Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 3, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 3
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В третий том Собрания сочинений А. Шопенгауэра (1788—1860) вошли так называемые малые философские сочинения немецкого философа: «О четверояком корне закона достаточного основания» (1813), «О зрении и цвете» (1816), «О воле в природе» (1836) и два конкурсных сочинения по этике: «О свободе воли» (1837) и «Об основе морали» (1839).

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 3. Шопенгауэр А.
Страница 226. Читать онлайн

для растений воспрнимчивосп K раздражениям, а для неорганических тел — восприимчивость ко всякого рода причинам, н, строго говоря, все это различается мезгду собою только по степени. Ибо исключительно вследствие того, что у мивотного, в меру его потребностей, восприимчивость ro внешним впечатлениям достигла той степени, на которой к ее услугам долины развиться та или другая нервная система и мозг, — исключительно вследствие этого возникает как функция этого мозга сознание, а в neM — объективный мир, формы которого (время, пространсгво, причинность) являют собою тот способ, каким отправляется названная функция. Мы находим, таким образом, что познани» изначально вполне рассчитано на субъективное применение, предназначено для слузхения воле, следовательно, имеет совершенно производное и подчиненное значение и дале привходнт r ней как бы только per accidens~, в хачесгве условна для воздействия чистых мотивов, вместо раздрая;еннй — воздействия, сделавшегося на данной ступени зкивотности необходимым. Возникающий при этом образ мира в пространстве н времени является только планом, на котором мотивы высгулают хак цели; он обусловливает такие и взаимную пространственную и причинную связь наглядных объектов и тем не менее представляет собою только посредствующее звено мезкду мотивом и волевым актом. Кахой получится скачок, если этот образ мира, который возникает, значит, ках акцнденция, в интеллекте, т. е. в мозговой функции иивотных существ, для того чтобы онн могли найти средства для своих целей и чтобы эфемерида згивотного существа могла разглядеть свой пуп на своей планете, — если этот образ, говорю я, этот простой мозговой феномен признать за истинную хонечную сущность вещей (вещь в себе), а сцепление его частей — за абсолютный миропорядок (соотношения вещей в себе) и допустить, что все это может существовать и независимо от мозга! Такое допущение долило казаться нам теперь в высшей степени скороспелым н дерзновенным; н тем не менее оно было той основой и почвой, на которой зиидились все системы докантовского догматизма; оно слупило молчаливой предпосылкой всей их онтологии, космологии и теологии, ках и всех aeternarum veritatum~~, на которые они при этом ссылаются. Скачок, о котором я только что говорил, всегда делался безмолвно и бессознательно; то, что он доведен до нашего сознания, в этом — бессмертная заслуга Канта.

Таким образом, настоящий реалистический способ исследования здесь неожиданно приводит нас r объективкой точке зрения на великие открытия Ииииа, и на этом пути эмпнрнхо-физиологического обсузхдения мы приходим туда, откуда исходит cro трансцендентально-критическое рассмотрение. Именно, отправной точкой для последнего является субвектиекая сторона, и оно рассматривает сознание хак данное; но из него самого и нз его a priori данной закономерности оно приходит к тому результату, что все происходящее в нем не может быть ничем иным, кроме простого явления. Мы ие, с нашей реалистической, внеш-

в Здесь: случайным образом (лат.).

ив вечных истин (лат.).

226

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 3. Шопенгауэр А. Страница 226. Читать онлайн