Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 5, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 5
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работаА. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

«Paralipomena» — второй том этой работы. Произведение, тесно привязанное к концептуальным философским идеям Шопенгауэра, содержит отдельные, однако систематически упорядоченные мысли о разного рода явлениях и проблемах человеческого бытия. Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А.
Страница 66. Читать онлайн

метко называет их позтому hombrcs quc no lo son — люди-нелюди, н то зке самое говорит Дзкордано Бруно ("1УеИа causa". Dial. 1) в следующих выражениях: "Quanta differcnza sia di contrattare c ritrovarsi tra gli nomini е tra color, chc son fatti ad imagine e iimilitudine di quelli"» (css. орр., cd. Wagner, vol. 1, р. 224); последвпге слова удивительно совпадают с изречением "Купала": "flouotaa толпа имеет вид людей; однако я никогда не встречал среди нее чего-либо подобного человеку" (см:. "Курал" Тируваллувсра в переводе Грауля, с. 140)»». Для удовлетворения потребности в развлекающей беседе и для того, чтобы одиночество не имело харахтсра пустоты, я скорее рекомендовал бы собак: в их моральных и интеллектуальных свойствах вы почти всегда найдете себе радость и удовлетворение.

Однако всюду и везде остсрезкемся быть несправеддивыми. Кая часто удивлялся я уму, а подчас и наоборот глупости своей собаки; то пе бывало со мною и по отношению к человеческому роду. Его неспособность, полная нерассудительность и иивотная грубость бесконечное число раз приводили меня в негодование, и я долиен был сочувственно повторять древнее стенание:

Нвшаш generis mater nutrixque profecto

бп 1ппв est»»»

И тем не менее временами я удивлялся тому, как в подобном человечестве могли все-таки возникнуть, пустить корни, сохраниться и усовершенствоваться столько полезных и прекрасных искусств и наук, всегда, правда, своим происхождением обязанных отдельным, исключительным личностям. Я изумлялся тому, как человеческий род среди всех тягот и узкасов своей истории на протяиенни двух и трех тысячелетий с любовью и настойчивостью сохранял и спасал от гибели, переписывал и прятал творения великих умов, Гомера, Платона, Горация и т. д., доказываи зтим, что он понимал их ценность. Я изумлялся отдельным, частным деяниям; я открывал порою черты ума и таланта, ках бы по наитию проявлявшиеся у людей, которые в других отношениях не возвышались над толпою; н подчас нх, зги дарования, обнаруижвала и сама толпа, когда она, составив свой большой и полный хор, rax это болыпей частью бывает, судила очень правильно, подобно тому ках сочетание дазге необученных голосов, если только их очень много, всегда создаст гармонию. И люди, которые возвышаются над зтим уровнем,

» "Какое огромное различие меиду теми, кто в саоах действиях праспосвбливастся друг к другу, а тем, кто поступает лишь по своему усмотрению н по

"( )

° Ясли вникнуть в зто значительное совпаденае мысли а лязге слова, аа таком болыпом расстоянии времен а стран, то нельзя усомниться в том, что совпадение зто — результат самой сути дела. Позтому я не был под влиянием праведевных мест (кз которых одно еще не было напечатано, в другое пе было в моих руках уне двенадцать лет), когда я, приблизительно лет двадцать назад, собарвлск заказать себе табакерку, на крышке которой, где возмоино — мозаикой, дол>ив была быть изобршена пара прекрасных болыпик каштанов, рядом с листочком, поквзыввющнм, что онн — дикие. Этот символ долнен был всегда напоминать мие о приведенной вьпце мысли.

»»» Меть а кормилице человеческах пороков — глупость (лают.].

66

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А. Страница 66. Читать онлайн