Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 5, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 5
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

«Parerga и Paralipomena» (в переводе с греческого «Дополнения и пропуски», или «Попутное и отложенное») — последняя крупная работаА. Шопенгауэра, опубликованная при жизни автора в двух томах (1851). Именно она принесла Шопенгауэру широкую известность мудреца и блестящего философского писателя.

«Paralipomena» — второй том этой работы. Произведение, тесно привязанное к концептуальным философским идеям Шопенгауэра, содержит отдельные, однако систематически упорядоченные мысли о разного рода явлениях и проблемах человеческого бытия. Текст перевода заново сверен с оригиналом и исправлен, существовавшие в нем пропуски восстановлены.

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А.
Страница 168. Читать онлайн

облегчить собственные мухи тем, что причиняет их другим. Но на таком пути оиа постепенно развивается в настоящую злобу н жестокость. К этому мозно еще заметить, что подобно тому хак материя, по учению Канта, существует вследствие противодействия двух сил, расширения и синтия, — так и человечеагое общество основано на противодействии между ненавистью или гневом — и страхом. Ибо тяготение нашей натуры х жнавжтничесгву легко превратило бы каидого ю нас в убийцу, не будь в же залоиино с целью удсриить ее в ювестных границах надлеиащей дозы страха; и наоборот, один лишь страх сделал бы каидого мертвою насмешек и игрушкой всякого мальчэппхи, если бы в человеке не таился, всегда наготове, гнев.

Однако самою скверною чертой в природе человека все-таки остается злорадство, стоящее в тесном родстве с жестокостью, отличаясь от нее, в сущности, лшпь xttx теория от практики; вообще ие оно проявляется там, где долило было бы запить место сострадание, которос в противоположность ему слуяпп настоящим источником всякой истинной справедливости н человеколюбия, Заиистль таки:е противополоэкна состраданию, но в ином смысле; она противополоэкна противоположностью cnocI'о повода — cJIcдователыю, ее противополоэкность состраданию обусловливаетси прскде всего поводом и лишь вследствие повода обнаруиивается и в самом чувстве (зависти). Поэтому зависть хотя и предосудительна, однако допускает ювинение и вообще она — в природе человека, тогда хах злорадство есп нечто сатанинское и улыбка злорадства — лихование ада. Злорадство, как мы уэко заметили, проявляется именно там, где было бы умеспю сострадание; напротив, зависть — лишь там, где налицо повод не iI состраданию, а скорее к противополоэкному чувству; именно в качестве такой противополоэкносги и возникает она в человеческой груди — следовательно, все еще как человеческое настроение, и я опасаюсь даэке, что не найдется нн одного человека, вполне свободного от зависти. Ибо то, что человек при виде чужого наслаидения и достатха с большей горечью чувствует свою собственную нужду, — это естественно н даме неюбеэкно, лишь бы ж возникало при этом ненависти к более счастливому: а в этом-то и состоит эависп . Она, казалось бы, всего менее долина бы являться там, где поводом служат ие дары счастья, или случая, нли чумой благосхлонности, а самой природы; ибо все вроэгденное покоится на некотором метафизическом основании, т. е. на праве высшего порядка, и дается, тах сказать, Боиьей милостью. Но, r сопалению, зависть поступает ках раэ наоборот: именно х личному превосходству она н относится самым непримиримым образом', поэтому ум и дане гений долины сперва

«Самое откровенное и cnmsnoe выраиение рассматриваемому полонению вещей дала одна нз недавних статей в "Tunes". Оиа стоит того, чтобы привести ее здесь: ГЬеге is no vice, of which a man can be guilty, no meanness, no shabbiness, no иикиЫвевв, which excites во much indignation among his contemporaries, Гпсидз and neighbours, as his success. ТЫв in the one unpardonable crime, which reason cannot defend, nor humility mitigate.

When heaven with such parts Ьа«blest him,

Have I not resson to detest him2

ls a genuine and natural expression оГ the vulgar human mind. The man who writes

as we cannot write, who speaks as we cannot зреак, labours as we cannot labour,

168

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 5. Шопенгауэр А. Страница 168. Читать онлайн