопонимании, мы имеем в виду, что мы понимаем других людей так же хорошо, как и себя самих, и наоборот, окружающие абсолютно так же понимают нас. Но этого мало. Мы не будем уверены в том, что нас поняли, пока другой человек не ответит положительно на нашу просьбу. Поясню. Захотелось мне, например, съесть яблоко. Денег, как назло, ни копейки. Я подхожу к продавцу на рынке и говорю: „Так, мол, и так, очень хочется яблок. Хочется так, что аж перед глазами темно. Кажется, умру, если яблочка сейчас не поем. Буквально вопрос жизни и смерти. Подарите мне одно, пожалуйста“. Если продавец смилуется надо мной, горемыкой, и даст мне это яблоко, я буду считать, что он меня понял. А если скажет: „Гуляй, парень. По средам я не подаю“? Буду я считать себя понятым? Как бы не так! Не понял он меня, и все тут! То есть понимание предполагает согласие, уступку… Если этого нет, то и понимания (того, что нам нужно) нет».

Но это сказано о взаимопонимании в глобальном масштабе. Мы же рассматриваем сейчас такую пустяковину, как наше ощущение «понятости» во время и после разговора. Здесь все гораздо проще. Мы вовсе не ждем, что, как только мы закончим разговаривать, вы со всех ног броситесь исполнять наши просьбы и прихоти. Все уже взрослые. Ясно, что такого фигушки дождешься. Хотя, конечно, хотелось бы, чего уж душой кривить… (Эх, мечты, мечты…)
Но остановимся на малом. На том, как нам важно почувствовать, что нас поняли в процессе разговора. А ведь действительно важно. Я уже утомился повторять, как для нас важен результат разговора. (Вы тоже, наверное, устали это читать. Но ничего не поделаешь. Без этого утверждения никуда.) Так вот, нам важен результат. А каким он может быть, если мы видим, что наши слова падают, как булыжники в колодец? Да никаким. Нулевым. Поэтому мы внимательно следим за вашей реакцией, когда говорим что-то важное. Чувствуем ваше внимание – продолжаем болтать. Знаем, что все в порядке. Чуть усомнились в вашей внимательности – сбиваемся с мысли, потому что в голове как лампочка вспыхивает:
• Она не понимает.

• Что-то идет не так.

• Наверное, нужно объяснить по-другому.

• А может ли она вообще хоть что-то понять?

Это опять-таки заставляет нас сбиваться с мысли.

Что же мы считаем внимательным слушанием и пониманием? Прежде всего это ваши реакции на наши слова. Если вы сидите с каменным лицом, замерев, словно боитесь вспугнуть мышь, у нас возникает ощущение, что вы ничего не понимаете или витаете где-то в своих мыслях. Вовсе не весело чувствовать себя гипнотизером. Мы постоянно ждем от вас неких сигналов, которые будут показывать нам, что вы слушаете и понимаете. Время от времени можно кивнуть. Даже если вы не согласны с нашими словами. Кивок – это просто знак, что наши слова не падают в пустоту. Не больше. То же можно сказать о периодических поддакиваниях. Всякие там «ага» и «угу», произносимые периодически, тоже покажут нам, что вы не спите и не отключили свой мозг.

Всего этого вполне достаточно, чтобы мы не начали паниковать. Киваете, поддакиваете – значит, все в порядке. Можно продолжать разливаться соловьем. Кивки все же предпочтительнее, потому что мы ориентированы больше визуально. Эти сигналы до нас доходят быстрее и лучше.

В принципе можно подавать и реплики. Но только очень короткие и ни в коем случае не такие, над которыми мы могли бы задумываться. Если будет сказано нечто подобное, мы вообразим, что нас перебивают. И опять произойдет сбой.

Вот сейчас пишу все это и ловлю себя на мысли, что проще с нами вообще не разговаривать. Мужчины получились этакими слабонервными, туповатыми привередами. И то не скажи, и так не посмотри, и не молчи вот эдак… Легче плюнуть, сделать все самой да потом пойти с подружками поболтать. Ой, куда же это меня занесло?.. Кошмар…
Ну, я отвлекся. Так вот, реплики… Что-нибудь коротенькое и в общем русле разговора. Пример. Ругает мужчина своего начальника – можно брякнуть: «Вот нахал!» (про шефа, разумеется). Или: «Ты только подумай!» (не предложение подумать, а восклицание…) – можно всплеснуть ладошками. Ну и так далее. Несложная наука. Пока.

Сложная начнется, когда он выскажется, и вам нужно будет что-то отвечать. Тут есть один секрет. Даже если вы ничего не поняли или в корне не согласны с его умозаключениями, начните свою контратаку с повторения его последних слов или краткого (краткого!) устного конспекта его монолога. Вроде такого: «Вот ты говоришь, что не считаешь нужным покупать мне новую шубу, потому что, по твоему мнению, мне не идет мех, правильно?» Он с довольным видом кивает головой. Все. Его поняли правильно, теперь он будет относительно спокоен. И спорить с ним станет легче. Если же он завопит: «Ты так ничего и не поняла!», – значит, вы действительно что-то упустили и теперь вести конструктивный диалог будет трудновато.

Подведем итоги. Чтобы продолжить нормальное общение, вы должны дать понять, что осознали его точку зрения. Любыми доступными вам способами. Без этого говорить дальше о чем бы то ни было бессмысленно. В лучшем случае он просто потеряет интерес к разговору и постарается улизнуть. В худшем – вас ждет скандал. Ибо, если вы ничего не понимаете, о чем вообще можно разговаривать?!

Коротко о странном

Часто разница между удачным и неудачным браком заключается в трех-четырех не произнесенных репликах ежедневно.

Харлан Миллер



Мы не любим разговаривать поздно вечером

А если быть совсем точным, то терпеть не можем. Во-первых, мы устали, и голова соображает гораздо хуже. Соответственно, мы запросто можем проколоться. Это нам не нравится. (Даже сама возможность.) Во-вторых, сон, так же как и прием пищи, для мужчины дело святое. Поверьте, ничто так не выводит из себя, как осознание того, что из-за этого идиотского разговора спать осталось не семь часов, а всего шесть часов сорок пять минут! Чувствуешь кожей, как уходит драгоценное время, заботливо выкроенное для сна. А учитывая, что серьезный разговор коротким не может быть по определению… Проще задушить оппонента подушкой. Ко сну у мужчин отношение особенное. Лучше отнять у него последнюю рубашку, чем минуту заслуженного отдыха. Поэтому, если хотите добиться положительного результата, не заводите серьезный разговор перед сном. Лучше с утра. Хотя утром мы тоже не подарки. Ну, хоть подушкой душить не будем…

Мы не принимаем сразу ваши советы

Даже если они толковые. То есть мы сделаем так, как вы сказали, но выждав некоторое время и выдав вашу идею за свою. Почему? Да потому, что мы ведь самые умные! Что непонятного? Признать, что вы оказались шустрее, хитрее, дальновиднее… Ну, хорошо, хорошо – умнее. Так вот, признать это – значит наступить себе на горло грубым башмаком. Поэтому мы часто прикидываемся, что не расслышали вас, не поняли, не согласны… А когда полагаем, что вы забыли этот разговор, бодренько плагиатим вашу идею и ходим гоголями. Вот, мол, мы какие крутые! Относиться к этому лучше с юмором. Призывать к ответу бесполезно. Не сознаемся. Только нахамим. Оно вам надо?

Часто делаем вид, что не слышим или не понимаем ваш вопрос

Такая временная глухота и глупость нападают на нас, когда мы слышим вопрос, на который ответить сразу не в силах. Либо не знаем, либо затрудняемся в формулировке, либо считаем, что знать ответ вам совершенно необязательно. Переспрашивая, мы выгадываем время, чтобы собраться с мыслями. Что интересно – женщины реже прикидываются глухими. Но вам проще – вы своими ответами легко ставите нас в тупик, начиная нести какую-то околесицу. А мы по своей наивности полагаем, что это и есть женская логика. (У каждого свои методы защиты.)

Постоянно призываем вас к спокойствию во время ссор

Сначала она бросила в него тарелкой, затем кинула солонкой.

– Ну вот, к ссоре! – расстроилась она.

Делаем мы это вовсе не потому, что не выносим разговора на повышенных тонах или бережем ваши нервы и голосовые связки. Просто в споре на эмоциях мы гораздо слабее. Если в разговоре кипят страсти, мы поневоле теряем инициативу, потому что плохо ориентируемся в чувствах и не умеем толком их выражать. Чтобы избежать позорного проигрыша, мы стараемся перевести разговор в иное русло – из эмоционального спора в интеллектуальный, где чувствуем себя как рыба в воде. То есть элементарно заставляем играть вас по своим правилам и на своем поле. Ну а кроме того, разговор – это способ решить проблему, а не выпустить пар. А решить что-то можно, только призвав на помощь здравый смысл и логику. Что совершенно невозможно, когда эмоции правят бал. Вот и бубним мы: «Пожалуйста, успокойся. Давай поговорим нормально». Чем и сбиваем вас с толку.

Чаще попадаемся на вранье

Сочиняя какую-нибудь историю, мы стараемся выстроить логически правильную цепочку событий. Если хоть одно из них оттуда выдернуть – вся ложь рухнет, как карточный домик. Кроме того, мы не можем заставить самих себя поверить в собственное вранье (что здорово удается вам).

Когда у нас проблемы, мы срываемся на вас

– Что случилось? Ты выглядишь расстроенным, – говорите вы.

– Ничего не случилось, все в порядке, – отвечает он.

– Но я же вижу, что ты чем-то огорчен. У тебя какие-то неприятности на работе?

– Слушай, у меня все в порядке. – Тон ледяной, желваки, взгляд в одну точку.

– Почему бы тебе не поделиться со мной? Может, тебе станет легче?

– Да отвяжись ты от меня! Что ты лезешь со своими идиотскими вопросами? Тебе что, заняться больше нечем? Отстань! – Визг, вой, топот.

Психология bookap

Знакомая ситуация? Если нет – вам крупно повезло. Если да – читаем дальше.

Поговорка: «Мужчины не плачут, мужчины огорчаются» – немного не верна. Правильнее было бы сказать: «Мужчины не плачут, мужчины злятся». Когда мы расстроены, обижены, испуганы, мы отвечаем раздражением и злобой. Это едва ли не единственная доступная нам эмоция в подобном состоянии. Нас с детства учили, что «мальчики плакать и жаловаться не должны». Кстати, немалый вклад в подобное воспитание внесли и женщины. Единственный способ дать выход негативным эмоциям – разозлиться. Вот мы и ищем малейший повод спустить пар именно таким манером. Потому что по-другому не умеем. Так что вам остается либо держаться подальше от нас в такие минуты, либо учить мужчину показывать свою уязвимость. То есть начинать воспитывать его наоборот. Выбор за вами.