ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ. Некоторые соображения

Главы с 3 по 14 включительно, которые вы только что прочли, излагали материал в тон порядке, в каком его проходят на курсах по управлению разумом, чтобы помочь вам научиться использовать свой разум особым образом для решения возникающих в жизни каждого человека проблем. Прочитанный вами материал основан на моем более чем тридцатилетием исследовании и экспериментировании. Как вы заметили, я проводил всю работу на очень практическом уровне. Это происходило, вероятно, потому, что я родился в нищете и жизнь с самого начала ставила передо мной практические проблемы.

Однако попутно мне казалось весьма естественным размышлять о множестве открытий, которые меня удивляли. В связи с тем, что на меня влияли прочитанные книги, научные авторитеты и, возможно, больше всего богатейшие традиции христианства, я не могу похвастать особой оригинальностью своих мыслей.

Меня удивляло, что, какое бы открытие для себя я ни делал, оно не вступало в конфликт с моими религиозными убеждениями. А ведь на протяжении столетий между наукой и религией происходило трагическое и прискорбное непонимание. Лично я на себе этого никогда не испытывал, Еще больше меня удивляло то, что мои открытия вообще не противоречили каким-то религиям, а фактически всем установившимся мировоззрениям. Среди выпускников наших курсов есть атеисты, протестанты всех направлений, католики, иудеи, мусульмане, буддисты и индуисты, а также ученые, представители самого широкого спектра наук.

Значит ли это, что в методе управления разумом нет внутренних достоинств? Значит „ли это, что техники, которые я разработал, ни хороши, ни плохи, как не может быть ни плохой, ни хорошей таблица умножения? Я сказал, что хотел бы поделиться рядом своих соображений, но в данный момент изложу несколько твердых убеждений, которые могу подкрепить логикой. Позвольте изложить их в виде некоего катехизиса:

1. Имеет ли Вселенная свои законы? Конечно, и наука открывает их.

2. Можем ли мы нарушить эти законы? Нет. Мы можем спрыгнуть с крыши дома и умереть или разбиться, законы не будут сломаны, а мы будем.

3. Может ли Вселенная думать о себе? Мы знаем, что, по крайней мере, часть ее может: это мы сами. Не логично ли заключить, что и вся она может?

4. Равнодушна ли к нам Вселенная? Как это может быть? Ведь мы — ее часть, и она соответствует нам.

5. Хороши мы или плохи в своей сущности? Когда мы находимся в самом близком контакте сами с собой — в состоянии медитации, — мы не в состоянии творить зло, но только добро, много добра.

Если бы мои эксперименты не доказали утверждение пункта 5, я и мое понимание реальности были бы совершенно иными.

Лучшее определение реальности, какое я когда-либо слышал, утверждает, что реальность — это сон, в котором участвуем мы все. Мы имеем лишь слабое представление о том, что происходит в действительности. То, как мы воспринимаем, как видим предметы, зависит во многом от нашего удобства. Предметы на расстоянии в действительности не становятся меньше, а кажущиеся твердыми на самом деле не твердые.

Все сущее представляет собой энергию. Различие между цветом и звуком, между космическим лучом и изображением на телеэкране — в частоте, т. е. в том, что делает энергия и с какой скоростью. Материя тоже представляет собой энергию, как мы узнаем из формулы Е=МС2, — это энергия, совершающая нечто, находящаяся в особой форме. Очень интересная вещь получается в мире энергии, мире противоположностей (верх и низ, черное и белое, быстрое и медленное) с самой энергией — ей нет противоположности. Это потому, что нет ничего, что не являлось бы энергией, включая нас самих и все, что мы думаем. Мышление одновременно потребляет и выделяет энергию, или, точнее, оно преобразует энергию.

Теперь вы понимаете, почему я нахожу мало различий между предметом и мыслью.

Могут ли мысли влиять на предметы? Конечно, потому что энергия может.

Могут ли мысли влиять на события? Конечно, потому что энергия может.

Является ли время энергией? По этому поводу у меня есть только самые общие соображения, так как время поворачивается к нам таким огромным количеством разнообразных граней. Посмотришь на время под одним углом зрения, и оно кажется предельно ясным, посмотришь под другим — и оно окажется совершенно иным.

Когда мы завязываем шнурки ботинок или переходим улицу, то нам лучше думать, что время распространяется по прямой линии из прошлого через настоящее и уходит в будущее. Мы должны думать так для того, чтобы справиться с повседневной работой, называемой жизнью, точно так же, как мы привычно думаем, что солнце встает и садится, как будто Коперник до сих пор не опроверг этого. Исходя из общепринятого взгляда на время, мы можем помнить прошлое, ощущать настоящее и, если вообще можем, неуверенно заглядывать в будущее.

Совсем иначе все видится с другой точки зрения. В состояниях альфа и тета мы можем заглядывать как в будущее, так и в прошлое. Предстоящие события действительно отбрасывают перед собой свои тени, и нас можно научить видеть их. Эта способность известна под уважаемым ныне словом “прекогниция” (предвидение). Оно уважалось куда меньше в те времена, когда я выиграл в мексиканскую лотерею.

Если в состояниях альфа и тета можно ощущать будущее, значит, оно должно посылать перед собой какой-то вид энергии, на который мы в состоянии настроиться. А для того, чтобы посылать энергию в каком-то направлении, время само должно иметь энергетическую сущность.

Много лет назад, экспериментируя с гипнозом, я заметил за временем одну странную закономерность. Когда я запускал время вспять для своих двух детей, участвовавших в эксперименте, то есть переносил их в прошлое, и движение из настоящего в прошлое прекращалось слишком резко, то они отклонялись телом вправо. Это похоже на то, как если бы мы ехали в автобусе и при резкой остановке качнулись вперед.

А дети ощущали, что при перемещении во времени из настоящего в прошлое они перемещались вправо. Когда я возвращал их из прошлого в настоящее и останавливал, то происходило обратное — они отклонялись телом влево. Многие из моих ранних экспериментов с различными предметами подтверждали этот феномен.

Позже, когда я оставил гипноз ради управляемой медитации, я захотел узнать, как субъективно ощущается перемещение вперед и назад во времени. И тогда я повернулся лицом на восток, так как многие восточные дисциплины указывают именно это направление, а для меня оно было ничем не хуже всех остальных. А затем я подумал, что смогу более свободно обращаться со временем, если, учтя подсказку моих экспериментов с гипнозом, расположу будущее слева от себя, а прошлое — справа.

На этой планете солнце встает на востоке, неся с собой новый день, и, пройдя по небу, садится на западе. Если я обращусь лицом на юг во время медитации, то восток будет слева от меня, запад — справа, и, таким образом, я буду ориентирован по планетарному течению времени.

Действительно ли я открыл направление течения времени на Земле, я не знаю. Но я твердо знаю, что как только стал обращаться лицом на юг, то почувствовал себя более ориентированным в направлении течения времени и стал оперировать им свободнее.