Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 6, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 6
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В шестой том Собрания сочинений А. Шопенгауэра вошли произведения из рукописного наследия немецкого философа: «Новые Paralipomena », «О моих лекциях», «Эристическая диалектика», «Об интересном» и его переписка с Гете.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А.
Страница 334. Читать онлайн

турной и языковой ситуации в Германии, которые, по мнению издателя, не представляли Hmcpeca для русских читателей (например, э 303 и 323 из "Рагайрошепа"). Эти фрагменты танке были переведены впервые.

Вторая проблема — порядок следования отдельных фрагментов и распределение текста меиду параграфами. Приводя текст в соответствие с немецким изданием 1976 r., в русском переводе часто приходилось менять местами абзацы, сводить несколько параграфов в один, избавляясь от параграфов под номерами вроде "100 his". Отчасти перестановки текста в издании под редакцией Айхенвальда соответствовали рубрикации использованного им немецкого издания, отвергнутой позднейшими издателями, но отчасти они возникли ухге в самом русском переводе. Здесь особо надо отметить самую существенную иэ перестановок — в "Patalipomena" глава XV "О религии" была перемещена в конец тома. Из нее было сделано своего рода приложение. В настоящем издании она возвращена на свое исходное место.

Третью серьезную проблему составляла модернизация языка русского перевода. Где это возможно, синтаксис и стиль русского перевода 1900 — 1910 гг. были сохранены. При консерватизме Шопенгауэра, его неприятии немецких языковых новшеств, некоторая архаичность перевода оказывается уместной именно за счет разницы меиду литературными нормами начала 1900-х и конца 1990-х rr.: за сто лет перевод под редакцией Айхенвальда стилистически '*дозрел" и, rar это ни парадоксально, приблизился к оригиналу.

Особое внимание уделялось терминологии Шопенгауэра. Издание под редакцией Айхенвальда выходило в свет отдельными выпусками в течение десяти лет; работа по унификации терминов в нем не была, да, по-видимому, и не могла быть доведена до конца. В настоящем издании была сделана попытка по возмоэгности провести такую унификацию. При этом учитывалось несколько сообрахеюш. С одной стороны, для многих общераспространенных философских и естественно-научных терминов за прошедшее столетие были найдены и вошли в обиход устойчивые русские эквиваленты; именно они и были использованы в переводе вместо неустоявшейся терминологии айхенвальдовского издания. С другой стороны, философская терминология Шопенгауэра далека от профессионального языка немецкой философской науки, и часто более pacxotresty слову-термину приходилось предпочитать более редкое и соответственно менее формализовавшееся. В случае с термином "Anschauung" пришлось от '*интуиции" вернутъся r "созерцанию" — rar в переводе Фета (Н. Н. Страхов в предисловии r фетовскому переводу специально оговаривает именно такой русский аналог этого немецкого термина). "Verstand" в нашем переводе звучит то rar "рассудок" (согласно традиции переводов Канта, в отличие от "Vernunft" — "разума"), то rar "ум" (так у Фета — nocrom значение слова "Verstand" у Шопенгауэра шире, чем у Канта: это, по словам Страхова, некое соединение чувственности и рассудка). Наконец, некоторые слова, вполне нейтральные для переводчиков начала века, за столетие успели получить философскую нагрузгу, стать терминами или почти терминами, и от них пришлось избавлкгъся — иначе Шопенгауэр мог бы заговорить языком Гуссерля или Хайдеггера.

Имена собственные всюду, где возможно, были транслитерированы (в издании 1900 — 1910 гг. они то транслигерируются, то даются в оригинальном написании) и приведены в соответствие с современной традицией их написания.

Особую трудность представляла пунктуация, которой сам Шопенгауэр уделял большое внимание. Передать структуру немецкой фразы Шопенгауэра по-русски так, чтобы причастные обороты остались причастными оборотами, а придаточные предложения — придаточными предлоиениями, часто просто невозможно. А значит, выстроенная у Шопенгауэра система автор-

334

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А. Страница 334. Читать онлайн