Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямСобрание сочинений в шести томах. Том 2, Шопенгауэр АртурШопенгауэр АртурСобрание сочинений в шести томах. Том 2
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Артур Шопенгауэр pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В настоящий том Собрания сочинений А. Шопенгауэра (1788-1860) вошел второй том главного произведения немецкого философа «Мир как воля и представление», созданный им как дополнение к четырем книгам первого тома.

Перевод с немецкого: Юлий Айхенвальд

Подготовка текста А. К. Судакова, А. А. Чанышева

Общая редакция, составление, послесловие и примечания А. А. Чанышева

PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 2. Шопенгауэр А.
Страница 372. Читать онлайн

конструировать приближение к этим целям через всевозможные сплетения: нет, ее цель состоит в глубоком уразумении того, что история не только в csoeM процессе, но уже и в самой сущности своей лжива, ибо, повествуя об одних лишь индивидах и отдельных событиях, она делает внд, будто всякий раз сообщает нечто новос, между тем как в действительности она, от начала и до конца, повторяет лишь одно и то же, под разными именами н в разной оболочке. Истинная философия истории заключается в сознании того, что во всей бесконечной смене и сутолоке собыгий перед нами всегда раскрывается одно и то же, одинаковая и неизменная сущность, которая сегодня ведет себя так же, как вчера и постоянно; философия истории должна, таким образом, познать, что есть тождественного во всех событиях как древней, так и новой эпохи, как Востока, так и Запада, — и сквозь все разнообразие обстановки, одеяний и нравов должна оиа повсюду видеть одно и то же человечество. Эго тождественное себе и пребывающее начало всяких изменений состоит в основных свойствах человеческого сердца и ума, из которых многие дурны и немногие хороши. Девюом истории вообще могло бы служить "eadem, sed alier" в. Кто читал Геродота, тот в философском отношении уже достаточно изучил историю. Ибо там есть уже все, что сосгавляет дальнейшую всемирную историю: дела и труды, страдания н судьбы рода человеческого, как оии слагаются из указанных свойств человека н физической доли его на Земле.

Вели мы, таким образом, признали, что история, рассматриваемая ках средство к познанию сущности человечества, уступает поэзии; что она, далее, не есть наука в собственном смысле этого слова, что, наконец, попытка конструировать ее rar нечто цельное, имеющее начало, середину и конец, исполненное внутреннего смысла и строя, бесплодна и вытекает из недоразумения, то нам следует показать, в чем же заключается ценность истории, для того чтобы не подумали, будто мы отрицаем за нею всякое значение. И действительно, побежденная искусством, отвергиугал наукой, она сохраняет за собою отличную от обеих, совершенно специальную область, в которой подвизается с высокой честью.

Что разум — для индивида, mo история - — для человеческого рода. Благодаря разуму человек не ограничен, как животное, тесной сферой наглядно данного насгоящего: нет, он познает и несравненно большую даль прошлого, с которым это настоящее связано и ю которого оно зародилось, и только через это приобретает он действительное понимание самого настоящего и в состоянии даже заключать о будущем. Наоборот, животное, познание которого, чуждое рефлексии, ограничено созерцанием, а потому и настоящим, бредет среди людей, даже если оно приручено, невежественное, темное, наивное, беспомощное и зависимое. Так вот, ему подобен н народ, sc знающий своей собственной истории, ограниченный настоящим моментом ныне живущего поколения: он не понимает ни самого себя, ни caoel' настоящего, потому что он не может привести последнего в связь с прошлым и объяснить его ю этого прошлого; еще меныпе может он предвидеть будущее. Только в истории

~ "то хе, но иначе" (лат.).

372

Обложка.
PDF. Собрание сочинений в шести томах. Том 2. Шопенгауэр А. Страница 372. Читать онлайн