Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 6, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 6
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В шестой том Собрания сочинений А. Шопенгауэра вошли произведения из рукописного наследия немецкого философа: «Новые Paralipomena », «О моих лекциях», «Эристическая диалектика», «Об интересном» и его переписка с Гете.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А.
Страница 279. Читать онлайн

Беззастенчива диверсия в том случае, когда она совершенно уклоняется от сущности quaestionis и начинается, например, танюг образом: "Ведь вы недавно утверждали еще и то и т, д.". Ибо тогда диверсия относится уже до известной степени к личности, о чем будет речь в последней уловке. Собственно говоря, это промежуточная ступень между argumentum ad personam u argumentum ad hominem, которые будут там объяснены.

Всякий спор между заурядными людьми показывает, насколько эта уловка xar бы прирождена всем: когда именно один человек в споре с другим делает нападки личного характера, а второй отвечает не опровержением их, а тоже личными нападками, направленными против первого, оставляя без ответа нападки, сделанные на него самого, то он как бы признает тем самым их справедливость. Он поступает подобно Сципиону, который напал на карфагенян в Африке, а не в Италии. На войне такая диверсия иногда может принести пользу. Но в споре она не годится, так как полученные упреки остаются в силе и слушатель узнает все дурное об обеих сторонах. В споре она применяется faute de mieux~.

Уловка 30. Argumentum ad verecundiam~~. Вместо доказательств — приводить авторитеты, сообразуясь с познаниями противника. "Unusquisque mavult credere quam judicare~~~, — говорит Сенека) поэтому легко спорить, имея за себя такой авторитет, к которому противник относится с уважением. А чем ограниченнее знания и способности противника, тем большее количество авторитетов имеет для него значение. Если же он обладает первостепенными познаниями и способностями, то для него или очень немногие будут авторитетами, или никто. Правда, он согласится со специалистами в какой-либо мало известной или совсем неизвестной ему науке, искусстве, ремесле, но и то с недоверием. Напротив, заурядные люди проникнуты глубоким почтением к специалистам всякого рода. Они не знают, что тот, кто делает из своего предмета профессию, любит не самый предмет, а сопряженную с ним выгоду; не знают и того, что кто учит известному предмету, редко знает его основательно сам, ибо кто основательно изучает предмет, тому по большей части не остается времени для преподавания его. Но у толпы всегда найдется много пользующихся уважением авторитетов; поэтому, когда нам недостает действительного авторитета, можно привести лишь мнимый и сослаться на то, что сказал кто-либо совершенно в другом смысле и при других обстоятельствах. Особенно сильное влияние оказывают по большей части те авторитеты, которых противник совершенно не понимает. Так, неученые люди больше всего уважают латинских и греческих философов. С авторитетами можно также в случае необходимости делать все, что угодно, — не только допускать натяжки, но и совершенно искажать смысл, или даже ссылаться на авторитеты всецело собственного изобретения: по большей части у противника нет под рукою книги, да он и не умеет ею пользоваться. Лучший пример этой уловки дает один французский сиге, который, чтобы не мостить

ч за невменяем лучшего (фр.). чч аргумент, внушаюшнй глубокое уважение (лат.).

ччч "Каждый охотнее верят, чем судит о чем-либо" (лат.).

279

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А. Страница 279. Читать онлайн