Внимание!!! Эта книга eщё не проверена модератором!
ПравообладателямОбщая культурно-историческая психология, Шевцов АлександрШевцов АлександрОбщая культурно-историческая психология
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Шевцов Александр Александрович pdf   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

PDF. Общая культурно-историческая психология. Шевцов А. А.
Страница 219. Читать онлайн

Раздел 2. — Часть вторая. Марксистский КИ-подход

человека с животными, наверное, чтобы больше не мучаться угрызениями совести, когда ставишь над ним такие же опыты, как Павлов...

«Над этой второй ступенью в развитии поведения возвышается третья и для царства животных, видимо, последняя ступень, хотя и не последняя для человека. С несомненной научной достоверностью наличие этой ступени было констатировано только в поведении высших человекообразных обезьян. На поиски и открытие третьео ступени именно у зтох животных толкала теория Дарвина.

Из данных сравнительной анатомии и сравнительной физиологии с совершенной достоверностью установлено, что человекообразные обезьяны являются нашими ближаошими родственниками в эволюционном ряду.

Оставалось, однако, до последнего времени незаполненным одно звено в эволюционной цепи, связывающее человека с животным миром, именно звено психологическое. До самого последнего времени психологам не удалось показать, что поведение обезьяны стоит в таком же отношении к поведению человека, в каком ее анатомия стоит к человеческой» (Там же, с. 26).

Далее вся работа посвящена тому, как В. Келер «задался целью заполнить это недостающее психологическое звено дарвиновской теории и показать, что и психологическое развитие шло тем же эволюционным путем — от высших животных к человеку, как и развитие органическое» (Там же).

Иными словами Выготский использует Келера для того, чтобы окончательно убрать душу из психологии и доказать, что вся эта «так называемая душа» есть не более, чем усложнение нервной системы, то есть тела, в процессе эволюции.

Итогом всего усилия явилось вот такое признание, скромно спрятанное где-то посреди статьи:

«Мы еще очень далеки от настоящего физиологического обьяснения интеллектуальной реакции. Мы можем строить на этот счет только более или менее схематические и более оли менее вероятные предположения» (Там же, с. 51).

Усилие оказалось семипудовым пшиком. Доказать, что души нет, не удалось, зато удалось убедить всех, у кого не хватило терпения дочитать до этого места. Да и те, у кого хватило, по большей части уже не соображали, что означают эти слова... К этому времени они были уже вполне очарованы или зазомбированы естественнонаучностью новой психологической физиологии.

Обратите внимание — именно физиологии, именно раздел физиологии хотел создать Выготский, считая именно физиологию знаком качества своей культурной психологии.

Как бы там ни было, но эволюционизм и физиологизм были лишь тем основанием, на котором Выготский хотел совершить свою революцию. Это был базис, к нему требовалось добавить надстройку. И надстройкой этой оказался марксизм, в частности, требование историзма, выдвинутое классиками. Ero-то и пыталась привить школа Выготского к проверенно успешной в общественном мнении эволюционно-физиологической основе.

220

Обложка.
PDF. Общая культурно-историческая психология. Шевцов А. А. Страница 219. Читать онлайн