Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямВведение в общую культурно-историческую психологию, Шевцов АлександрШевцов АлександрВведение в общую культурно-историческую психологию
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Введение в общую культурно-историческую психологию. Шевцов А. А.
Страница 293. Читать онлайн

Глава 6. Гумбольт

какую пользу извлечь из добра, порождаемого самобытностью» (Цит. по:

Рамишвили, с. 7).

Это ставит вопрос о том, что понимает Гумбольдт под «духовной организацией человеческих сообществ». Именно Гумбольдт ввел понятие «народный дух», которое использовалось потом Штейнталем для обоснования этнопсихологии, вызвало множество нареканий и, в первую очередь, в не- научности, что звучало, как «в идеализме». Туг я, пожалуй, обращусь за пояснением к В. Звегинцеву, даюшему прекрасное лингвистическое объяснение этого недоразумения.

«Главным козырем при обличении В. Гумбольдта в беспросветном идеализме является ero высказывание: "Язык народа есть ero дух, и дух народа есть его язык, и трудно представить себе что-либо более тождественное".

Можно было бы отвести основанные на этом (и подобным им других высказываниях) обвинения В. Гумбольдта в представлении духа как верховного и руководяшего начала простым указанием на то, что немецкое слово Geist, которое употребляется в данных случаях, в одинаковой мере означает и "дух, душа" и "ум, мысль, образ мыслей", и недаром в одном переводе произведения В. Гумбольдта говорится об "умственном развитии человеческого рода", а в другом переводе — о "духовном развитии человечества". Иными словами, приведенное предложение вполне допустимо перевести и так: "Язык народа находит свое воплощение в образе мыслей народа, и образ мыслей народа воплощается в ero языке — и трудно представить себе чтолибо более тождественное" » (Звегинцев, с. 359).

Пожалуй, последнее, что стоит отметить, как необходимое нам для дальнейшего движения, это то, что Гумбольдт приходит к понятию Образ мыслей народа в понимании, сходном с современным психологическим понятием Образа мира. Язык же есть способ видеть мир, мировидение.

Приведу неоднократно цитировавшиеся слова Гумбольдта из ero небольшой работы «Лаций и Эллада»: «Слово, действительно, есть знак, до той степени, до какой оно используется вместо вещи или понятия. Однако по способу построения и по действию это особая и самостоятельная сушность, индивидуальность; сумма всех слов, язык — это мир, лежаший между миром внешних явлений и внутренним миром человека» (Гумбольдт, «Лаций и Эллада», с. 304).

В данном очерке нет возможности даже просто перечислить все находки Гумбольдта. Поэтому в заключение повторю только одно: Гумбольдту должно быть посвящено в рамках культурно-исторической психологии отдельное исследование, очевидно, связывающее его понимание языка и мышления с понятием «эйдоса» Платона и «гештальта» гештальтпсихологии ХХ века. Так же необходимо отзовется его наследие и при изучении русской культурно- исторической психологии, поскольку идеи Гумбольдта оказали сильнейшее воздействие на школу Потебни и много исследовались Г. Шпетом.

359

Обложка.
PDF. Введение в общую культурно-историческую психологию. Шевцов А. А. Страница 293. Читать онлайн