Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 5, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 5
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работаА. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

«Paralipomena» — второй том этой работы. Произведение, тесно привязанное к концептуальным философским идеям Шопенгауэра, содержит отдельные, однако систематически упорядоченные мысли о разного рода явлениях и проблемах человеческого бытия. Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А.
Страница 418. Читать онлайн

энергичности и точности речи служат, стало быть, тс самые приставхи, которые ocnaIIIarox корневое слово всевозможными модификациями и нюансами; так re н суффихсы н различныс коночные слоги отглагольных существительных, о которых мы уже говорили в связи с "Versuch" и "Versuchung". Оба способа модулирования слов и понятий были введены в язых нашими далекими предками; а предки наши были весьма разумны и подходили r словам с большим тактом. В наши дни их слова оказались в лапах дикого племени невежественных и бездарных пачкунов; они объединенными усилиями принялись за дело уродования слов, грозя уничтожить все творение древних; эти толстокожие вовсе ничего не смыслят в тонком инструменте, предназначенном для выражения точно нюансированных мыслей; зато бухвы считать они умеют. Если такое толстокожее существо стоит перед выбором нз двух слов, причем одно слово имеет приставку или суффихс, а потому точнее соответствует понятию, которое надо выразить, а другое лишь приблизительно и в общем указывает на понатие, зато состоит из меньшего числа букв, то наше толстокожее не долго думая хватается за второе и ограничивается смыслом, выраженным à peu pres; ибо в тонкостях ero мысль нс нуждается, как не нуждается в них ero брюхо, а буха-то в самом деле становится меньше! Тах обстоят дела с краткостью и силой выражения, с красотой языка. Если, например, наше толстокожее желает схазать: "So etwas ist nicht vorhanden" [Такого нс бывает (нем.)], оно скажет: "So etwas ist nicht da" [Такого нет] — ради большой экономии букв. Ero высшее правило — жертвовать соразмерностью и точностью одного выражения ради краткости другого, служащего суррогатом первого. Отсюда неизбежно должен будет вырасти весьма тусклый и в конце концов непонятный жаргон; таким образом едижтвенное действительное преимущество, какое немецкая нация имеет перед другими европейскими нациями, наш немецкий язык, будет злонамеренно уничтожено. А между тем немецкий язык — единственный, на котором можно писать почти так же хорошо, как на греческом нли на латыни, и когда он подражает другим европейским языкам, то с его стороны это выглядит смехотворным именно потому, что в сравнении с ними немецкий язых несет в себе нечто гораздо более благородное и возвышенное. Но могут лн наши толстокожие чувствовать тонхую сущность языха, этого драгоценного, хрупкого материала, доставшегося в наследство мыслящим душам для того, чтобы воспринимать и сохранять точные и Топхпс мысли7 Напротив, считать буквы — вот что по силам толстокожему! Поглядите только, хак они усердно разрушают язык, эти благородные сыны "нынешнего времени"! Полюбуйтесь тольхо на них: лысыс махушкн, длинные бороды, очки вместо глаз, в качестве суррогата мысли — сигара в звериной пасти, кахой-то мешок вместо сзортука, суета вместо благопристойности, надменность вместо знаний, наглость и гумовство вместо заслуг!» Благородное "нынешнее время", чудные эпиго-

» Сорок лет назад оспа избавляла человечество от '/» детей, самых слабых, вынивали только сильнейшие, прошедшие испытание огнем. Прививки коровьей оспы взяли слабых под защиту; так радуйтесь теперь, гладя на бородатых карликов, всюду путаюпшкся у вас под ногами! Уже родители этих уродов выжили исключительно по милости npasasor,

418

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А. Страница 418. Читать онлайн