ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ. Вы можете освоить ESP


...

• • •

Многим приходит в голову, что в случаях с практикой диагностики мы работаем всего лишь с передачей мыслей на расстояние. (Всего лишь! Какими искушенными бывают некоторые люди!)

Случай, который я использовал в качестве примера — с человеком, у которого отсутствовало одно легкое, — действительный. Вы вспомните, что в этом случае был один очевидный промах — перелом лодыжки. Психоориентатор мог подтвердить (это было записано им на карточке заранее) факты операции по поводу мастоидита и отсутствия одного легкого. Но по поводу перелома лодыжки он мог сказать только: “У меня нет об этом информации”.

Позже сам человек, чей случай рассматривался, подтвердил, что перелом лодыжки был много лет назад и что она действительно доставляет ему неприятности в сырую погоду. Передача мыслей? Нет, в том смысле, в котором мы обычно понимаем этот термин. Психоориентатор не старался передать мысли, так как не имел, например, информации о сломанной лодыжке. Ничего подобного не было на уме и у диагностируемого в тот момент.

Вы можете возразить, что у него как раз могли быть какие-то такие мысли. Да, возможно, могли быть. Но вот другой случай. Наш учащийся сообщил, что у диагностируемой им женщины на локте имеется шрам, оставшийся после перелома. Психоориентатор не имел об этом информации, поэтому уточнил эту деталь у самой женщины, которая ответила, что у нее никогда не было повреждения локтя. Несколько дней спустя женщина рассказала эту историю своей матери. И оказалось, что перелом локтя случился, когда ей было всего три года! Это тоже передача мыслей?

Самый мощный поток психической энергии посылается людьми тогда, когда их жизнь находится под угрозой. Именно поэтому такое множество фактов ESP наблюдается в случаях несчастий и неожиданных смертей.

По этой причине последним упражнением для учащихся является диагностирование серьезно больных людей. Выпускник, совершенствующийся в этой технике, развивает способность воспринимать все более и более слабые психические сигналы, пока, наконец, не становится в состоянии установить контакт с исследуемым человеком, независимо от того, находится тот в беде или нет. То есть с практикой мы становимся все более чувствительными.

На ранних стадиях своего экспериментирования я установил, что дети с большей легкостью проявляют свои психические способности, чем взрослые. Они гораздо меньше ограничены воспитанием в бета-состоянии, и их чувство реальности не развито еще настолько, чтобы заставлять говорить только те вещи, которые кажутся логичными.

Сразу после разработки мной основ метода управления разумом я придумал эксперимент, предназначавшийся для развития методики диагностирования, которую я описал выше. Как вы увидите, мои ранние приемы сильно отличались от тех, которые применяются теперь.

Двое мальчиков, Джимми и Тимми, прошли обучение основам метода. Затем я развел их по разным комнатам и оставил с экспериментатором — прототипом теперешнего психоориентатора. Одному из мальчиков, Джимми, было предложено войти в медитативное состояние и воспроизвести что-нибудь! На мысленном экране с помощью воображения. В это время Тимми в другой комнате также вошел в медитативное состояние, а потом экспериментатор попросил его узнать, что собирается делать Джимми. Джимми сообщил своему экспериментатору: “Я рисую маленький грузовик. У него зеленая кабина и красные колеса”.

Экспериментатор задал вопрос Тимми: “Что сейчас делает Джимми?”

— Воображает маленький грузовик.

— Хорошо, опиши его.

Психология bookap

— Ну, у него зеленая кабина и красные колеса. Это случай работы на более тонком уровне, чем

тот, который используется на классных занятиях. Требуется много практики, чтобы снова “стать маленькими детьми”.