Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 6, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 6
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В шестой том Собрания сочинений А. Шопенгауэра вошли произведения из рукописного наследия немецкого философа: «Новые Paralipomena », «О моих лекциях», «Эристическая диалектика», «Об интересном» и его переписка с Гете.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А.
Страница 266. Читать онлайн

тезиса. Специфическая характерная особенность указывается верно в том случае, когда выдвигается такая, которую можно познать не с помощью чувств, а если она чувственно познаваема, то тогда она должна быть всегда с необходимостью налицо. Например. В качестве специфической особенности поверхности указывается то, что она в первую очередь имеет цвет; это — отличительная черта, познаваемая чувственно, но она такова, что всегда явно налицо и, следовательно, указанное — верно". — Всем вышесказанным мы дали Вам понятие о диалектике Аристотеля. Но мне, однако, кажется, что цель не достигнута: попытаюсь сделать это иным способом. "Топики'* Цицерона — подражание аристотелевской, сделанное по памяти: в высшей степени поверхностное и жалкое. У Цицерона не было ясного понимания того, что такое topus и для чего он нужен, и, таким образом, он ех ingenio« болтает без разбора всякую всячину, богато украшая ее юридическими примерами. Одно из худших его произведений.

Хотя главною целью диалектики Аристотель считает спор, однако наряду с этим — и нахождение истины. Несколько далее он повторяет: философски положение обсуждается согласно истине, а диалектически — по видимости, согласно одобрению других, их мнению (бог,а) (Top. 1, 12). Хотя он и сознает различие между объективной истинностью известного предложения и лишь претензией на истинность, или стремлением заслужить одобрение, и отделяет одно от другого, однако разделение это не проводится им с такою резкостью, чтобы отвести в удел диалектике лишь последнее«». Поэтому к ero правилам, имеющим в виду

«нэобретательно (лат.).

«» С другой стороны, в кинге "О софистических orrporrepaerrsax" Аристотель опять-таки очень старается опранячвть диалектику от софистики и эристики; разница при этом долина заключаться в том, что дналектические умозаключения правильны и по форме и по содержанию, а эристическне и софистические (которые отличаются друг от друга лишь по цели, каковою в первом случае — при эристнческвх умозаключениях — служит стремление остаться правым само по себе, а при софистнческих — достигаемый таким пугем почет и приобретаемые благодаря ему денын) — эристические и софистические ложны. Истинны ли предложения по содержанию, это всегда остается слишком недостоверным, чтобы нз этого заимствовать основание для различения, и менее всего сам спорящий может быть вполне уверен в этом; лишь результат спора только и дает заключение об этом, и то ненадежное. Следовательно, под диалектикой Аристотеля мы должны понимать софистику, зрвстику и пейраствку вместе взятые и определять ее как искусство оставаться яравым в споре; конечно, наиболее ванное вспомогательное средство прн этом — прежде всего быть правым по существу дела: однако этого средства одного при свойственном человеку способе мышления недостаточно, а с другой стороны, при слабости человеческого рассудка, и не безусловно необходимо. Поэтому нужны еще другие уловки, которые в силу того, что они не зависят от того, прав спорюций объектшно или нет, могут применяться и в том случае, когда он объективно не прав; а так ли это в каждом данном случае, никогда с полною очевидностью не знаешь.

На мой взгляд, нужно, следовательно, более резко, чем это сделал Аристотель, отграничить диалектику om логики и логике предоставить объективную истину, поскольку она формальиа, а диалектику ограничить искусством оставаться яровым; напротив, софистику и эристику не следует, подобно Аристотелю, отделять от логики, так как это отличие основывается на объехтианой материальной истине, которую мы не можем ясно знать уне заранее и про которую можем лишь сказать с Понтием Пилатом: что есть истина? Ибо veritas est in puteo [истина — глубоко (лат.)]. (Изречение Демокрита. Diog. I.sert. IX, 72.) Легко

26б

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 6. Шопенгауэр А. Страница 266. Читать онлайн