Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 2, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 2
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящий том Собрания сочинений А. Шопенгауэра (1788-1860) вошел второй том главного произведения немецкого философа «Мир как воля и представление», созданный им как дополнение к четырем книгам первого тома.

Перевод с немецкого: Юлий Айхенвальд

Подготовка текста А. К. Судакова, А. А. Чанышева

Общая редакция, составление, послесловие и примечания А. А. Чанышева

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 2. Шопенгауэр А.
Страница 502. Читать онлайн

того чтобы последний не был совершен еще раз: преступник — это лишь обьекиз карающего воздействия, чтобы закон, в результате применения которого наступает наказание, сохранял свою устрашающую силу. Эго и надо понимать под выракснием: "Он подвергся действию закона". Согласно представлению Канта, которое сводится r шв talionis~, наказанию подвергается не поступок, а человек". И пенитенциарная система стремится наказать не столько поступок, сколько человека, чтобы он исправился. Этим она устраняет истинную цель наказания — устрашение до совершения поступка, чтобы достигнуть весьма проблематичной цели — исправления. Вообще ие никогда нельзя одним средством стремиться к достн:кению двух разных целей; еще в большей степени это относится к тем случаям, когда обе цели в том или другом смысле противоположны. Воспитание — это благодеяние, наказание доливо быть страданием: пенитенциарная система направлена одновременно на осуществление и того и другого. Далее, как бы ни было велико то участие, roYopoe грубость и невезкесгво, усиленные внешними обстоятельствами, принимают во многих преступлениях, вес-таки нельзя приписывать им значение главной причины таковых, потому что бесчисленное мнозкество других людей, згивущих в той ке грубости и в совершенно сходных обстоятельствах, нс совершают преступлений. Главную роль в последних играет поэтому личный, моральный характер, а он, как я это выяснил в своем конкурсном сочинении "О свободе воли", вообще не меняется. Поэтому действительное моральное исправление дазге и невозмоино: возмовсно только устрашение. Наряду с этим, конечно, мокко достигнуть того, чтобы преступник просветлел умом и чтобы в нем проснулась любовь к труду: результат показ;ст, насколько это возрождение продолжительно. Кроме того, из усгановленной мною в тексте цели наказания явствует, что связанное с ннм мнимое страдание, насколько возмоиио, должно преобладать над действительным: мсзгду тем одиночное заключение достигает обратного. А великой муки его (одиночного заключения) никто не свидетель, и тот, кто еще не испытал ее, совсем не монет ее предугадать, и оттого она его не отпугивает. Человеку, которого нужда и горе подталкивают к преступлению, она грозит противоположным полюсом человеческого страдания -; но, как справедливо замечает Гете:

Если идет вас тлгосгвая мука,

Нам иелавиой гостьей будет скука".

И для человека, находящегося в таком положении нуиды, перспектива одиночного заключения так ие не страшна, как и внд тех чертогообразных тюрем, которые честные люди строят для мошенников. Если ие рассматривать одиночные тюрьмы как учреидеиия воспитательные, то остается сожалеть, что попасть туда мозкно, только совершив преступление, вместо того чтобы, как то было задумано, пребывание в них предупреидало это преступление.

Если, как учил Беккариа. наказание долзкно строго соответствовать преступлению, то это основывается Нс на том, что первое долино быть

~ праву возмездия, ралвого по силе преступлению (лат.).

502

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 2. Шопенгауэр А. Страница 502. Читать онлайн