Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямОбщая культурно-историческая психология, Шевцов АлександрШевцов АлександрОбщая культурно-историческая психология
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Общая культурно-историческая психология. Шевцов А. А.
Страница 310. Читать онлайн

Глава 3. Антропология и психология. Кребер

в целом для каждой из трех специально отобранных неболыиих культур. Когда приводятся примеры, иллюстрирующие me или иные положения, используется привычный язык, которым обычнохарактеризуют культуру: в этих случаях речь идет об обычаях, верованиях, нравах, идеалах.

Но по мере обобщения появляется все больше и больше психологии, и итоговая характеристика дается в терминах, которыми психологи обычно характеризуют темперамент, более того — в терминах психиатрии: культура зуньи характеризуется как аполлоническая, культура добу как параноидальная, культура квакиутль как мегаломаническая. Можно сослаться на ряд других работ- M. Мид, Бей тсона, Горера, работу все той же Бенедикт, посвященную изучению японской культуры, "Хризантема и меч ".

Эти авторы подобным же образом склонны оперировать понятиями национальногохарактера или темперамента — причем национальный характер представляется им квинтэссенцией повседневного, построенного на обычае поведения» (Кребер, Стиль, с. 237-238).

Для того чтобы удивление и даже скрытое возмущение Кребера стало понятным, надо вспомнить уже приводившуюся мною работу Боаса «Границы сравнительного метода в антропологии». Она была написана еще в 1896 году и стала своеобразной программой для всех антропологов школы Боаса. И в ней, отделяя свой исторический метод от тех, что использовались в девятнадцатом веке, Боас вынужден говорить о том, что поиск психологических причин для антрополога не верен. Антрополог вполне может исходить при изучении культуры из того, что она сама для этого представляет.

Как вы понимаете, он говорит не о психологии вообще, а о тех «психологиях», что использовались этнологами девятнадцатого века, вроде Тайлора или Бастиана. Он против ИХ психологии. В остальном он очень психологичен, как вы уже видели.

Именно это и заявлял впоследствии Кребер как главную идею своей антропологии: культура должна объясняться сама из себя.

У Боаса эта мысль звучала следующим образом:

«Главная цель нашего анализа — выявить пути развития культуры на определенных ее' этапах. Он не сводится к изучению обычаев и верований как таковых. Мы хотим знать причины существования этих обычаев и верований, другими словами — надеемся раскрыть историю их развития.

Метод, к которому чаще всего прибегают в таких исследованиях сейчас, основан на сопоставлении вариантов сходных обычаев или веровании и выяснении их общей психологической причины. Как я уже сказал, он вызывает самые серьезные возражения.

Мы придерживаемся другого метода» (Боас, Границы, с. 515).

Мы — это школа Боаса, к которой принадлежит и Кребер. И вдруг самые преданные из учеников и соратников Боаса, а Рут Бенедикт и Маргарет Мид были именно такими, начинают скатываться к исходно отвергнутому учителем методу... Кребер недоумевает!

311

Обложка.
PDF. Общая культурно-историческая психология. Шевцов А. А. Страница 310. Читать онлайн