Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 3, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 3
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В третий том Собрания сочинений А. Шопенгауэра (1788—1860) вошли так называемые малые философские сочинения немецкого философа: «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813), «О зрении и цвете» (1816), «О воле в природе» (1836) и два конкурсных сочинения по этике: «О свободе воли» (1837) и «Об основе морали» (1839).

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 3. Шопенгауэр А.
Страница 242. Читать онлайн

ступенях, расе на высших, так узнаем мы, с другой стороны, и сущность воли на всех ступенях, дике ыа ыизших, хотя ыепосредствснно мы получаем это познание лишь на самой высохой нз этих ступеней. Стариынос заблуждение учит: где воля, там нет более причинности, и где причинность, там нет воли. Мы ие утвсридаем: всюду, где есть причинность, есть и воля; и никакая воля ые действует без причинности. Punctum controversiae~, следовательно, заключается в следующем: возмоина ли и необходима лн одновременная и совокупная наличность воли и причинности в одном и том ие процессе? Уразумению того, что это действительно тах, мешает то обстоятельство, что причныность и воля познаются двумя совершенно различными способами: причинность — всецело извне, всецело косвенно, всецело рассудком; воля ие — всецело изнутри, всецело непосредственно, поэтому в кикдом отдельном случае познание одного начала тем асаее, чем более смутно познание другого. Вследствие этого там, где всего более понятна причинность, мы меыьше всего познаем сущность воли; а где ыеоспоримо дает знать о себе воля, там причинность до того тускнеет, что грубый рассудок решается дале ее отрицать. Но причиыность, как показал Кант, не что иное, ках познаваемая à priori форма самого рассудка, т. е. сущность представления, как такового, составляющего одну сторону мира; другая сторона — это воля; оыа — вещь в себе. Находящиеся между собою, ках я указал выше, в обратном отношении, степени отчетливости в понимании причинности и воли и поочередное ых выступление вперед и отступлеыие назад обусловливаются, следовательно, тем, что чем более какая-нибудь вещь дается нам в виде чистого явления, т. с. в виде предотавления, тем явственнее сказывается априорная форма представления, т. е. причинность; тах обстоит дело в неодушевленной природе. Наоборот, чем непосредственнее сознаем мы волю, тем более отодвигается на задний план форма представленыа, причиыность; так обстоит дело в нас самих. Следовательно, чем блике подступает х нам одна сторона мира, тем более теряем мы ыз виду

другую.

Лингвистика

Под этой рубрикою я хочу поделиться только одыим наблюдеыием, которое я сам сделал в последние годы и хоторос до сих пор, каиется, ускользало от общего внимания. А что оно тем не меысе заслуживает последнего, это доказывает изречение Сенеки: "Mira in quibusdam rebus verborum proprictas est, et consuetudo sermonis antiqui quaedam efficacissimis notis signat"ss (Epist. 81). И Лихтенбере говорит: "Кто сам много думает, тот постигает, что много мудрости внесено в юык. И невероятно даже, чтобы мы все это вносили туда сами: нет, в самом юыхе действительно таится много мудрости*'.

ч предмет спора (лат.). ~~Йзумвтелав в некоторых случаях смысл слов, и строй древней речи

отмечает ааое крайне выраэвтелъвммв знаками ( иин.).

242

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 3. Шопенгауэр А. Страница 242. Читать онлайн