ГЛАВА ДЕСЯТАЯ. Использование разума для оздоровления организма


...

• • •

Позвольте мне сделать некоторое отступление. Вы, возможно, слышали, что медитация, конечно, прекрасная вещь, но увлекаться ею чрезмерно не следует. Это, говорят, может привести к уходу от мира и нездоровой концентрации на самом себе. Правда это или нет, я не знаю. Так говорят представители других медитативных учений, но не метода управления разумом. Мы все время подчеркиваем активное участие в жизни, а не уход от нее, не страх перед проблемами или их игнорирование, а открытую работу с ними и их решение. И здесь на самом деле не может быть “перебора”.

Возвращаясь к самоисцелению, хочу добавить, что совершенствование на первом этапе безгранично. Практикуйте осознание любви и прощения в состояниях бета, альфа и тета. Живите с любовью. Если чувствуете, что ваша убежденность убывает в течение дня, соедините три пальца для быстрого подкрепления.

Многие центры по проведению курсов по управлению разумом публикуют бюллетени для своих выпускников. Эти издания наполнены сообщениями о том, что сделал для людей метод. Случаи публикаций историй побед над головными болями, астмой, утомлением, гипертонией слишком многочисленны, чтобы их счесть.

Однако хочу привести одну из таких историй, которую я выбрал потому, что ее автор является практикующим врачом.

Приблизительно с 11 лет я испытывал приступы мигрени. Сначала они случались редко, и их можно было как-то ослаблять, но, когда я стал старше, приступы становились все серьезней и, наконец, превратились в серийные, длившиеся по 3–4 дня, с промежутками до двух дней между ними. Приступ мигрени действует опустошающе… боль, как правило, захватывает половину головы и лица. Глаза как будто готовы выскочить из орбит. Боль сжимает голову, как тисками, а желудок сокращается спазмами. Приступ иногда можно ослабить специфической подготовкой, приемом сосудосуживающих препаратов, которые необходимо принять в самом начале, пока боль еще терпима. Но как только боль продлится некоторое время, уже ничто не сможет унять ее, кроме времени. Я находился уже на той стадии, когда профилактические препараты принимал через каждые четыре часа, но и это слабо помогало.

Я обратился к специалисту, который провел полное обследование, чтобы быть уверенным, что у меня нет никаких психических или неврологических патологий. Но даже он предписал мне лечение, которое я уже и так проводил, а боли продолжались.

Одной из моих пациенток была выпускница курсов по управлению разумом, и уже около года она предлагала мне записаться на курсы. Но я каждый раз отвечал, что не верю во всю эту чепуху. Однажды получилось так, что мы встретились с этой женщиной на четвертый день моего приступа. Должно быть, я был настолько зеленым, что она сказала: “Не пришло ли, наконец, время пойти на курсы? Новый цикл начинается на следующей неделе. Пойдете со мной?”

Я записался и добросовестно ходил на все занятия. В ту неделю у меня не было никаких приступов. Но через неделю после окончания курсов я проснулся ночью от страшной головной боли, получив возможность проверить, как сработает мое самопрограммирование. Я проделал один цикл и стал считать… боли не было… состояние хорошее. Просто чудо! Но секунд через пять боль обрушилась с новой силой. Я не сдавался и проделал еще один цикл. Боль опять стихла и снова вернулась. Мне пришлось проделать около десяти циклов, но я так и не притронулся к противомигреневым лекарствам. Я все время повторял себе, что должен справиться, и действительно боль отступила.

Некоторый промежуток времени прошел до следующего приступа, но зато его я одолел всего за три цикла. После этого приступы происходила: еще приблизительно три месяца, но я не притрагивался даже к аспирину. Я вообще не принимаю аспирин с тех пор, как прошел курс управления разумом. Этот метод работает!

Вот еще одно письмо, оно от монахини, сестры Барбары Бернс из Детройта, штат Мичиган. Я выбрал его, потому что сестра Барбара придумала очень остроумный способ запуска своего механизма самовосстановления.

27 лет она носила очки в связи с астигматической близорукостью. По мере усиления близорукости приходилось носить все более сильные линзы, которые ухудшали ощущение глубины пространства. Еще до описываемого периода стало необходимым ношение очков с бифокальными линзами. Но в июле 1974 года сестра Барбара решила записаться на курсы по управлению разумом. И в состоянии глубокой медитации она сказала себе: “Каждый раз, как я поморгаю глазами, они станут фокусироваться точно, как объектив фотокамеры”. Затем в каждый сеанс медитации она повторяла эту фразу и уже через две недели смогла жить без очков, хотя все еще нуждалась в них при чтении. Кроме того, она консультировалась у доктора Ричарда Влодыга — окулиста (и выпускника курсов по управлению разумом), который определил, что у нее несколько деформирована роговица глаза. Сестра Барбара добавила коррекцию роговицы к своим сеансам медитации, которые проводила в течение нескольких дней до очередного визита к доктору Влодыга.

Следующую часть письма написал доктор Влодыга по просьбе сестры Барбары:

Сестра Барбара Бернс впервые обследовалась мной 20 августа 1974 года…

Я обследовал ее снова 26 августа 1975 года. Она не носит очки уже в течение года…

У пациентки наблюдается уменьшение миопии до такой степени, когда очки становятся больше не нужны.

Конечно, ни врач, мучившийся мигренью, ни сестра Барбара не страдали теми “страшными болезнями”, которых мы так опасаемся. Может ли метод управления разумом помочь, если поразит одна из таких болезней, или мы просто будем вынуждены принимать лекарство и ждать своего часа? Давайте взглянем на болезнь, считающуюся самой страшной, — рак.

Возможно, вам приходилось читать о работах доктора О. Карла Симонтона, специалиста-онколога. Мэрилин Фергюсон описала кое-что из его открытий в вышедшей недавно научно-популярной книге “Революция в уме”, а журнал “Профилактика” в январе 1976 года опубликовал о нем статью Грейс Хэлселл под названием “Победа мозга над раком”. Доктор Симонтон, прошедший обучение техникам метода управления разумом, успешно применил кое-какие из них для лечения своих пациентов.

Когда он заведовал отделением лучевой терапии госпиталя базы ВВС Трэвис недалеко от Сан-Франциско, то занимался изучением редких, но хорошо; известных феноменов: людей, по неизвестным причинам излечившихся от рака. Эти случаи известны под названием “спонтанных ремиссий” и составляют мизерную часть всех случаев заболевания раком. Если он поймет, почему выздоровели эти пациенты, рассуждал доктор Симонтон, то, вероятно, найдет способ вызывать выздоровление.

И он обнаружил, что эти пациенты имели важное сходство в одном: все они были положительно мыслящими, оптимистически настроенными, решительными людьми.

В обращении к Бостонскому съезду сторонников метода управления разумом 1974 года, доктор Симонтон говорил:

Как выявлено в результате исследований, одним из сильнейших эмоциональных факторов, влияющих на развитие раковых заболеваний, является какая-то очень существенная потеря, происшедшая в интервале от 6—18 месяцев до установления диагноза заболевания.

Это подтвердили несколько независимых долговременных исследований с участием контрольных групп… На основании этого мы видим, что существенным фактором является не сама потеря как таковая, а то, как она воспринимается индивидуумом.

Получается, что потеря должна быть достаточной, чтобы вызвать ощущения беспомощности и безнадежности, которые продолжительно сохраняются у пациента. Таким образом, отмечается снижение сопротивляемости его организма в целом, что позволяет развиться злокачественным образованиям.

В другом исследовании, проведенном на базе ВВС Травис, о котором сообщалось в “Журнале межличностной психологии”, (1975, том 7, N 1) доктор Симонтон обследовал 152 раковых больных и разделил их по мировоззрению на пять категорий: от резко отрицательного до сильно положительного. А затем определил их ответную реакцию на терапию от отличной до слабой. У 20 пациентов результаты лечения можно было считать отличными, хотя. состояние 14 из них было настолько серьезным, что с вероятностью в 50 % они вряд ли прожили бы более пяти лет. Успех лечения во многом определялся их положительным отношением к нему. С другого конца шкалы находились 22 человека, результаты лечения которых были мало удовлетворительны, причем никто из них не отличался верой в успех лечения.

Однако, когда кое-кто из более удачливых пациентов вернулся домой, в настроении пессимистов произошел переворот, “и мы увидели, что и течение их болезни соответственно изменилось”. Очевидно, что их собственное отношение к лечению, а не серьезность болезни, играло решающую роль.

Высказывание доктора Элмера Грина из Фонда Меннинджера было процитировано редактором “Джорнал”: “Карл и Стефани Симонтон… добиваются замечательных результатов в лечении раковых заболеваний, соединяя методы визуализации для физиологического саморегулирования пациентов с традиционной лучевой терапией”.

В своей бостонской речи доктор Симонтон привел высказывание президента Американского онкологического Общества Юджина Пендерграсса, который сказал в 1959 году: “Есть определенные подтверждения тому, что течение болезни в общем определяется эмоциональным состоянием. Я искренне надеюсь, что мы сможем расширить наши исследования, чтобы доказать, что человеческий мозг обладает способностями и силами, которые могут либо ускорить, либо замедлить развитие болезни”.

В настоящее время доктор Симонтон занимает пост главного врача Научно-исследовательского и консультативного онкологического центра в Форт-Уэрте, где он и его коллега Стефани Мэтьюз-Симонтон обучают пациентов умственному соучастию в их собственном лечении.

“Видите ли, я начинал с идеи, что личное отношение пациента играет значительную роль в его восприимчивости к любой форме лечения и может повлиять на течение болезни. В процессе исследования я обнаружил, что концепция метода управления разумом — биологическая обратная связь и медитация — дает мне инструмент для обучения пациентов взаимодействию и привлечению к активному влиянию на состояние их здоровья. Я хочу сказать, что это очень мощный и целостный инструмент, который я могу порекомендовать пациентам использовать в эмоциональном плане.”

Первым шагом, с которого доктор Симонтон начинает обучение пациентов, является изгнание страха. С самого начала обучения “мы должны осознать, что рак является нормальным процессом, происходящим внутри каждого из нас, что мы все имеем раковые клетки, которые все время приводят к злокачественным образованиям. Наш организм распознает и уничтожает их, как поступает с чужеродным белком… Но суть задачи заключается не в том, чтобы освободиться от всех раковых клеток — мы все время воспроизводим новые. Задача в том, чтобы настраивать организм на постоянную победу над ними, контролировать все свои процессы”,

После доктора Симонтона к бостонскому съезду обратилась миссис Симонтон. Она сказала:

Большинство людей… представляет себе раковую клетку отвратительной, подлой, коварной тварью, которая может пробираться куда угодно, и, кроме того, очень могущественной; ибо предполагается, что как только она начнет действовать, то организм уже бессилен что-либо сделать. В действительности раковая клетка — самая обыкновенная клетка, которая сошла с ума… Она становится очень тупой и размножается с такой скоростью, что многократно истощает свои силы и погибает. Она слаба. Стоит только вскрыть ее, облучить ее или использовать химиотерапию, как она ослабляется настолько, что не может самовосстановиться. И погибает.

Сравните ее со здоровой клеткой. Мы все знаем, что можем порезать здоровую ткань пальца, и если мы сделаем только самую малость — смажем палец йодом и забинтуем, то он заживет. Мы знаем, что здоровые ткани могут самовосстанавливаться… они не истощают свои силы. Но посмотрите, что мы мысленно делаем с болезнью. Посмотрите, какую мощь мы приписываем болезни через наши страхи, какие ужасные мысленные образы образуются в нашем сознании из-за страхов.

Относительно техник расслабления и визуализации, которые они используют совместно с лучевой терапией, миссис Симонтон сказала:

Возможно, единственным действительно ценным инструментом, которым мы обладаем, является техника развития воображения.

Применяя ее, мы просим пациентов сделать три основные вещи. Мы просим представить себе болезнь, представить ее лечение и иммунный механизм организма.

Психология bookap

На наших групповых занятиях мы говорим о том, как представить себе то, чего должны достичь. Это; делается еще до того, как приходит вера в достижимость результата. Похоже, очень важно представлять себе все именно в таком порядке.

И еще мы говорим о такой важной вещи, как медитация. О том, как часто следует медитировать, и о том, что следует делать в состоянии медитации.