Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 6, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 6
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В шестой том Собрания сочинений А. Шопенгауэра вошли произведения из рукописного наследия немецкого философа: «Новые Paralipomena », «О моих лекциях», «Эристическая диалектика», «Об интересном» и его переписка с Гете.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А.
Страница 47. Читать онлайн

Ego.

"Я должен здесь заметить, что не всякая оригинальность есть гений, но часто — безумие. И то и другое отклоняется от нормального состояния человека: гений, или поэт, высоко возносятся над этим состоянием, тогда как безумец подобен животному и стоит ниже его*'.

Я не думаю, что безумец близок к животному, а здоровый человек составляет середину между безумцем и гением; я полагаю, что гений и безумие, как бы они ни были различны, все же ближе друг к другу, чем гений и нормальный рассудок или чем здравый рассудок и животное состояние.

~ Не бывает большого дарования без примеси безумия (лат.j.

47

Умную собаку скорее можно сравнить с обычным, нормальным, разумным человеком, чем с безумцем (и вовсе нельзя сравнить со слабоумным). Также и жизнь великих людей показывает, что они часто ведут себя почти как безумцы, и Аристотель (по словам Сенеки) говорил: Nullum magnum ingenium sine insaniae mixtura4. Я полагаю, что здоровый разумный человек накрепко заперт внутри телесных предпосылок нашего сознания и мышления (тех самых, что создают ему пространство, время и понятия рассудка). Они плотно облегают ero, впору ему, укрывают его, как удачно сшитое платье. Выйти за их пределы он не может (он не может познать себя и вещи сами по себе, вне этих условий познания), однако в их пределах он полновластный господин. О здоровом животном справедливо можно сказать то же самое, разве что круг его опыта более узок, глух, его одеяние менее удобно, мешковато. Гений же благодаря некой силе — ее нельзя определить точнее, ибо она есть нечто сверхчувственное, — видит сквозь все ограничения, что составляют условия опытного познания. Гений познает свою собственную сущность и сущность вещей как таковых и в течение всей жизни ищет слов, чтобы передать это свое знание другим, рассказать о нем. Согласно моему сравнению, можно сказать: гений слиш- roM велик для своего платья, не умещается в него. Для безумца условия опытного знания также расстроены, законы опыта для него разрушены, ибо законы зти принадлежат не вещам, а формам созерцания чувственности (и это здесь подтверждается еще раз). Все для безумца смешано, следуя нашему сравнению, платье его изорвано, и именно поэтому ero Я, не затронутое разрушением, глазеет по сторонам. И тогда безумец произносит гениальные речи, или мог бы это делать, если бы у него не отсутствовала высокая степень рассудительности, отличающая характер гения, та самая, благодаря которой гений способен все то, что он знает помимо всякого опыта, выразить в понятиях, образах, творениях искусства, которые имеют своим материалом предметы опыта. Безумец отчасти располагает первым условием, но ему недостает второго, а именно, нормальных условий в мире опыта. Вспомним хотя бы короля Лира, нормального лишь отчасти, — к кому он ближе, к животному нли гению? С другой стороны, гений в свою очередь также иногда уподобляется животному, ибо он, благодаря познанию вещей самих по себе,

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А. Страница 47. Читать онлайн