ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ. Что делать дальше?

С момента вашего первого свершения с помощью метода управления разумом вы пускаетесь в увлекательную одиссею самопознания. Все, что вы узнаете о самом себе, будет только хорошим. Наконец, когда вы освоите все техники и приемы, которые описал Хозе в предшествующих главах, перед вами откроются несколько путей дальнейшего самосовершенствования.

Вы можете с помощью книг, друзей или иных курсов попробовать освоить другие медитативные техники, чтобы добавить новые психические инструменты в свой арсенал. С другой стороны, вам может показаться, что даже чудо, повторяющееся снова и снова, становится обычной вещью, волнение новых открытий меркнет. И вы окажетесь там, где начинали. Или, обнаружив, что одна из техник метода управления разумом удается вам лучше других, вы станете специализироваться в ней, сделав существенной частью своей повседневной жизни.

Это не самое лучшее, что можно сделать.

Пустившись в поиски новых техник, вы обнаружите, что многие из них действительно работают. Однако велика вероятность, что Хозе уже исследовал их и сделал выбор в пользу тех, которые теперь включены в курс обучения. А те, кто становится собирателем техник, нерационально тратят свое время вместо того, чтобы доводить несколько особенно полезных приемов до степени совершенства. Об этом мы еще поговорим позже.

Обнаружив, что возбуждение от свершений при помощи метода управления разумом несколько стихает и вы запускаете занятия им, не беспокойтесь — вы не одиноки. Знайте, что навыки, полученные на курсах, никогда полностью не исчезают. Хозе Сильва заметил, что, однажды освоив приемы метода, их всегда можно восстановить и использовать в случае необходимости.

Как правило, выпускники курсов по управлению разумом останавливаются на какой-то одной технике, которая дает им наиболее ощутимые результаты. Чем больше они используют ее, тем лучше результаты. Однако существует еще и четвертый путь, который гораздо интереснее, чем три предыдущих.

Метод управления разумом представляет собой тщательно подобранный порядок упражнений и техник, которые взаимно усиливают друг друга. Следовательно, игнорировать нечто, потому что оно не дает отличного результата, значит утратить что-то во всестороннем развитии. Техника управляемого сна усиливает вашу способность работать с мысленным экраном, а мысленный экран делает ваш управляемый сон более надежным и живым. Весь курс, как он описан Хозе Сильва в предыдущих главах, представляет единое целое, а целое всегда больше какой-то части.

И все-таки вы, возможно, призадумаетесь, что делать дальше, когда освоите все приемы на практике и заставите их работать.

Просто заставить метод управления разумом работать — это еще не все. Перед вами открывается путь овладения новыми степенями контроля, познания тонкостей приемов на опыте.

Однажды учащийся спросил Хозе: “Когда человек начинает понимать, что получил от метода все, что тот мог ему дать?”

“Когда вы сумеете преобразовать все свои проблемы в воплотимые в жизнь планы, а планы осуществятся так, как вы того желаете, — ответил Хозе. А затем, после паузы, добавил: — Но… в действительности все простирается дальше вглубь. Когда вы осознаете, с какими громадными способностями рождены, когда поймете на собственном опыте, что эти способности можно использовать только конструктивным путем, вы придете к пониманию благородства цели вашего существования на этой планере. Я лично считаю, что наша цель состоит в развитии, эволюции, и эта эволюция является нашей собственной индивидуальной ответственностью. Мне кажется, многие люди имеют очень слабое понятие об этом. Но чем больше вы упражняетесь в управлении разумом, тем сильнее становится понимание, а потом превращается в убеждение.”

Именно в глубине опыта вас ожидает “твердое убеждение” в том, что во всем есть скрытая цель. У практикующих метод управления разумом это понимание приходит не как мистическое озарение спустя годы самоотверженных медитаций, но довольно скоро, из одного только факта более активной повседневной жизни — из подробностей повседневной жизни, а также из формирующих судьбу событий.

Давайте возьмем, к примеру, самое маленькое происшествие, какое может произойти со свежеиспеченным выпускником курсов, и посмотрим, как оно становится шагом к воспитанию “твердого убеждения”. Вернувшийся из отпуска выпускник курсов первым делом вынимает пленку из своего фотоаппарата и обшаривает весь остальной багаж в поисках второй кассеты с отснятой пленкой. И никак не может ее найти. Потеря пленки не Бог весть какая утрата, но раздражающая мелочь; на ней были отсняты события первой недели отпуска.

Войдя в медитативное состояние, выпускник курсов пытается восстановить в памяти момент зарядки аппарата второй кассетой. Но на мысленном экране он видит только камеру на кофейном столике, за которым он заряжал первую пленку, а не вторую. Оставаясь в медитативном состоянии выпускник прокручивает один за другим все моменты съемки, но перезарядки камеры вспомнить не может. Только упрямо продолжает появляться кофейный столик.

Убежденный, что техника мысленного экрана его подводит, он сдает на проявку единственную кассету с пленкой. А когда получает ее обратно, то обнаруживает, что на ней есть все отснятые им кадры от начала и до конца отпуска. Оказывается, что второй пленки никогда и не было.

Как бы ни было мало по своей значимости это событие, оно дает выпускнику курсов первую вне занятий на курсах конкретную причину больше верить в возможности своего разума. Еще несколько таких маленьких событий, потом несколько покрупнее, в которых он помогает не только себе, но и другим, и его взгляд на себя и окружающий мир преображается. Вся его жизнь меняется, потому что он уже подготовлен к этому “твердому убеждению”.

На пути к убеждению выпускник курсов может столкнуться с чем-то, подобным описанному в следующем примере. У выпускника курсов, практиковавшего метод управления разумом уже несколько месяцев, была дочь, страдавшая от аллергии на живших в доме кошек. Каждый раз, когда девочка играла с кошками, у нее затруднялось дыхание и на коже выступала сыпь. Отец сформулировал для себя проблему и представлял себе ее решение на мысленном экране во время медитаций в течение недели. А решение было в том, чтобы дочь могла играть с кошками, не испытывая трудностей с дыханием и без сыпи на коже. И наступил день, когда он увидел наяву то, что себе представлял. Его дочь избавилась от аллергии на кошек.

В обоих приведенных примерах использовалась только техника мысленного экрана. Оба случая закончились успешно, поэтому вы можете спросить: зачем тогда возиться с остальными техниками?

В первом случае, если бы выпускник курсов освоил единственную технику мысленного экрана, возможно, он получил бы тот же результат, допуская, что он запустил только механизм вспоминания “забытых” фактов и при этом свою роль не сыграл Высший разум. Однако это весьма сомнительно.

Второй случай предполагает достаточно уверенное владение различными техниками управления разумом: вхождение в медитативное состояние, упражнения по визуализации, эффективный сенсорный перенос для телепатического исцеления, управляемый сон, диагностика на психическом уровне — все для того, чтобы человек мог в полной мере добавить ожидание результата к желанию и вере.

При интенсивной практике ваш мозг начнет приобретать новые свойства. Он станет более восприимчив к слабым сигналам, касающимся важных вещей, и будет передавать их вам без всяких усилий с вашей стороны. Таким образом была спасена жизнь одной из выпускниц курсов по управлению разумом. Однажды утром эта женщина медитировала незадолго до выхода на работу. Чтобы скорректировать небольшую проблему, возникшую у нее в офисе, она использовала мысленный экран. И вдруг жирный черный крест перечеркнул картину, которую она пыталась представить. А потом так же были заблокированы все сцены, связанные с работой. “Намек” на то, что в этот день нужно держаться подальше от офиса, был настолько очевиден, что женщина решила остаться дома. Позже она узнала, что если бы была в офисе, то оказалась бы в центре вооруженного ограбления, в котором несколько человек были серьезно ранены. Такой тип информаций мы обычно получаем посредством управляемого сна, но в тот момент использовался мысленный экран, и информация прошла через него.

А вот еще один случай, в котором разум был настолько натренирован, что сработал в необычной ситуации, когда у человека не было времени, чтобы входить в альфа-состояние. Большинство событий, описанных в приводимом ниже письме, подтверждены девятью свидетелями.

“В среду я вернулась домой из магазина, руки были заняты пакетами с покупками. Я толкнула дверь на пружине, но она захлопнулась раньше, чем я смогла открыть внутреннюю дверь. В нетерпении я снова сильно толкнула дверь. И, к моему ужасу, она снова захлопнулась с такой силой, что заостренный конец дверной ручки вонзился мне в руку ниже локтя. Я выронила пакеты и медленно освободила руку от вонзившегося острия. На руке образовалась рана, в глубине которой я могла видеть разорванные ткани.

Затем выступила кровь, заполнила рану и стала обильно изливаться наружу. У меня не было времени на то, чтобы почувствовать себя дурно. Вместо этого я интенсивно сосредоточилась на том, чтобы остановить кровотечение. Огромная радость охватила меня, когда кровь остановилась, — я едва верила своим глазам!

Промывая и дезинфицируя рану, я почувствовала первые приступы боли. Тогда я села и вошла в медитативное состояние, пытаясь понять, не стоит ли мне отложить поездку в Бостон, чтобы послушать лекцию майора Томпсона на встрече выпускников курсов по управлению разумом, и не пойти ли вместо этого к врачу. Тем не менее я почувствовала сильную потребность поехать в Бостон, не меньшую, чем желание проверить свою способность контролировать боль.

Всю дорогу до Бостона я постоянно стремилась заглушить боль в руке. Но во время лекции она стала настолько сильной, а пальцы настолько онемели, что даже в альфа-состоянии я едва выдерживала ее. Мне было обидно, что я не смогла дослушать лекцию, хотя на следующий день могла бы повторить ее почти слово в слово.

Испытывая страшную боль, я мысленно призывала к себе на помощь. Вероятно, Марта, сидевшая по соседству, услышала мой крик, потому что после лекции, когда все собрались за кофейными столиками, она настояла на том, чтобы осмотреть мой, как она сказала, “порез”. Я сняла повязку — рана все еще была открытой. Часть мышечной ткани была смещена, когда я извлекала острие дверной ручки, и теперь кожа вокруг этого места стала черно-лиловой. Марта пошла за помощью, разузнала, где находится ближайшая больница, и вернулась ко мне с доктором Деннисом Сторином. Я сказала, что не хочу идти в больницу. Я хотела, чтобы Деннис поработал над раной, поэтому мы отошли в уголок, и он вошел в медитативное состояние.

Когда он стал обрабатывать рангу, стало так больно, что я была вынуждена тоже войти в медитативное состояние. Он начал сшивать разорванную ткань стежок за стежком, а его пальцы, казалось, высасывали из меня боль большими волнами. Рана стала такой чувствительной, что мне хотелось кричать! Я пыталась сосредоточиться на том, чтобы прогнать боль, помочь Деннису и себе. Я старалась снова и снова, успешно сопротивляясь побуждению, без сомнения, коренящемуся в бета, велеть Деннису отпустить меня и броситься в больницу в кабинет неотложной помощи. Но на самом деле я хотела, чтобы метод сработал.

Позже, казалось, через много часов, боль стала понемногу стихать. Сначала стихла процентов, на десять, потом — пятнадцать. Когда Деннис спросил, как я себя чувствую, боль стихла уже на четверть.

Мы продолжали медитацию, и внутренние ткани стали срастаться. Но когда стали срастаться верхние слои, боль стала еще более невыносимой. Несмотря на сосредоточенность на процессе исцеления, я до некоторой степени ощущала присутствие людей, двигавшихся вокруг, — особенно кого-то, кто стоял за моей спиной отвлекая на себя боль, когда мне было это отчаянно необходимо. Я была ему так благодарна. А потом приходили очередные приступы боли, и я сосредоточивалась на них.

Потом мы работали над тем, что старались закрыть центральную, самую глубокую часть раны. Я чувствовала, что люди встали вокруг нас, чтобы передать нам свою силу. Я чувствовала, какая энергия проходила сквозь меня — она почти приподнимала меня со стула.

Деннис тоже ощущал поддержку, и с помощью наших друзей заживление прогрессировало быстрее. Кое-кто из стоявших в кругу позже рассказывал мне, что видел, как рана просто на глазах затягивалась, опухоль спадала, кожа меняла цвет от лилового до багрового, потом до красного и розового. И, наконец, внешние края кожи идеально сошлись, как две половинки картинки-загадки.

Провожая меня до машины, друзья предложили подвезти меня до Уорвика — не хотели, чтобы рана разошлась, когда я буду пользоваться рычагом переключения скоростей. Я отказалась. Знала, что спокойно доберусь до дома. Так и было — рука абсолютно не болела!

На следующее утро я проснулась в отличной форме. Рука ощущалась так, как будто я участвовала в драке — я никогда не дралась, но, должно быть, это было похоже. Не было никакой боли, и локоть выглядел совсем нормально. Я села на кровати и увидела за окном мир, купающийся в ярком солнечном свете. А у меня было впечатление, что я родилась заново!”

Как вы видите, если вы станете продолжать исследовать потенциал своего собственного мозга, то он отплатит вам самым бесценным образом. В этом смысле, как говорит доктор Дж. Уилфред Хан, директор отдела исследований при курсах по управлению разумом, каждый выпускник курсов становится руководителем собственных исследований.

“В какой другой сфере исследований, — спрашивает доктор Хан, — бывают не нужны дорогостоящие лаборатории и мудреная аппаратура? Самый сложный и тонкий исследовательский аппарат, который когда-либо был разработан, такой замечательный, что я благоговею, когда думаю о нем, находящийся в моем и в вашем распоряжении 24 часа в сутки, — наш разум. Следовательно, мы все — руководители собственных исследований”.

Одним из преимуществ нашего времени является то, что впервые в истории современной науки исследования на психическом уровне становятся уважаемым направлением. Опасность, что серьезный исследователь будет обвинен в безответственном шарлатанстве, что случалось с Хозе в былые времена, резко уменьшилась.

Психология bookap

Однако подобная опасность еще не миновала полностью. Существуют доктора, применяющие на практике метод управления разумом, инженеры-разработчики, которые используют технику управляемого сна, чтобы найти вариант нового товара, множество мужчин и женщин, применяющих метод управления разумом во всевозможных профессиях, кое-кого из которых мы анонимно упомянули в этой книге, и все просили: “Не называйте моего имени. Мои друзья сочтут меня сумасшедшим”.

Конечно, их становится меньше. Сотни тысяч выпускников курсов по управлению разумом с гордостью говорят, чего добились с помощью метода управления разумом. Уважаемые медицинские журналы публикуют научные статьи и клинические отчеты о психическом целительстве и влиянии разума на функционирование организма. Многие популярные личности — спортсмены команды “Уайт Соке”, актеры и актрисы, такие, как Кэрол Лоуренс, Маргарита Пиацца (упоминавшиеся выше), Ларри Блайден, Селесте Холм, Лоретта Свит, Алексис Смит и Вики Карр — открыто говорили о своем опыте управления разумом.