Глава 4 Мужчина и секс

Секс – это комедия положений.

Дмитрий Храповицкий



Эта глава будет короткой, несмотря на расхожее убеждение, что о сексе мужчины могут думать 24 часа в сутки. (Они примерно так и делают, только не надо путать глаголы «думать» и «хотеть».) Но уж слишком много написано об этом. Впечатление такое, что не осталось вообще никаких секретов в этой области. Куда не плюнь, везде женщины учат других женщин, как нас нужно в постели удовлетворять. Виден пытливый ум и огромный опыт. Удивляет только то, что пользы это чтиво практически не приносит. Почему-то вы не стремитесь применять полученные знания на практике. Что нас очень и очень огорчает.

С другой стороны, из-за того, что чаще всего об этом пишут именно женщины, возникают досадные недоразумения. Вы, как обычно, очень многие вещи усложняете. И к тому же пишутся подобные книги и статьи со слов мужчин. То есть тетенька спрашивает своих партнеров и знакомых, а они ей дают какие-то сведения. А какой мужчина ответит женщине, с которой спит, что он на самом деле думает по тому или иному поводу? Даже если она писательница… Что же он, враг себе, что ли? Любая женщина-писательница прежде всего женщина, а уже потом писательница. Мы это прекрасно понимаем. И знаем, что сейчас скажем правду, она ее запишет в свой блокнотик, а потом влепит пощечину и уйдет навсегда… Или, наоборот, сперва уйдет, а потом запишет.

Вот и приходится мужчинам выкручиваться. Говорить не всю правду, а только часть. Или вообще лгать, болтая то, что хочет услышать такая дамочка. Потом эта полуправда перерабатывается в женской головке на свой лад, записывается (тоже пройдя некоторую внутреннюю цензуру) и показывается читательницам. Что получается на выходе? В лучшем случае – сохраняется суть. В худшем – все ставится с ног на голову. А уж если почитать еще и комментарии к некоторым заявлениям… Удивление, удивление, удивление.

Дело, наверное, еще и в том, что львиная доля подобной литературы пришла к нам с запада. То есть свое мнение высказывали наши зарубежные братья по разуму. А жизнь, как известно, у них там тяжелая. Как почитаешь результаты социологических опросов, слезы наворачиваются. А уж что касается секса… Вообще кошмар! Вот, например, небольшая цитатка из книги уже не раз упоминавшейся Барбары де Анджелис (со слов тамошних мужчин, естественно, и пропустив через свою голову). Речь идет о том, что мужчины не любят, когда женщина плохо знает мужское тело: «Они [мужчины] начинают чувствовать себя сексуальными объектами, как будто вы не хотите выразить им в постели свою любовь, а стремитесь просто использовать их пенис». Во как! Уверен, нашим мужчинам так привередничать и в голову бы не пришло. Ну объект и объект. Подумаешь, эка невидаль!

Нет, знать мужское тело, конечно, нужно. Но только для того, чтобы больше чисто физического удовольствия нашему брату доставить. А уж что вы там хотите выразить, это дело ваше.

Ну и так далее. Я решил в этой главе собрать наиболее часто встречающиеся в подобных книгах и статьях правила, выводы, наблюдения и постулаты и прокомментировать их с позиций отечественного мужчины (чуть не ляпнул – производителя). Сразу хочу предупредить, что длительных рассуждений о преимуществах тех или иных поз и ласк здесь не будет. Только сугубо внутренние переживания мужчин по поводу женских выходок в постели. За позами – к «Камасутре».

Пожалуй, начнем с самой главной истины.

Мужские «пунктики»

Кто знает женщин, жалеет мужчин; но тот, кто знает мужчин, готов извинить женщин.

Альбер Турнье



Мужчины четко разделяют любовь и секс
Такая вот хитрая формулировочка. (Я бы добавил: и предпочитают секс.) Прийти в голову могла только женщине. Ведь совершенно очевидно, что это вещи абсолютно разные! Зачем говорить об этом?

И кстати, не очень-то четко разделяем. То есть вещи это разные, но вполне могут мило сосуществовать. Например, любовь с сексом – не самый плохой вариант… С другой стороны, очень даже хорош секс безо всякой любви. А вот любовь без секса – это только для особо одаренных.

Ну, теперь без шуток. Барбара де Анджелис пишет: «Существует разница между сексом и любовью. Секс – это физиологический акт, в результате которого оба партнера получают удовольствие. Занимаясь же любовью, вы прежде всего, погружаетесь в эмоциональную атмосферу любви и обожания». В яблочко! Только вот эта самая «эмоциональная атмосфера любви и обожания» для нас – очень и очень загадочное явление.

Действительно, секс с любовью мы не путаем. Скажу больше, часто мы даже не смешиваем жизнь личную и жизнь семейную. Это две большие разницы, как говорят в Одессе. Идеальный вариант, когда есть семейная жизнь, кто-то для любви и кто-то для секса. Такие вот извращенные фантазии.

Почему так? Объясню. Сам по себе секс штука приятная и полезная для здоровья. И совершенно необременительная. Можно сказать, удовольствие в чистом виде. Любовь предполагает не только эмоциональную и духовную близость (что в общем-то не плохо), но и налагает определенные обязанности, требует самоотдачи и так далее. То есть является тяжелой в психологическом плане работой. Есть поговорка, что дружба хуже работы. Так вот любовь еще хуже дружбы по величине нагрузок. И как же можно путать удовольствие с работой?

Вот поэтому и радуемся мы простому сексу без любви. Это приятно и не напрягает. Кроме того, любовь и прочие сопли с сахаром, как уже было сказано, значат для нас куда меньше, чем, допустим, карьера. Это что-то вроде приятного дополнения к жизни. А вот без секса никак.

Кроме того, секс практически не мешает основным занятиям – ловле мамонтов и игре на бирже. Сделал дело – гуляй смело! А с любовью такой фокус не пройдет. Здесь надо все долго, вдумчиво и серьезно, отрывая время от важных дел.

Есть еще одно отличие и преимущество секса перед любовью. Любить каждую неделю новую женщину нельзя. Просто физически невозможно. А вот сексуальных партнерш можно менять ежедневно (если позволяют деньги и здоровье). Как вы помните, мужчина по вполне объективным причинам стремится максимально разнообразить свой сексуальный рацион. Так что любовь в некоторых случаях даже вредна – мы не можем выполнить программу, заложенную в нас природой. Если бы вы знали, с какими мучениями порой это связано! Например, в солнечный день на пляже… Жуть. Организм требует срочно начать оплодотворять все женское, что попадает в поле зрения. А нельзя – рядом любимая… Тяжко.

Все это я говорю не с позиций науки. С причудливыми мыслями психологов, которые запросто объясняют наше мужское свинство, вы легко можете познакомиться в толстых и умных книгах. Я говорю лишь то, что думает и чувствует обычный мужчина. Без всяких заумных объяснений. Жить-то вам с нами, а не с научными теориями.

Как видите, между сексом и любовью есть весьма серьезные различия. Секс приятнее, не так обременителен, предполагает разнообразие, жизненно необходим. Это для мужчин, естественно. А любовь – штука сложная для таких простых созданий, как мы. Так что наш выбор очевиден.

Секс для мужчины – это во многом вполне механический акт. Что-то вроде сколачивания табуретки, только гораздо интереснее и приятнее. А так примерно то же самое – набор определенных технических действий, ощутимая польза в результате, радость от хорошо сделанной работы и так далее.

Сексом мы запросто можем заниматься с женщиной, к которой испытываем отвращение как к человеку. Была бы она только привлекательной внешне. (И не видим в этом ничего плохого.)
Соответственно, мы больше значения придаем качеству секса. Простого ощущения близости нам катастрофически мало. Радоваться тому, что тебе в данный момент полностью отдается любимый человек, – это здорово! Но куда лучше, если отдается технически грамотно и с огоньком. Не ошибусь, если скажу, что многие мужчины предпочтут качественный секс без любви простенькому половому акту, украшенному любовными переживаниями. Так что нет ничего удивительного в том, что мы более или менее охотно вступаем в связь с другой женщиной, даже если любим кого-то. А что в этом такого? Там любовь, а здесь только секс. Никто никому не изменяет…
Нежными долгими поцелуями и объятиями сыт не будешь. Мы ярые сторонники спонтанности, акробатики, излишеств и экспериментов в постели. Есть при этом любовь или нет – не так уж и важно. Просто длительные отношения предполагают большую открытость партнеров, что само собой допускает большее количество тех же экспериментов. Ну и переживать не нужно каждый раз – получится или нет. А так большого значения не имеет, спишь ты с любимой женщиной или с просто женщиной. Главное – качество сексуальной жизни. Ну и количество, конечно же…
Еще одна цитата из книги Барбары: «Порой, занимаясь с вами любовью, ваш мужчина не проявляет особого энтузиазма. Это происходит потому, что втайне он стремится просто получить сексуальное удовлетворение, но боится признаться вам в этом».

Втайне он все время стремится получить сексуальное удовлетворение. А вот «порой» ему просто надоедает делать хорошую мину при плохой игре. Поэтому он и не проявляет особого энтузиазма, занимаясь любовью. Будь наша воля, мы устраивали бы долгий, нежный, романтичный секс раз в месяц. А все остальное время просто получали бы это самое удовлетворение всеми доступными способами. Слишком жива в нас обезьяна. А вы когда-нибудь видели нежно целующихся обезьян? Нет. Они все делают по-быстренькому. И мы так хотим. А если не быстренько, то максимально извращенно. Долгие нежные поцелуи усыпляют. А от такого полового акта, который с упоением описывают авторы многочисленных книг «о вкусном и здоровом сексе», можно, зевая, вывихнуть челюсть. Феминизм и здесь лишил нас возможности жить так, как хочется.

Я не призываю вас как-то менять свои пристрастия или через силу делать то, что нам нравится. Боже упаси! Я просто рассказываю, что и как мы видим из нашего мужского окопчика.

Мужчины чувствуют себя отвергнутыми, когда вы отказываете им в сексе
Мы нежно целуем вас в шейку, а вы бурчите, что у вас страшные головные боли и вообще вы «устали, как собака». Зверское разочарование для нас. Что мы при этом чувствуем?

Де Анджелис (а за ней и многие другие авторы) говорит следующее: «Когда ваш партнер делает вам сексуальное предложение, он предлагает вам больше, чем секс. Он как бы говорит: „Пожалуйста, прими меня“».

Опять же очень сложно для нас. Может быть, подсознательно мы это и имеем в виду. Но где-то очень глубоко. Так глубоко, что не замечаем этого. Нам кажется, что мы говорим: «Пожалуйста, дай мне, а то очень хочется». Впрочем, наверное, женщинам-психологам виднее.

Когда мужчине отказывают в сексе, он чувствует себя:
• разъяренным,
• неудовлетворенным,
• обманутым,
• просто глупо.

А вот отвергнутым? Ну, если только самую малость. Мужчины вообще предпочитают не обижаться, а злиться, не расстраиваться, а свирепеть. Психологи назовут это защитной реакцией. Пусть. Мы-то знаем, что, когда в ответ на поцелуи шейки слышно: «Только не сейчас», хочется эту самую шейку ухватить покрепче толстыми грубыми пальцами. Потому что какого черта? Разве может быть головная боль причиной? Ничего похожего. Мы и с головной болью запросто этим можем заниматься.

И потом, секс мы не предлагаем. Мы его добиваемся. И не потому, что хотим убедиться в том, что вы нас любите. И не потому, что хотим свою любовь доказать. А потому, что очень хочется получить сексуальное удовлетворение. То есть главное мужское качество – примитивность – и здесь правит бал.

Мужчины не любят одновременно разговаривать и заниматься любовью
Да, не любим. Вернее, не можем. Куда легче сопеть, концентрируясь на фантастических ощущениях. Но это не единственная причина.

Психологи утверждают, что мужчине нужно какое-то время, чтобы переключиться с одного вида деятельности на другой. И все это из-за странного устройства мужского мозга. Например, когда мужчина занимается любовью, прикасается к женщине, смотрит на нее, он использует одно полушарие мозга, а когда он хочет поговорить с женщиной о своих чувствах, у него должно включиться другое полушарие. Это переключение требует от мужчин определенного усилия. У женщин оба полушария работают одновременно.

Не знаю… С психологами спорить, конечно, трудно. У них сложные исследования, чудовищная по сложности аппаратура, стада подопытных мышей. У простых смертных – всего лишь здравый смысл и жизненный опыт. На всякий случай оставим мнение психологов в покое. То есть отчасти согласимся с ним. Наверное, действительно нам трудно переключаться. (Хотя есть такие мужчины, которые говорят в постели всякие грубые слова, обзывают женщину и так далее. Как же они ухитряются переключаться? Или у них мозг по-другому устроен?)
Словом, говорить в постели сложно не только и не столько потому, что трудно переключаться. А потому, что болтовня кажется нам довольно глупым занятием. Ну что я могу сказать? Как мне с тобой хорошо? Как ты красива и сексуальна? Ежу понятно, что это так. Иначе меня здесь не было бы. У нас ведь как? Если все очевидно, зачем об этом говорить? Глупости. Слова для нас – это просто информация. Конкретная и точная. Если мы в самом начале отношений сказали, что любим вас, априори считается, что повторять этого больше не нужно. Вы уже и так в курсе. Вот если ситуация изменится, тогда нужно новую информацию до вас донести: я не люблю тебя. Просто и понятно…
Но это не все. Мало того, что нам кажется глупым сам факт разговоров в постели. Мы еще жутко косноязычны. На более или менее приемлемый комплимент способен один мужчина из сотни. Для остальных высшим пилотажем является: «Ты сегодня хорошо выглядишь». И что, он каждый раз будет это говорить? Вы первая попросите его заткнуться.

Мы прекрасно понимаем, что не Цицероны. И не хотим оказываться в глупом положении, когда с языка слетают бесконечные банальности. Ведь, несмотря на наше косноязычие, критически относиться к своим ораторским способностям мы можем. И получается противная ситуация: мы знаем, что женщина любит ушами, но боимся, что будем смешны с нашими топорными «мне хорошо с тобой». А ничего более оригинального и умного родить не можем даже не в постели… Что, много мужчины говорят ласковых и нежных словечек по жизни? Нет. А уж в постели, когда голова вовсе не этим занята… Больше чем уверен – мужчины, у которых хорошо подвешен язык, легко переключаются раз сто во время полового акта между делом и разговором. И полушария тут ни при чем. Просто мы не хотим выглядеть глупо в ваших глазах. Да и в своих собственных тоже.

Выход из этой ситуации прост: напишите на бумажке фразы, которые хотели бы услышать от своего мужчины, и попросите его выучить их наизусть. Гарантирую, что он будет разливаться соловьем.

Мужчины часто выглядят отрешенными после секса и опять-таки не хотят разговаривать
Де Анджелис и иже с ней предлагают такое объяснение этому феномену: «Мужчины выглядят замкнутыми и отрешенными после секса потому, что они пытаются вновь взять себя в руки после того, как позволили эмоциям вырваться наружу во время оргазма».

Ох уж эти женщины! Опять какие-то чудные эмоции… При оргазме наружу вырываются не эмоции, а кое-что другое. (Ну, это так, к слову.)
Такими же замкнутыми и отрешенными мужчины бывают после:
• хорошей парилки с веничком и бутылки пива,
• напряженных переговоров, которые завершились удачной сделкой,
• пяти раундов на ринге,
• победы любимой команды в напряженном матче.

Не замкнутыми и отрешенными бываем мы после секса, а уставшими, расслабленными и довольными. В таком состоянии вовсе не тянет обсуждать нюансы взаимоотношений. Вообще говорить не хочется. И двигаться тоже. Вот предложили бы вы бутылочку пива…
Когда человек расслаблен, мысль о какой-либо деятельности (неважно, умственной или физической) вызывает у него отвращение. Вам ведь тоже не до секса после целого дня, проведенного на работе, в магазинах, у плиты. Что вы говорите? Правильно, что вы устали. Вот и мы устаем. Для нас секс не только удовольствие, но и довольно большая физическая нагрузка.

Вездесущие ученые подсчитали, что мужчина тратит во время полового акта столько калорий, сколько расходует боксер за три раунда на ринге. Тем, кто на ринге не был, скажу, что это очень и очень много. А нагрузка на сердечно-сосудистую систему? А на дыхательную? На мышечную? Лесоповал просто… А вы поговорить хотите.

Мне думается, что, если бы мужчины говорили столько, сколько вы того желаете, ни на что, кроме разговоров, у них сил бы не хватило. До поговорить, во время поговорить, после поговорить… Это ж сколько энергии! Тогда проще поговорить вместо…
Кроме того, вот было влечение жуткое, и вдруг как рукой сняло! На месте него образуется некая пустота. Пока не накопятся новые силенки и новое влечение. А как можно разговаривать, целоваться, обниматься, когда внутри абсолютно пусто? Нет там ничего. Нет даже любви, которую мы, возможно, испытывали. И интереса к женщине нет. Все это пропадает. В один момент, как по мановению волшебной палочки (простите за сравнение). Теперь сложите физическую усталость и чувство опустошенности. Как вы думаете, возникнет при таких раскладах желание болтать и целоваться?

Заданный сразу после секса вопрос: «О чем ты сейчас думаешь?» – приводит в состояние полного ступора любого мужчину. Да ни о чем мы не думаем. Мы расслабленно отдыхаем. В голове тихо и пусто, как на заброшенном чердаке. Мы НЕ думаем:
• Как мне было хорошо с тобой.

• Как ты красива.

• Как я люблю тебя.

• Мне хочется носить тебя на руках.

• Я хочу на тебе жениться.

• Это был лучший секс в моей жизни.

• Ты единственная и неповторимая.

О чем мы можем худо-бедно думать:
• Только бы она не спросила, о чем я сейчас думаю.

• Хорошо бы выпить холодненького пива.

• Все-таки минет она делает не так чтобы очень.

• Зверски хочется спать.

Не знаю, виноваты ли в этом эмоции, которые мы выплеснули во время оргазма, и есть ли здесь желание себя контролировать (как утверждают некоторые авторы), но одно могу сказать точно: усталости хоть отбавляй.

Наиболее сильное возбуждающее действие на мужчину оказывают визуальные раздражители
Ага. Поэтому нам не очень нравится заниматься сексом в темноте. Там скучновато. То ли дело, когда горят юпитеры и видно все до мельчайших деталей! Вот это бодро. И вообще непонятно, зачем надевать чулки и делать макияж, если все это приходится определять на ощупь? Смотреть на эти красоты нам хочется не только до, но и в процессе.

Женщины, насколько я знаю, бывают весьма озабочены тем, как они выглядят во время полового акта. Им очень хочется, чтобы все выглядело красиво – лицо, движения, тело и так далее. Скажу по секрету, женщин, которые выглядят в этот момент не привлекательно, практически не бывает. Ну, может, одна из сотни.

Кроме того, возбуждает нас вовсе не красота. Красота нас привлекает, но не возбуждает. Это как эротика и порно. Эротика – довольно мило, но как-то вяленько. А вот порно!.. Позвольте спросить, много красивого вы видели в порнофильмах? То-то и оно. Ничего там красивого нет. Зато возбуждающего хоть отбавляй (для нас, ясное дело). Чуть-чуть вульгарности, откровенные виды и смелые ракурсы – вот что мы называем визуальными раздражителями. А не умелый тонкий макияж, изящные изгибы тела и нежный румянец на щеках.

Иногда плакать хочется от того, какие мы с вами разные! Ну почему нам нравятся совершенно противоположные вещи? Такая насмешка природы…
Мужчины не любят, когда женщины ведут себя так, будто им не нравится заниматься сексом
А также они не любят белоручек, свихнувшихся чистюль, чересчур брезгливых и тому подобных дамочек, у которых слово «секс» и слово «грязь» являются синонимами.

Здесь возможны два варианта. Первый – когда женщину воспитали так, что она и в самом деле воспринимает секс как тяжкую повинность. Это случай клинический. Тут уже ничего поделать нельзя. Поэтому с такими задерживаются лишь те мужчины, которых воспитали примерно так же. Получаются великолепные семейки ортодоксальных христиан и иудеев. Для них секс не удовольствие для обоих, а лишь средство продолжения рода. Сиречь процесс осеменения. И скучно, и грустно. В эту же печальную группу входят женщины фригидные или околофригидные. Тут уже к врачам и психологам. Жить с такой – значит чувствовать себя постоянно грязным и грубым животным, маньяком, извращенцем и т. д. и т. п. Ни один нормальный мужчина такого не выдержит.

Второй вариант еще хуже. Здесь тоже виновато воспитание. Но женщине в глубине души это милое занятие нравится. Просто ее приучили, что показывать свою радость, когда мужчина забирается в постель, не стоит, потому что:
• Это неприлично.

• В противном случае он будет считать ее шлюхой.

• Настоящей леди это нравиться не может.

• Пусть знает, кто в доме хозяйка.

• Таким образом можно здорово манипулировать мужчиной.

• Ну и прочие подобные глупости.

Причем здесь речь идет не только о регулярных прямых отказах. Де Анджелис очень удачно описала все то, что мужчины расценивают как «неспортивное» поведение. Именно так ведут себя дамочки, которые:
• пренебрежительно отзываются о сексе;
• чувствуют смущение, говоря о сексе;
• часто демонстрируют свое нежелание заниматься любовью;
• критикуют своих любовников или мужей за проявление их сексуальности;
• ведут себя в постели по принципу «это нужно пережить» или показывают, что они просто терпят секс.

От таких мадам и мадемуазель хочется бежать без оглядки. Даже если она всего лишь демонстрирует подобное отношение. Я бы добавил еще несколько моментов, которые сильно нас раздражают:
• Нежелание разговаривать о сексе.

• Восклицания во время подобного разговора вроде: «Фу, какая гадость» (неважно о чем идет речь – о поцелуе в щечку или об анальном сексе. Даже если что-то не принимается по определению, можно сказать об этом как-то иначе).

• Железная решимость проделывать все в кромешной темноте и только под одеялом.

• Заявления вроде: «Вам, мужикам, только это и нужно» (не только это, но еще пиво, рыбалка, бильярд и Формула-1).

• Избегание прикосновений вне постели.

Продолжать этот скорбный список можно до бесконечности. Но если коротко – нас злят любые намеки на то, что секс – штука вовсе не такая замечательная, как нам это кажется. Не убедите. Это увлекательнейшее занятие. (И помогает в борьбе против простатита.)
Та, которая так не считает, автоматически заносится в черный список. К такой женщине присматриваешься с подозрением. Такую женщину хочется познакомить со своим лютым врагом. Такой женщине изменяешь с особенным удовольствием и по многу раз.

Мы любим секс. И любим тех, кто его тоже любит. Во всех его проявлениях.

Если посмотреть на этот вопрос шире, то можно сказать, что мужчинам не нравится даже ситуация, когда у женщины просто слишком много ограничений. И совсем плохо, когда она считает, что так и должно быть. Мол, пускай это делают всякие потаскухи, а я женщина порядочная.

Лет сто назад такая постановка вопроса, пожалуй, была единственно правильной. Тогда мужчины более или менее четко разделяли семейную жизнь, любовь и секс для удовольствия. (То есть разделяют они это и сейчас, но больше теоретически.) Женщины успешно завоевали право запрещать нам ходить «с девочками в номера». А тогда все это совершенно естественно осуществлялось на практике. Так что для изысков и маленьких радостей были девочки, для красивых писем и вздохов при луне – любовницы, а для солидности и продолжения рода – жены. Очень удобно. Все все знали. Все было почти легально. Всех все устраивало.

Сейчас о таких раскладах остается только мечтать. Можно, конечно, так жить и сейчас, но это сопряжено с огромным риском и большими трудностями. Куда удобнее, когда все это получаешь «в одном флаконе». Но порой такой вот «флакон» встает на цыпочки, высоко вздергивает носик и говорит: «Эту гадость я глотать не буду!» При этом выражение лица у нее такое, словно ей предложили откусить кусочек от живого осьминога… Да и ради бога! Не хочешь – не глотай. Мы к такому привыкли. И уже почти не расстраиваемся. Но ведь можно хотя бы сказать это по-другому?!

Давно заметил: стоит предложить женщине что-нибудь такое, что она не приемлет, она заявит об этом так, что жить потом не хочется. Чувствуешь себя чудовищным извращенцем, место которому либо в тюрьме, либо в больнице. А всего-то речь шла об оральном сексе.

Ну, хорошо, мы прекрасно понимаем, что не может абсолютно все человеку нравиться. Мы признаем за вами право не делать то, что вызывает у вас неприятие. Но зачем при отказе всячески демонстрировать, насколько вам это неприятно? Большие глаза, брезгливая гримаса, словечки вроде «гадость» и «мерзость» – в сто раз хуже любого отказа. Ну, не хочешь делать минет – не делай. Со временем найду другую, которая сделает. Только скажи об этом нормально и вежливо. Не пытайся лишний раз своим тоном показать, что я полнейшее ничтожество, а ты королева (я-то уверен, что все наоборот). Не сам по себе отказ раздражает мужчин, а нетактичная форма этого отказа. Если человек любит что-то, чего не любите вы, это не значит, что он неполноценный. И не нужно смотреть на него, как на экспонат кунсткамеры.

А если вы таким образом хотите показать свою порядочность, воспитанность и целомудренность, то это зря. Мы никогда не подумаем: «Ах, она так бурно отказалась от анального секса, значит, она очень чистоплотная и воспитанная девушка». Нет. Мы подумаем примерно так: «Ну и дура. Зря я с Маринкой расстался».

Вообще, замечаю, что мужчины с особенной теплотой вспоминают женщин, которые с энтузиазмом делали то, о чем их просили, и получали при этом удовольствие. Даже если это был совсем короткий роман, а то и одна единственная ночь. Они выбиваются из общего ряда, и всегда немного жаль, если что-то не заладилось в отношениях. Мы можем забыть красивую или умную женщину, добрую или заботливую, женщину, которая сделала для нас что-нибудь важное. Но ту, с которой был отличный секс, не забудем никогда. И отношение к ней сохраним самое хорошее. Я же говорил, что мы сентиментальны.

Ну, это так, лирика. Вернемся к женщинам, которые делают вид, что секс недолюбливают. Хотя, наверное, пора и закруглиться с этой темой. Подведем неутешительные итоги. Мужчины очень негативно относятся даже к тонким намекам на то, что секс – штука не очень хорошая. Мы любим об этом говорить, любим об этом думать и любим этим заниматься. Кто не с нами – тот против нас. Открытая демонстрация недовольства сексом или какими-то деталями нас раздражает. Что-то не нравится – скажи нормально. Не показывай мне, какая ты недотрога. Тогда возможен конструктивный диалог. Хотя… Лучше, чтобы нравилось. В заключение хочу сказать, что мужчина никогда не будет по-настоящему близок с женщиной, которая не разделяет и не понимает его желаний и интересов в постели.

Мужчины не жалуют женщин, которые никогда не выступают инициатором в сексе
Угу. Ее, конечно же, так воспитали. Даже если секса ей хочется до судорог, она будет терпеливо сидеть и ждать, когда я сам подойду и предложу. Сами мы стесняемся. Или не умеем. А скорее всего, и то и другое.

Не так страшно, как предыдущий пункт, но хорошего мало. И дело здесь даже не в том, что, постоянно выступая инициатором, я лишний раз рискую нарваться на отказ. Черт с ним, с отказом. Не устраивает меня то, что впечатление складывается такое, будто мне одному это нужно. Из-за этого возникают всякие нехорошие мыслишки вроде: «А может, ей со мной плохо в постели?»
У нас ведь все понятно – если чего-то хочешь, подойди и попроси. Если не просишь, значит, тебе этого не нужно. А почему не нужно? И пошли вопросы…
Вот говорит вам человек, что очень любит клубнику. Купили вы, чтобы его порадовать, ведерко этой славной ягоды и поставили на стол. А человек сидит и в потолок смотрит с отсутствующим видом. Предложили ему угощаться. Он ягодку взял, вроде охотно так, схрумкал ее и опять сидит, как истукан. Еще предложили, он опять ягодку хвать, хрум и дальше «являет собой полное отсутствие». Что, так и будете ему все ведро по ягодке скармливать? После второй попытки задумаетесь: а может, про клубнику это он так просто ляпнул, от нечего делать? А теперь вот сидит, как воспитанный человек, заставляет себя соответствовать… Мучается с каждой клубничкой… Пожалеете его, сирого, да и уберете ведерко.

Вот так и мы переживаем, когда от вас не можем дождаться инициативы ни при каких обстоятельствах. Кто знает, что у вас в голове происходит? А ведь очень сложно расслабиться и получить удовольствие, когда толком не знаешь, о чем человечек думает. Вот если он хотя бы каждую пятую ягодку сам просить будет, сомнений не останется – все хорошо, он действительно к клубнике неравнодушен.

Под инициативой подразумевается не страстное хватание за причинное место и не стоны: «Возьми меня!» Если все это неожиданно, над ухом, в полной тишине, можно и напугать. Мы нервные. Можно действовать и проще. Подойти, погладить, поцеловать, посмотреть выразительно… Не мне вас учить. Но при этом нужно помнить, что знаки мы понимаем и считываем неважно. Нам нужно говорить два раза и медленно. Возможно, сообразим не сразу, чего от нас ждут, и вам придется потрудиться. Но зато мы будем благодарны за это. Ведь не очень приятно чувствовать себя насильником…
И опять же проявление вашей заинтересованности в этом вопросе мы ни коем случае не расценим как распущенность. И не будем думать, что вы нимфоманка. Ничего такого. Наоборот, мнение будет резко положительным.

Мужчины не любят женщин, не знающих мужское тело
То есть эрогенные зоны и все такое. Написано про это немало. Есть картинки, схемы, графики и диаграммы. Продвинутые женщины все это внимательнейшим образом изучают. Самые шустрые применяют на практике. Это здорово. Наиболее продвинутые знают, что эрогенной зоной у мужчины является не только пенис. Честь им и хвала.

Но здесь возникает некоторая путаница с пониманием того, что такое эрогенная зона у мужчины. Честно говоря, писать об этом довольно сложно. Ибо приходится опираться преимущественно на субъективные ощущения. Что испытывают другие мужчины, я могу знать только по невразумительным намекам. Мужчины ведь не любят с друзьями обсуждать подробности своей интимной жизни. На самом деле не любят. Так, в общих чертах, без упоминания деталей. И уж тем более не говорят с другими мужчинами о своих ощущениях во время занятий сексом. Так что к моим словам нужно отнестись критически и обязательно потом поинтересоваться у своего партнера, что чувствует он. Так вы получите наиболее полную картину. Единственное, что могу сказать в свое оправдание, – особых отклонений от нормы я за собой не замечал (писательство не в счет). И скорее всего, чувствую то же, что и подавляющее большинство мужчин.

Так вот, насчет эрогенных зон у мужчины. Говорят, что их тоже довольно много. Гм… Есть много мест, ласки которых доставляют слабые приятные ощущения. Просто приятные. Сказать, что они возбуждают, нельзя. Возбуждать может сам факт близости обнаженной женщины, которая активно суетится где-то в районе спины. Это прикольно. А вот непосредственно поцелуи и покусывания… Нет, ничего против я не имею. Но могу и заснуть.

Сразу оговорюсь – это вовсе не значит, что не нужно никуда целовать. Нужно. Это действительно приятно. Но думать, что, когда нам целуют соски, мы реагируем так же, как вы, – заблуждение. С тем же успехом нам можно целовать локоть или коленную чашечку. Разница незначительная. В общем-то ничего, но не нужно на это налегать. Вот если вы опуститесь ниже… Там действительно эрогенная зона. Настоящая. Без дураков.

Так вот, о женщинах, которые мужское тело не знают. Ну, грустно это, безусловно. И даже бог с ними, с поцелуями нежными и поглаживаниями ласковыми. Больше всего расстраивает неумелое обращение с пенисом. Многие авторы всяких сексуальных самоучителей утверждают, что мы-де обижаемся на всякие неудачные манипуляции с нашим сокровищем, потому что целиком и полностью себя с этим сокровищем ассоциируем. Вот, например, у Барбары: «Мужчины настолько идентифицируют себя со своим пенисом, что интерпретируют ваше отношение к их сексуальному органу как ваше отношение к ним».

Все проще. Не нужно так глубоко копать.

Неумелое обращение с главной мужской ценностью расстраивает нас по двум причинам. Во-первых, возможны либо неприятные ощущения, либо полное отсутствие каких бы то ни было ощущений. Елки зеленые! Одна эрогенная зона, и с той не управиться. Знаете, как обидно? Во-вторых, если женщина даже эту штуку в руках держать нормально не умеет, чего от нее можно ожидать, когда дело дойдет до самого интересного? Почти наверняка ничего. Это огорчает.

Хуже неумелого обращения только отсутствие этого обращения. Женщина, которая старается не прикасаться к этому забавному предмету, воспринимается как законченная эгоистка. Совершенно не хочется иметь с ней дело. Это и злит, и обижает, и раздражает одновременно. Непонятно, испачкаться боится или сломать там что-нибудь. А самой подавай длительные ласки! Хочется сказать: «Фигушки тебе, кончай сама, а я пойду покурю…» И ведь таких много. Хоть перчатки резиновые выдавай. Ну не гнусность? Представьте себе, что вдруг у вас все эрогенные зоны перестали работать. Будто электричество отключили. Осталось только аварийное освещение – клитор. И вот мужчина с сопением целует и гладит вас везде, кроме этого самого места. Долго так, с упоением, думая, что дарит вам неземное блаженство. А туда – ни в какую. Даже когда намекаете. Ручонки отдергивает, губенки кривит и все к шейке старается подобраться. А у вас там анестезия местная… И как? Порадуетесь такому обращению? Сомневаюсь.

Не так уж много нужно знать о мужском теле. Еще меньше нужно делать. Неужели это так тяжело? Ах, противно?.. Тогда до свидания.

Мужчины не любят женщин, которые слишком много или слишком мало говорят в постели
Не-а, не любим. Помните, что слова для нас всего лишь информация? Ну и вот. Комментировать каждое мое движение не стоит. Я и так прекрасно знаю, что делаю. В каких случаях мы хотим слышать ваш голос? В таких:
• Вам больно.

• Вы ничего в этой позиции не чувствуете.

• Вам хочется, чтобы мы повторили какой-нибудь особенно изысканный пируэт.

• Вам хорошо с нами (один раз в середине и один раз в конце, этого вполне достаточно).

• Вам плохо с нами (один раз до или вместо).

Мы готовы задушить вас подушкой, когда вы говорите:
• Мой бывший муж делал это лучше.

• У тебя сейчас глупое лицо.

• Ой, какой он маленький и хорошенький!

• Придумай что-нибудь поинтереснее.

• Так я никогда не кончу.

• Только не в меня!

• Поговори со мной.

• Что ты сейчас чувствуешь?

Ну и тому подобные милые и не очень глупости. Мало того, что всякая болтовня отвлекает от основного процесса, она зачастую ставит нас в тупик. Ну как сказать, что я сейчас чувствую? Ощущения мужчины могут описать только женщины в женских романах. Лишь им это под силу. Заучить и цитировать, что ли?

Или это хрестоматийное «Только не в меня!». Сколько оргазмов испорчено этим возгласом! Ну почему не договориться обо всем заранее? Почему нужно дергаться так, словно через вас пропустили 2000 вольт, и истошно верещать? Причем все это в самый интересный момент…
А как вгоняют в ступор слова: «Поговори со мной»! Господи, о чем? Да и как, если ты и так стараешься не сбить дыхание? Нельзя ли оставить разговоры на потом? Ах, оказывается, нельзя… Ну, тогда давай поговорим. А кончим в другой раз.

Мы охотно принимаем (и даже приветствуем) деловые предложения и конструктивную критику (в очень вежливой форме). Ничего страшного, если вы скажете, что я уже час страстно целую пупок, а клитор на самом деле чуть ниже. Хорошо, если вы говорите, что в этой позиции никакого удовольствия не получаете. Этим вы экономите и свои, и наши силы.

Но только говорить нужно прямо, коротко и по существу. Без намеков и околичностей. И максимально конкретно. Если вам так хочется узнать о наших ощущениях в данный момент, сформулируйте сами ответ и проговорите его в вопросительной форме:
– Ты чувствуешь, как у тебя постепенно нарастает возбуждение и внизу все сладко ноет от предвкушения близости?

– Да, чувствую.

– Ты чувствуешь, как твой член медленно входит в горячее, влажное влагалище?

– Да, чувствую.

И так далее. Вроде и поговорили, и дело делается. Все довольны.

Другая крайность – мертвое молчание. Сопение, кряхтение, постанывание и все. Это хорошо, когда партнеры уже давно знакомы и все успели обсудить. Но если еще узнавание друг друга продолжается? Нам приходится опытным путем, методом проб и ошибок определять, что вам нравится больше, а что меньше. «Наугад, как ночью по тайге»… Мы ведь на самом деле хотим, чтобы вы получили удовольствие. Так почему же тяжкое бремя ответственности за ваш оргазм ложится исключительно на наши плечи? Или вы в нем ни капельки не заинтересованы?

Нет, конечно, забавно побыть отважным исследователем и первооткрывателем. Мы не против. Но вы хоть примерную карту дайте! Или компас… Многие женщины уверены, что запросто могут и без слов дать понять мужчине, что им нравится, а что нет. И если мужчина этого не понимает, значит, он неумелый любовник или бесчувственный чурбан.

Да мы в половине случаев, если не больше, бесчувственные чурбаны! И что теперь? Из-за каких-то непонятных принципов удовольствия не получать?

Мы ведь даже слова плохо понимаем. Ну, не вообще слова, а те, что вы говорите. И как вы их употребляете… С намеками всякими тонкими… Что же говорить о вашем слабом шевелении, когда мы ладонь на вашу грудь кладем? Откуда нам знать, нравится вам это или вы просто поудобнее ложитесь? Как правило, мы, не особенно заморачиваясь, все знаки толкуем в свою пользу. Это я уже говорил в главе про знакомство. Если женщина стонет и извивается, значит, ей такая ласка нравится. А потому – быстрее, глубже, сильнее! То, что вам может быть больно, нам и в голову не придет. Мы ведь уверены, что, если вам больно или неприятно, сами скажете. Ну а коль молчите…
К нашей непонятливости нужно приплюсовать и нашу увлеченность процессом. Невозможно отслеживать все реакции женщины в этот момент. Такие фантастические ощущения! Как тут вдумываться, почему вы вдруг перестали шевелиться? Мы вообще можем этого не заметить. Слишком уж захвачены собственными ощущениями. Устали вы, перестали что-то чувствовать в этом положении, уснули… Мы можем на это не обратить внимания. Это не знаменитый мужской эгоизм, это не врожденный идиотизм, это не записной сволочизм. Это…
Ну вот, например, вы примеряете сногсшибательное платье, увидев которое все ваши подруги начнут биться в судорогах. В этот момент ваш муж молча уходит на кухню, возвращается, садится в кресло и с укоризной посматривает на вас. Он не обнаружил обеда. Для него это трагедия. Но он по-прежнему молчит, рассчитывая, что вы поймаете его печальный взгляд и в вас проснется совесть. Вопрос: долго он будет этого ждать? Думаю, что пока вы не закончите примерку и не налюбуетесь на себя, красавицу, всласть. Нет, я понимаю, ситуация абсурдная – девять из десяти мужчин молча сидеть не будут. Он еще с кухни начнет вопить, что вы его голодом морите. Но просто предположим… И что? Кто в этой ситуации не прав? Мужчина. Что-то не устраивает – скажи, потому что человек занят очень важным и интересным делом и не может все вокруг видеть. Вот примерно то же самое происходит при половом акте. Только для мужчины это даже круче, чем для вас примерка нового платья. Так что, если что-то не так, не молчите, а скажите прямо. Он услышит и придумает что-нибудь. А если не услышит, значит:
• он глухой;
• он тупой;
• вы говорите слишком тихо;
• вы говорите слишком непонятно;
• вы говорите слишком поздно;
• он действительно сволочь;
• ему на вас наплевать.

Как действовать при таких раскладах – уже ваше дело. Можете вытворять все, что угодно, и будете абсолютно правы.

Итак, резюме. Мужчины любят, когда женщина в постели говорит коротко и по делу. Излишняя болтовня и партизанское молчание портят нам весь аппетит на это дело. Такие вот мы капризные, да.

Мужчины обожают альтернативные виды близости
Ну, об этом знают все. Потому что этого мы и не скрываем. А чего скрывать? Нам это кажется вполне естественным и очень приятным занятием. Оральный и анальный секс – это здорово, ага. Не все, конечно, от этого начинают в восторге сучить ножками, но опять-таки подавляющее большинство. Даже и писать-то об этом как-то совестно. Чего тысячу раз сказанное повторять?

Поэтому совсем коротко. Любили, любим и будем любить. Если не получаем – будем мечтать. Если получаем – будем ценить.

Почему нам это так нравится? Да потому, что очень приятные ощущения. Это во-первых. А во-вторых, когда это действо происходит, мы чувствуем, что женщина принимает нас полностью. Нет, в самом деле. Эмоциональная сторона дела для нас даже важнее, чем разница в ощущениях.

Как-то на одном из форумов в Интернете наткнулся на обсуждение проблемы анального секса. Одна девушка спросила, мол, как быть, если партнер предлагает попробовать эту штуку. Говорили разное. В том числе прозвучало мнение, что мужчина таким образом женщину унижает и получает от этого извращенное удовольствие. А потом, соответственно, вообще перестает уважать. Сказала это женщина. С ней охотно согласились еще несколько дамочек. Интересно, откуда у них такая информация? Не иначе, бабушкино воспитание.

Со всей ответственностью хочу заявить, что никого мы таким макаром не унижаем. И не собираемся. Наоборот, мы хотим убедиться, что по-настоящему дороги и близки этой женщине. Отсюда теплая благодарность, если все случилось (и обида, если нам сказали: «Отвали, извращенец»). Для нас это – выражение вашего доверия. Ни больше, ни меньше. Это относится и к оральному сексу. (Под оральным сексом понимается не почти дружеский чмок в то самое место, а доведенный до логического завершения акт.)
Само собой, если женщине все это не нравится, не нужно себя заставлять. Ну нет, и нет. Только опять же, сказать «нет» можно очень по-разному. Категорически не воспринимаются нами слова типа:
• гадость;
• мерзость;
• мне противно даже говорить об этом;
• как ты мог такое предложить мне;
• я тебе не шлюха;
• а если тебя самого туда?

Можно выразить все иначе. Это как раз тот случай, когда эмоции лучше оставить при себе. Почему не сказать: «Нет, извини, но мне очень больно». (Правда, многие мужчины уверены, что при достаточной тренировке запросто можно от болезненных ощущений избавиться. Так что такой вариант может дать лишь временную передышку.) Но все-таки «больно» – это причина уважительная. А «гадость» – неуважительная. «Рвотный рефлекс или травма челюсти» – уважительная. «Противно и мерзость» – нет. Тут, я думаю, все понятно. Вы ведь тоже считаете футбол неуважительной причиной нашего отказа сходить в магазин. Почему же думаете, что, сказав «гадость», снимаете все вопросы? Наоборот, только увеличиваете их количество.

Совсем здорово, когда такие штуки предлагает сама женщина. Мы ведь зачастую стесняемся попросить. Памятуя, в частности, о своей бывшей, которая чуть в обмороки не падала, когда об этом разговор заходил. Стесняемся, молчим, но отчаянно хотим. Так что если вы разговор заводите, мы готовы на руках вас носить. Редко, правда, такое бывает, к сожалению… И опять-таки испорченной мы такую женщину считать не будем. Ни в коем случае.

Короче, самое теплое отношение у нас к тем женщинам, которые наши желания понимают и относятся к ним уважительно. Если согласие, то без затравленного взгляда девочки-полонянки, если отказ – то без брезгливых гримас. Все очень просто. И никаких мыслей об унижении и подобных глупостях.

Мужчины не любят, когда женщины используют свою сексуальность для манипулирования этими самыми мужчинами
Так утверждают западные женщины-авторы. Так говорят тамошние инфантильные мужички. Так потихоньку начинают покрикивать наши милые продвинутые дамочки.

Тут я хотел бы у всей это братии поинтересоваться: а как же еще нами можно манипулировать? Сексуальность – единственное оружие женщин в борьбе за выживание. Что же, и его отнять? Нет, этого допускать нельзя!

Другое дело, что во всем нужно знать меру и помнить про совесть. Мы все-таки не такие тупые животные, как нас часто изображают в книжках про стерв. И неуклюжие попытки женщины продвинуться по служебной лестнице, лишь чуть приоткрывая коленки, действительно вызывают у нас отвращение. Михаил Михайлович Жванецкий написал приблизительно следующее (за точность цитаты не ручаюсь, но суть передаю верно): «Я был непорядочен в цели, она – в средствах». Очень верное наблюдение. Действительно, мужчины, может, и добиваются чего-то не слишком благородного, но делают это достаточно открыто, так сказать, с поднятым забралом. Женщины же стремятся к целям более достойным. Но как!..

А ведь мужчины очень трепетно относятся к правилам игры. В этой книге уже промелькнуло выражение «неспортивное поведение». Так вот, это понятие очень много значит для мужчин. Мы считаем, что в большинстве случаев действовать нужно прямо и честно, не прибегая к различным «военным хитростям». Соответственно, когда женщина начинает вести себя «неспортивно», мы расцениваем это как нарушение правил игры, достойное порицания. Вот типичный пример такого «неспортивного», на наш взгляд, поведения.

Цитата из книги замечательного писателя Виктора Конецкого: «Было у меня несколько приятельниц, пишущих прозу. Давно это было. Молоденькие и довольно соблазнительные. Никак уж не синие чулки. И все рассказывали про литературные победы (на фронте печатания своих рассказов) одинаковые истории. Приходит соблазнительная писательница к редактору журнала, приносит рукопись. Редактор клюет на ее чары, просит о свидании, короче говоря, намекает, подлец и феодал, на постель. Писательница неуловимо-уловимым намеком дает понять, что все в свое время произойдет как по писаному. Редактор ее опус проталкивает. После чего гордая писательница сообщает, что он, редактор, не на ту нарвался, что она верная жена и вообще неприступный Эверест». Ага. Ясное дело, сам редактор тоже виноват. Нечего, понимаешь, намеки нехорошие делать. Но все-таки…
Это весьма типичная ситуация манипулирования. Не будем касаться моральной стороны дела. Давно известно, что мораль женщины и мораль мужчины – вещи абсолютно разные. С этим нужно просто смириться. Но вот манипулирование… Не сам по себе факт использования сексуальности для достижения своих целей нас раздражает. Это нормально. Ненормально, когда это делается грубо и примитивно. Манипулировать можно, унижать нельзя. Мужчина никогда не будет скандалить, если его таким манером обвели вокруг пальца. Ну, расстроится немного, хмыкнет, мол, сам дурак, и на этом успокоится. Потому как знает – все по справедливости. Таковы правила игры. Но только если не задели его самолюбие, а то и честь. Вот в таком случае он не преминет при случае нанести ответный удар.

Стоны западных мужчин, что они терпеть не могут, когда к ним относятся как к сексуальным объектам, мне, честно говоря, совсем непонятны. Они это тоже считают своего рода манипуляциями. Ой-ой-ой!.. Какие же они там все чувствительные… Ну или так думают женщины, которые книжки про мужчин бодро пишут.

На самом же деле, куда обиднее, когда к нам относятся, как к:
• кошельку с ушками,
• массовику-затейнику,
• мальчику на побегушках,
• дешевой рабочей силе.

Сексуальный объект? Да ради бога! Вот что говорит один из мужчин в книге Барбары де Анджелис: «Когда я вижу женщину, откровенно демонстрирующую свою сексуальность или просто пристающую ко мне, я чувствую сексуальное возбуждение – автоматически. Но это чисто физически. Внутри меня появляется отвращение к ней, более того, я чувствую себя оскорбленным тем, как со мной обращаются». Ну и где здесь манипуляция? Такие жалобы нормально слышать от женщины. Но от мужчины?..

Подобное поведение не понравится нам только в двух случаях:
1. Если в конце женщина прокрутит динамо.

2. Если женщина нас абсолютно не привлекает внешне.

Если нет ни первого, ни второго, мы не будем против подобного поведения. Даже наоборот, поприветствуем.

А вот когда показывают ножки исключительно для того, чтобы забраться в кошелек, причем делают это нагло и примитивно, – это вызовет отвращение у любого уважающего себя мужчины. И вообще, отношения «ты мне – я тебе» нас устраивают только в том случае, если к женщине никакого интереса, кроме сексуального, мы не испытываем. Если же она интересна нам и как человек, баш на баш нам абсолютно не нужен.

Еще один из видов манипулирования – кокетничанье с другими мужчинами. Или подробные и не очень рассказы о многочисленных поклонниках или столь же многочисленных бывших партнерах. За такими откровениями мы видим лишь неуверенность в себе. Больше ничего. Мужчины ведь тоже себя ведут подобным образом. Если он в себе уверен, знает, что нравится женщинам, то не будет налево-направо рассказывать о своих похождениях. И не только женщине, но и мужчинам. Кому какое дело до этого? Вот ежели есть какие-то сомнения в собственной привлекательности и интересности, тогда – да, нужно каждому встречному и поперечному поведать о своих победах и толпах поклонниц, которых якобы не знаешь, куда девать.

Мы сами себя так ведем, поэтому подобные женские штучки раскусываем быстро. И внутри себя гаденько хихикаем, когда слышим все эти ахи-вздохи типа: «Ой, не знаю, что с ними делать… Как они надоели! То в кино, то в ресторан, а один все в Париж зовет…» Я на это всегда отвечаю: «Зовет? Поезжай!» А что, нужно тут же начать больше ее ценить? Тоже судорожно приглашать в рестораны и Парижи? Ага, сейчас! Если я кого-то куда-то приглашаю, то вовсе не потому, что боюсь, как бы меня не опередили. А потому, что мне этого хочется. И манипулировать мною так бездарно не нужно. Ничего, кроме отвращения, это не вызовет.

То же относится к рассказам о своих бывших. Просто раздражают они. Мы не собираемся меняться, чтобы быть похожими на них. Мы не будем изменять линию своего поведения. Многие женщины ведь как мыслят: если я скажу ему, что мне нравилось в поведении моего бывшего мужа, он начнет себя вести так же. Ха-ха-ха! Нравится бывший – возвращайся к нему. И весь сказ…
Резюме: манипулировать нами при помощи своей сексуальности можно и нужно. Но делать это следует тонко. И не насмехаться потом над нашими глупыми лицами. Раздражают нас грубые манипуляции. Мы, конечно, существа туповатые, но во всем, что касается секса, стремительно умнеем. Я говорил, что с нами нужно играть. Да, нужно. Но не приплетая сюда секс. Иначе добиться можно прямо противоположных результатов.

Неутешительные итоги
Как понятно из всего написанного выше, мужчина – существо мерзковатое. Его мало заботят чувства и эмоции, ему не очень-то нужна любовь и вздохи при Луне, он не стремится к красоте. Все, что ему нужно в сексе, – только секс. Разнообразный, спонтанный, безудержный, зажигательный. Причем желательно с разными женщинами и по многу раз. Ага. Короче, этакие похотливые сатиры. И самое ужасное – примерно так и есть на самом деле. Может быть, самую чуточку получше… Но с этим ничего поделать нельзя. Такими уж нас слепила матушка-природа.

Все опять-таки идет из глубины веков. И вся проблема в одной маленькой штуке, которая называется гипоталамусом. Ну да, эта штуковина сидит в голове. И стоит попасть туда тестостерону, как у человека возникает желание заняться сексом. Так вот, у мужчин этого тестостерона раз в 10–20 раз больше, чем у женщин. И сам гипоталамус у среднего мужчины больше (если он не «голубой»). А теперь прикинем: и гипоталамус больше, и тестостерона больше. Ясен пончик, что при таких раскладах мы волей-неволей становимся сексуальными маньяками. И не наша в том вина.

Если бы наше сексуальное влечение было не столь сильным, род человеческий давно перестал бы существовать. А как иначе? Представьте себе древние времена. Живет себе какое-нибудь маленькое племя в джунглях. Мужчины ходят на охоту и охраняют территорию племени от конкурентов. Женщины занимаются собирательством, поддерживают огонь в шалашах и растят детишек. Идиллия. Но занятия у мужчин куда более опасные. Соответственно, и гибнут они гораздо чаще. Если бы тогдашние мужчины умилялись сидению при Луне с нежными поцелуями в щечку, очень быстро в племени остались бы лишь тетеньки. Ну и дряхлые старички, толку от которых, понятное дело, шиш да кумыш. А, как известно, без мужчин размножаться как-то несподручно… Вяло дело идет. Какой выход? Правильно – пришел с охоты, начинай в срочном порядке оплодотворять самочек. Желательно не обращая внимания на всякие досадные помехи вроде набега мамонтов. И особенно не привередничай, иначе, пока будешь выбирать ту, единственную, какой-нибудь не в меру ретивый сосед сделает все вместо тебя или мамонт раздавит… И так веками. Отразил набег, отловил саблезубого тигра – и бегом восстанавливать потери в мужской части населения.

Ведь во все времена и во всех странах рождение мальчика было большой радостью, а вот народившаяся девочка приносила одно расстройство. И так вас много было. Гораздо больше, чем мужчин. То есть на одного бодрого самца штук шесть-семь весьма привлекательных самочек. Которые еще и беременеют через раз, и дитенков подолгу вынашивают (то есть, грубо говоря, в это время совершенно бесполезны). Понятно, что нужно хватать любую, которая ближе. И не одну за день. Вот и растет гипоталамус. Чтобы, так сказать, интерес был. Для того же и оргазм природа мужчине дала – чтобы стимул был этим интересным делом заниматься дни и ночи напролет. (Женский-то оргазм гораздо позже появился. Культурное явление, так сказать. Поначалу ничего подобного самочки человека не испытывали.)
Такие вот дела. За столетия такой насыщенной жизни мы привыкли к разнообразию, большому количеству и простоте. Чего же удивляться нашему отношению к сексу? Каким оно еще могло быть? Да никаким иным. Нет, постепенно мы становимся более цивилизованными. Ага. Уже не просто урча напрыгиваем, а предварительно спрашиваем разрешения. И даже дарим подарки и цветы. Хотя все эти ухаживания идут вразрез с нашей природой и с нашими желаниями. В подавляющем большинстве случаев мы все-таки идем у вас на поводу. То есть делаем так, как вам нравится. По крайней мере, очень стараемся, принося в жертву свои интересы. Но вы почему-то все равно недовольны… А жаль.

В заключение этой занимательной главы приведу такой своеобразный блиц-опрос – короткие вопросы и почти столь же короткие ответы. Вопросы, разумеется, о главном.

Блиц-ответы на шесть женских «почему»

Ад вымощен мужскими откровениями по женской части.

Магдалена Самозванец



Почему мы засматриваемся на других женщин?

Да потому, что нравится! Но при этом посмотреть на проходящую мимо красотку и на хорошую машину – для нас практически одно и то же. То есть эмоции совершенно одинаковые. Сколько раз замечал даже за собой – иду с женщиной, о чем-то важном с ней говорю, вдруг меня дергают за рукав и шипят: «Хватит на нее пялиться»… Ух ты! Оказывается, я уже чуть шею себе не свернул, разглядывая чужие ножки! Но при этом голова полностью занята тем разговором, который веду со своей спутницей. Никаких посторонних мыслей. Голова поворачивается и зрение фокусируется совершенно автоматически. Честное слово! Такой вот феномен.

Когда мы разглядываем постороннюю женщину, мы просто тупо смотрим на соблазнительные изгибы тела. Как на картинки в эротических журналах. И ни в коем случае не прикидываем, как хорошо мы могли бы жить вместе с ней. Такое нам и в голову не приходит. Биологическое устройство у нас такое.

Но вот сравнить свою партнершу с во-о-о-н той незнакомкой можем иногда. Типа: «Да, у моей-то ножки похуже будут. И попа толстовата… Эх, мне бы…» Ну и так далее. Но опять же, все это чисто теоретически.

Почему мы кончаем так быстро?

От старта до замечательного финиша среднестатистическому мужчине вполне достаточно трех минут. И удовлетворение гарантировано. Быстро, дешево и сердито. И не нужно нас убеждать, что мы таким образом здорово обедняем свою жизнь. Не поверим…
Такая стремительность была нам необходима, чтобы сохранить свою жизнь. Представляете, сколько бы народу полегло в давние времена, продолжайся половой акт полчаса! Так себе сопишь вдумчиво да неторопливо, а сзади подкрадывается медведь и делает тобой хрум-хрум. Кому такое понравится? Только медведю. Вот и отмерила природа нам времечко на развлечение. Три минуты – и вперед, другими важными делами заниматься. За это время ничего особенно страшного случиться, по идее, не должно.

Да. Теперь медведи нами закусывают редко. И спешить некуда, вроде бы. Но. Как я уже неоднократно говорил, от пещерных отморозков мы ушли не так далеко, как вам бы того хотелось. Поэтому и приходится нам прилагать неимоверные усилия, чтобы растянуть удовольствие.

Кстати, именно поэтому мы так любим спонтанный быстрый секс. Так мы следуем своей природе. А что может быть лучше, чем жить в соответствии с ней, родимой?

Почему нам «нужно только одно»?

Женщина не мыслит секс без любви. Мужчина не представляет любовь без секса. Только в постели мы убеждаемся в том, что любим и любимы. Секс для нас – это единственное доступное и понятное нам выражение любви. Воспринять любовь мы можем только через секс.

Сами подумайте, когда вас спрашивают, каким, по вашему мнению, должен быть мужчина, вы называете не только истинно мужские качества, такие как сила, ловкость, смелость и так далее. Но и качества сугубо женские – он-де должен быть внимательным, нежным, понимающим… Но ведь женские черты на то и женские, чтобы у мужчины отсутствовать. Мужчина запрограммирован на охоту и борьбу с врагом. Здесь не до сантиментов. Он решает проблемы, а не обсуждает их подолгу при свете свечи. Соответственно, голова занята не всякими глупостями о вечной любви, а вполне конкретными вещами – найти, убить, накормить. Ну и после трудового дня быстренько-быстренько спариться, чтобы продолжить род. Все.

То есть не одного хочет мужчина в принципе. Есть у него и другие интересы. Но лежат они, к сожалению, в несколько иной плоскости, чем интересы женщин. Мы прагматики. А что может быть прагматичнее, чем быстрый, без затей секс?

Что нас больше всего возбуждает?

По исследованиям вездесущих ученых, эта «табель о рангах» выглядит так:
1. Порнография.

2. Обнаженное женское тело.

3. Сексуальное разнообразие.

4. Женское нижнее белье.

5. Доступность женщины.

И никаких изысков типа ужина при свечах.

Почему для нас так важно, испытывает ли женщина оргазм?

Парень с девушкой приходят после свидания к нему домой.

...

Он достает ключи, а девушка ему говорит:
– Ты знаешь, я смотрю, как мужчина открывает дверь, и определяю, подходим ли мы друг другу… Если он грубо втыкает ключ в дверь – он грубый любовник и он не для меня, а если он роняет ключи и не может найти замочную скважину – он неопытный любовник и он тоже не для меня… А вот как ты открываешь дверь, милый?
Парень:
– Ну, сначала я лизну замочную скважину…


Ну, конечно же, мы хотим, чтобы любимый человек получал удовольствие! Это официальная версия. Неофициальная – мы плохо понимаем, что там происходит у женщины внутри. Что она чувствует, о чем думает – нам неведомо (если не сказано об этом прямо). Единственным показателем нашей «секспригодности» является женский оргазм. Со свойственной нам наивностью мы полагаем, что, коли с оргазмом все в порядке, значит, мы великие мастера секса и женщине с нами хорошо. Если нет – то нет. Так что сильной заботы о женщине нет. Мы заботимся больше о своей самооценке. Это доказывает тот факт, что, даже если встретились с дамочкой на одну ночь и она нам, в общем-то, безразлична, все равно вопрос об оргазме нас волнует. Таким образом, вопрос на самом деле звучит не так: «Дорогая, получила ли ты удовольствие?», – а так: «Дорогая, достаточно ли я хорош в постели?»

Женский оргазм для нас – показатель хорошо проделанной нами работы. Своего рода знак качества. При этом нас вовсе не беспокоит ваше собственное отношение к вашему оргазму. В глубине души мы не верим, что половой акт без оргазма – это тоже здорово.

Почему мы не очень любим предварительные ласки?

Дело не только в нашей примитивности и желании поскорее покончить с этим делом. Да, природа заставляет торопиться, чтобы получить сексуальное удовлетворение. Но есть и еще одна причина. А именно – нам быстро становится скучно просто целоваться и обниматься. Мы не против долгих предварительных игр. Просто видим их несколько иначе. И другого желаем. Не просто нежно прикасаться, а творить какие-нибудь безумства. Только не те безумства, которые вы считаете безумством. Слизывание сливок с вашего животика – это, конечно, здорово. Во всяком случае, сытно. Но все же не так радует, как тот же оральный секс, к примеру. Неплохая предварительная ласка. И лучше всего в позиции 69. Ну и так далее. В ласках нам тоже хочется порнографии, а не эротики. Кино «Девять с половиной недель» рассказывает о том, что любят женщины, а не мужчины.

На этом главу о сексе в жизни мужчины можно и закончить. Так или иначе, но все у нас вертится вокруг простоты, порнографии и разнообразия. И главное, не питать на этот счет иллюзий. Мужчины из женских романов – это мужчины из женских романов. Мы не имеем с ними ничего общего.

Краткий женско-мужской словарь

Что мы говорим – Что мы хотим сказать на самом деле

Я тебя люблю. – Я тебя хочу.

Ты очень красивая, когда занимаешься сексом. – Давай делать это при свете.

Тебе хорошо со мной? – Я хороший любовник?

Тебя все устраивает в постели? – У нас скучный, неинтересный секс. Ничего не хочешь поменять?

У тебя очень нежные губы. – Сделай мне минет.

Мне ни с кем не было так хорошо, как с тобой. – У нас неплохой секс.

Мне нравятся опытные женщины. – Сколько же у тебя было мужиков???

Я не совсем понимаю, что тебе нравится, а что – нет. Помоги мне. – Ты лежишь как бревно.

Во время секса я думаю только о тебе. – …а еще о секретарше босса, Лив Тайлер и нашей соседке снизу.

Ты любишь эксперименты? – Ты видела жесткое порно? Я хочу так же!

Психология bookap

Мне нравится сексуальное нижнее белье. – Я хочу, чтобы ты оделась, как проститутка.

Секс не самое главное в отношениях. – Мне не нравится с тобой в постели.