Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 5, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 5
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работаА. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

«Paralipomena» — второй том этой работы. Произведение, тесно привязанное к концептуальным философским идеям Шопенгауэра, содержит отдельные, однако систематически упорядоченные мысли о разного рода явлениях и проблемах человеческого бытия. Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А.
Страница 7. Читать онлайн

Философский писатель — проводнвх, а читатель ero — странник. Чтобы вместе дойти, они должны, презгде всего, вместе выйти, т. е. автор должен прихватить с собой своего читателя, используя ту точку зрения, которая для них является несомненно общей; такою же точкой не может служить ничто иное, кроме общего всем нам эмпирического сознания. Здесь-то, следовательно, и должен он крепко взять его за руку н смотреть затем, aur, высоко может он подняться с ним за облака, идя гпаг за шагом по горной тропинке. Тах поступил еще Каит: он исходит из вполне общего сознания как самого себя, так и других вещей. Превратно, напротив, стремление отправляться, ках от исходной точки, от мнимого интеллектуального созерцания свсрхфизических отношений нпи даже процессов, или же от какого-то восприемлющего сверхчувственное разума, или от некоего абсолютного, самого себя мыслящего разума, ибо все это указывает на стремление брать исходной точкой истины, не сообщаемые непосредственно, причем в силу этого читатель с самого начала пути не знает, находится ли он рядом со своим автором нли же за много верст от него.

К нашему собственному серьезному размышлению и сокровенному созерцанию вещей разговор о них с другим человеком относится, как машина к нивому организму. Ибо только при собственном размышлении все бывает хак бы высечено из одного куска или сыграно в одном токе, в силу чего возможно достигнугь полной ясности, отчетливости и истинной связности, даже единства; в разговоре, напротив, прилаживаются друг к другу разнородные куски и им насильно навязывается известное единство движения, которое часто неоииданно прерывается. Действительно, лишь самого себя понимаешь вполне; других понимаешь тольхо наполовину; нбо в самом xpsEHOM случае можно прийти лишь к общности понятий, но не х общности лежащего в основе их наглядного aocraacaaa. Потому-то глубохие философские идеи никогда не будут извлекаться на свет путем совместного мышления, диалога. Впрочем, последний весьма пригоден для предварительного yapaaseaaa, для постановки проблем, для их как бы проветривания, впоследствии же — и для испытания, контроля и критики предложенного решения. С этой целью написаны и диалоги Платона; вот почему из его школы вышли вторая и третья академии с усиливающимся схептическим направлением. Как форма сообщения философских мыслей, написанный диалог целесообразен липь в том случае, когда предмет допускает два нли несколько воззрений, совершенно различных, пожалуй, даже противоположных, причем или суждение î них должно быть предоставлено читателю, или жс они через сопоставление дополняют друг друга для более совершенного и правильного понимания дела; к первому случаю принадлезгнт также и опровержение сделанных возражений. Но избранная с такою целью диалектичесхая форма — в силу того что различие

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А. Страница 7. Читать онлайн