ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ. Как помогать другим, используя метод управления разумом

Обнаружение заболеваний у людей, которых вы никогда в жизни не встречали, удивительно само по себе, однако никогда не останавливайтесь на этом. В организмы, в которые мы переносим наше сознание, мы в состоянии приносить исцеление.

Очевидно, что в процессе мысленного переноса задействована энергия — энергия, нацеленная стремлением нашего разума. Измените стремление своего разума со сбора информации на исцеление, и энергия станет воздействовать на то, что мы хотим.

Каким образом мы связаны с этой энергией, которая выполняет то, что мы хотим? Само желание, взятое в его чистой форме, подобно воле. А как я говорил в главе, посвященной победам над привычками, от одной воли мало толку. Точно так же, как мы обнаруживаем заболевания, мы можем визуально представить себе новые условия — отсутствие болезни. Это и есть психическое целительство. Вот такая простая вещь.

Для большинства случаев целительства, которые вы захотите осуществить, в общем-то не обязательно изучать технику диагностики. Вы можете эффективно излечивать психически, просто используя мысленный экран, как делаете это при решении своих проблем. Фактически, находясь даже на самых ранних этапах обучения медитации и визуализации, вы сможете достичь несомненно хороших результатов.

Большая часть отношений вещей в природе находится в состоянии неустойчивого равновесия. Достаточно небольшого толчка, и вы можете сместить равновесие в свою сторону. Правда, иногда равновесие уже смещено и требуется вмешательство более искусного психооператора, — которым вы несомненно станете, — чтобы вернуть его в исходное положение. Если вы захотите повременить, пока не достигнете той степени овладения методом управления разумом, какой хотите, чтобы начать психическое целительство, то вы просто растратите впустую бесценные возможности оказать кому-то необходимую помощь.

Я начал заниматься целительством задолго до разработки метода управления разумом и даже задолго до того, как разработал продуманный метод целительства. С различными результатами я пробовал один способ за другим. Важно было то, что я не ждал. И значительное число исцелений действительно произошло — вполне достаточное, чтобы я заработал славу целителя в той области американско-мексиканской границы, где жил. Некоторые полагали, что я наделен особым даром или необычайными способностями. На самом деле я просто читал и экспериментировал, пока не нашел искомый метод.

Один из моих ранних удачных опытов показывает, насколько отличны от сегодняшних были мои приемы. В 1959 году я услышал об одном приходском священнике, служившем недалеко от Ларедо, который в течение 15 лет страдал от болезненного распухания колен. Часто этот священник бывал прикован болезнью к постели. Но не только боли и постельный режим терзали священника: случалось, служа обедню, он не мог встать на колени, как того требовал ритуал. Сам архиепископ освободил его от необходимости становиться на колени во время службы. Но никакое разрешение не могло освободить бедного служителя церкви от чувства, что он нарушает священный ритуал.

И тогда я отправился навестить его.

— Думается, я смогу вам помочь, — сказал я. — Я не врач, но последние 12 лет я изучал парапсихологию, и благодаря ей были достигнуты результаты, очень подобные исцелениям в результате веры, которые вам известны.

Как только я произнес слова “результаты, очень подобные исцелениям в результате веры”, священник стал больше переживать за меня, чем за себя. Парапсихология?

— Я никогда не слышал об этой науке. Надеюсь, вы не стараетесь вовлечь меня во что-то, чего не одобрила бы наша Святая Церковь?

Я объяснил, как мог, более доходчиво некоторые принципы парапсихологии, которые изучил, и то, как может быть осуществлено излечение. Ничто из того, что я сказал, казалось бы, не противоречило его религиозным взглядам. Священник обещал подумать и, возможно, позвонить мне вскоре. Однако сожалеющий взгляд и недоверие, звучавшее в голосе, не оставляли мне надежды, что я когда-нибудь вообще услышу о нем. Я знал, что он будет молиться за спасение моей души от опасностей, по его мнению настолько серьезных, что опасения за меня заслоняли волнение за свое собственное состояние.

И все-таки он снова связался со мной через месяц, и вскоре я снова сидел у его кровати.

— Хозе, ты знаешь, что пути Господни неисповедимы. Через несколько дней после твоего визита я получил письмо с рецензией книги, написанной братом нашего ордена. И я нашел, что целая глава в его книге посвящалась парапсихологии, о которой ты рассказывал мне тогда. Теперь я лучше представляю себе, что это такое, и решил разрешить тебе поработать надо мной.

Я сидел у него больше часа, рассказывал о прочитанном и работе, которую уже проделал. Чем дольше я общался с этим человеком, тем больше он мне нравился. Наконец он утомился, и я понял, что мне пора уходить.

— Ну, когда же, — сказал он на прощание, — мы начнем лечение?

— Оно уже началось, святой отец.

— Но я не понимаю.

— Это чисто умственная вещь, святой отец, и пока мы с вами разговаривали, я уже провел подготовительную работу.

Остальную работу я сделал дома в тот же вечер. На следующее утро священник связался со мной по телефону и с удивлением и радостью в голосе сообщил, что ночью произошло значительное улучшение его здоровья.

Через три дня после моего визита он уже мог ходить, сгибать ноги и никогда больше не испытывал неприятностей с коленями. Чудо? Нет, совершенно естественное явление. Вот как я его совершил.

Во время нашего более чем часового разговора мы были одновременно сосредоточены и расслаблены — два условия, которые способствуют цели-тельству. Обсуждавшиеся нами темы добавили священнику уверенности в парапсихологии. В работе на психическом уровне уверенность так же важна, как вера в религии. Я стал воображать себе больного в более добром здравии и, что так же важно, проникался к нему все большей симпатией. Любовь к ближнему — огромная сила, и я хотел, чтобы она тоже сыграла в этом случае свою роль.

Я сделал также еще одну подготовительную работу, которой воспользовался затем вечером. Для того, чтобы облегчить себе визуализацию, я внимательно изучил священника — его лицо, ощущение рукопожатия, различные характерные выражения и жесты, прислушался к голосу, запомнил свое общее ощущение в его присутствии. Это и была “подготовительная работа”.

Несколько часов спустя, когда священник уже спал, а я вернулся домой, была сделана остальная работа. То, что я делал тогда, решительным образом отличается от того, что я делаю сегодня. Тогда я уже знал, что психические энергии передаются наиболее эффективно, когда на карту поставлена сама жизнь, о чем я упоминал в предыдущей главе. Вместо того, чтобы войти в медитативное состояние, я задержал дыхание и стал представлять себе священника здоровым. Протекли долгие минуты, и мой организм стал отчаянно требовать глотка воздуха. А я все держался за образ здорового священника. И в это время мой разум издал своего рода энергетический крик, и психическая энергия крика, неся в себе четкий образ здорового человека, понеслась точно туда, куда назначалась.

Наконец я задышал, убежденный, что работа проделана. Это оказалось правдой. Метод, которому я учу теперь, намного легче для оператора, но настолько же эффективен. Для этого просто надо научиться уверенно пользоваться мысленным экраном. А теперь я распишу для вас всю процедуру подробно, этап за этапом.

1. Полезно, хотя и не обязательно, подробно выяснить состояние здоровья человека, которого вы собрались лечить. Это можно сделать психически или физически не имеет значения.

2. Войдите в свое медитативное состояние и спроецируйте образ нужного человека на мысленном экране как он есть, не исключая болезни. Поместите рядом, но левее, его образ, с которым вы что-то делаете, чтобы устранить заболевание. (Если вы никогда не встречали этого человека и не освоили диагностику, попытайтесь узнать заранее, как выглядит данный человек, чтобы сделать визуализацию как можно более точной.)

3. Затем, еще левее, создайте на экране образ уже здорового человека, Полного энергии и оптимизма. В глубокой медитации вы очень чувствительны к тому, что говорите себе. Именно данный момент принципиально важен для выработки убеждения, что созданный образ соответствует действительности — не становится реальным или будет реальным, но что он уже есть в действительности. Объяснение заключается в том, что в состояниях альфа или тета ваш разум связан с причинами, а в бета-состоянии мы связаны и работаем с результатами. Создавая визуальные образы со всей возможной убежденностью в альфа и тета, вы приводите в движение причины. И не беспокойтесь о том, что происходит со временем при замене “будет” на “есть”. На этом уровне сознания время является чем-то иным. Представляйте себе, что требуемые результаты уже достигнуты.

Среди законов Вселенной, похоже, существует что-то вроде космического Билля о правах, который гарантирует, что все мы, независимо от того, высокородные мы или низкие, умные или не слишком, можем влиять на причины, приводящие к воплощению в жизнь естественных вещей благодаря силе наших желания, веры и ожидания. Об этом было сказано давно и лучше, почти две тысячи лет назад, как свидетельствует апостол Марк в Новом Завете: “Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, — и будет вам”.

Когда вы будете представлять человека в добром здравии, наступит момент, кстати, очень приятный момент, когда вы поймете, что сделали достаточно. Он приятен потому, что к нему примешивается ощущение свершения. Проведите отсчет от одного до пяти, чтобы вернуться в бета, “чувствуя себя в полном сознании и лучше, чем раньше”.

Чем больше вы будете практиковаться в данной технике, тем чаще будут происходить “чудесные совпадения” и тем сильнее будет ваша вера, которая вновь будет производить еще более прекрасные совпадения. Как только вы вполне научитесь пользоваться мысленным экраном, вы можете начинать вызывать эту цепную реакцию.

В то время как приемы религиозного исцеления посредством веры и исцеления посредством психической энергии различны, я считаю, что их принципы и результаты подобны. Ритуалы религиозного исцеления отличаются в зависимости от культуры, но имеют одинаковый двойственный эффект: переход разума в более глубокое состояние и укрепление веры и ожидания.

Многие целители применяют методы, которые изнуряют их. Они растрачивают свою энергию и даже теряют в весе всего за один сеанс. Этого не нужно. Фактически, методы и приемы управления разумом приводят к обратному эффекту в целителе. Как только мы ощущаем момент свершения, мы испытываем значительный душевный подъем и приходим в себя в состоянии действительно “лучшем, чем раньше”. Исцеление других, как мы видим, благотворно влияет и на самого целителя.

Многие целители считают, что не в состоянии лечить самих себя. Некоторые даже считают, что, сделав такую попытку, они лишатся своей “силы”. Мы многократно, раз за разом доказывали, что это совершенно не так. Многие считают также, что необходимо находиться в присутствии человека, исцеление которого намечается, для “возложения рук”. Для тех из нас, кто не является дипломированным врачом или представителем зарегистрированной церкви, это вообще противозаконно. Но что оказалось более важно — это не обязательно. Прекрасно работает лечение на расстоянии.

Психология bookap

Обсуждая эту тему на занятиях по управлению разумом, мы часто цитируем случай из Евангелия о том, как Христос исцелил слугу центуриона на расстоянии. Христос не видел слугу, перед ним был только центурион, поведавший о болезни. “И его слуга был исцелен тотчас же”.

Одно небольшое наблюдение: заметьте, что, согласно нашим поверьям, когда мы загадываем желание по грудной косточке птицы, когда видим падающую звезду или задуваем свечи на пироге в день рождения, нам напоминают, чтобы мы не раскрывали задуманного. Похоже, что такая секретность — нечто большее, чем простая игра. Мне кажется за этим кроется особая мудрость. Держа в секрете желание, а в нашем случае — представление об исцелении, мы препятствуем рассеянию энергии, а может быть, даже наращиваем её. По этой причине я и многие наши лекторы рекомендуют учащимся не распространяться о своем психическом целительстве. Как сказал Иисус Христос после одного из исцелений: “Смотрите, чтобы никто не ведал об этом”. Он просил не скрыть его действия — его соображения были более глубоки.