Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямВведение в общую культурно-историческую психологию, Шевцов АлександрШевцов АлександрВведение в общую культурно-историческую психологию
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Введение в общую культурно-историческую психологию. Шевцов А. А.
Страница 232. Читать онлайн

Раздел IV. История культурно-исторической парадигмы

нынче век на дворе и чем он отличается от прошлого и позапрошлого. Главное — "упаковать" исторические волнения индивида в синдромы, факторы, комплексы, доступные стандартным изменениям и воздействиям. Что же касается слов о единой субстанции истории и психики, то они воспринимаются как романтическое преувеличение; ясно, что единичный человек и человечество — сущности разного масштаба, и постулировать их единство- еще не значит изучать таковое. Человек в истории — тема скорее для философии, чем для опытной науки.

Воздадим должное исследовательской и практической психологии. Век с лишним упорной охоты на бабочку Психеи не прошел даром. Летучую охватили естественнонаучным экспериментом, статистическими выкладками, клинической интерпретацией. Поднимаясь от сенсорики к личности, вытянули в регулярные повторяемости, однотипные с природными. Теоретическая психология построила модели, в которых связи заданных элементов принимаются неизменными, а исторические события — флуктуациями или погрешностями системы. Практическая — обзавелась методами погашения конфликтов индивида в стереотипных обстоятельствах городской среды...» (Шкуратов, с. 30). Или: «Парадокс научной психологии в том, что чем более она приближается к научности, тем менее она — о человеке» (Там же, с. 45).

Я ощущаю эту горечь и чувствую: плыть все-таки надо! Как умею, даже если умею плохо.

И еще одно ощущение пришло ко мне после прочтения этих книг — все основы того, что я хотел сказать, изложены в них. Сказанное мною — дополнительно. Может быть, даже сами авторы этих книг не посчитают мою работу продолжением своей, но это никак не мешает мне считать их работы основанием, от которого я исходил. Научным основанием, по сравнению с которым моя работа — бельсайнтистика. Так Шкуратов обозначил научную беллетристику, писание о науке. И это тем более выгодно для меня, что снимает необходимость говорить о предмете со всей необходимой для академического исследования полнотой. Полнота уже обеспечена, и академичность тоже. По крайней мере, мне есть к чему отослать желающих.

Меня это вполне устраивает. Я могу ограничиться лишь рядом произвольных очерков на темы культурно-исторической психологии и остановиться на рубеже двадцатого века, который требует отдельной работы и к тому же хорошо описан. Уже имеюшиеся работы позволяют мне ни в чем не отвлекаться от моих личных целей, и я очень за это благодарен.

Но! Но есть и но...

Риккерт писал о методе науки:

»Если <...> кроме естественнонаучного метода должен еше существовать другой, принципиально отличный от него, способ образования понятий, то <...> его нельзя основывать на особенностях духовной или психической жизни. Только та логика может надеяться прийти к пониманию

298

Обложка.
PDF. Введение в общую культурно-историческую психологию. Шевцов А. А. Страница 232. Читать онлайн