Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 5, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 5
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работаА. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

«Paralipomena» — второй том этой работы. Произведение, тесно привязанное к концептуальным философским идеям Шопенгауэра, содержит отдельные, однако систематически упорядоченные мысли о разного рода явлениях и проблемах человеческого бытия. Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А.
Страница 252. Читать онлайн

тон и чего ты не должен бы забывать. Религия — метафизика народа, которую надо непременно ему оставить и которой поэтому надо оказывать внешнее почтение: ведь дискредитировать ее — значит отнимать ее у народа. Как есть народная поэзия, а в пословицах народная мудрость, так долина существовать н народная метафизика. Ибо люди безусловно нуидаются в истолковании жизни, и истолкование это должно быть приноровлено к их пониманию. Вот почему религия всегда бывает аллегорической оболочкой истины и направляя поведение, а такие успокаивая и утешая в страдании и смерти, она даст в практическом отношении и для чувства, быть мозкст, столько ас, сколько могла бы дать сама истина, если бы мы ею обладали. Пусть тебя не шокирует ее причудливо-вычурная, с виду бессмысленная форма: ибо ты со своим образованием и ученостью не можешь себе вообразить, какие нуины околичности, чтобы, при грубости народа, подойти к нему с глубокими истинами. Различныс религии — это именно лишь различные схемы, в каких народ усваивает и представляет себе саму по себе недоступную ero пониманию истину и с какими она в его вообраиении неразрывно срастается. Поэтому, дорогой мой, не во гневе будь тебе сказано, высмеивать сс будет вместе и ограниченностью, и несправедливостью.

Филамт. Но разве не такая ае ограниченность и несправедливость требовать, чтобы не было никакой иной метафизики, кроме этой, выкроенной по потребности и разумению народа; чтобы се учения служили пределом для человеческой пытливости и путеводной нитью для всяхого мышления, так что и метафизика немногих избранников, как ты се называешь, долина сводиться х подтвсриденвю, обоснованию и пояснению этой метафизики народа; чтобы, следовательно, выспшс силы человеческого духа оставались неиспользованными и неразвитыми, прямо задавленными в зародыше, из боязни, aw, бы их деятельность не пошла вразрез с этой народной мегафизвкой7 А разве с претензиями религии дело, в сущности, обстоит иначе7 Разве подобает проповедовать терпимость, дале мягкую снисходительность, тому, в ком воплотилась сама нетерпимость и бсспощадностъ7 Призываю в свидетели суды над еретиками, инквизицию, религиозные войны и хрестовые походы, кубок Сократа, костры Бруно и Ванини!' И хотя все это теперь дело прошлое, но что может в такой мере мешать подлинно философскому стремлению, искреннему исканию истины, этому благороднейшему призванию благороднейших людей, немели эта условная, от государства наделенная монополией метафизика, полозгения которой с самой ранней юности вбиваются в голову каидого настолько усердно, настолько глубоко, настолько прочно, что, если голова эта не обладает необыкновенной эластичностью, они неизгладимо в ней запечатлеваются, так что ее здравый разум одникды навсегда бывает сбит с толку, т. е. ее и без того слабая способность r самостоятельному мышлению и беспристрастным сумлениям навеки оказывается парализованной и утраченной по отношению ко всему, что с этой метафизикой свазано7

Демофел. Это, пожалуй, ашачаст, собственно, что люди приобретают тогда убеиденне, с которым они не иелают расстаться, чтобы заменить ero твоим.

Филамт. О, если бы это было убсидение, основанное на уразумении! К нему мозгно было бы подступиться с доводами, и нам была бы

252

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А. Страница 252. Читать онлайн