ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 62. Читать онлайн

Вава Z. йогаа ((пасс~фааца u nI>obne~a с~иуллца

(в частности, ход «истерическим инвалидом») теперь допускались. Это изменило сам характер игры, называемой медициной, но название осталось.

Дабы проиллюстрировать далеко идущие последствия этих метаморфоз классификации, давайте еще раз взглянем на художественного эксперта, как на человека, решающего задачу, в чем-то аналогичную задаче врача. К примеру, на эксперта может быть возложена задача — определить, было ли прекрасное французское полотно неизвестного происхо>кдения написано Сезанном (как утвер>кдает торговец) или является подделкой (как опасается состоятельный покупатель). Если эксперт играет в положенную ему игру, он может прийти лишь к двум выводам. Либо он заключает, что полотно- подлинный «шедевр» Сезанна, либо заявляет, что это — «подделка». Но допустим, что в процессе осмотра картины, изучения источника ее происхо>кдения и прочего эксперт все больше и больше восхищается мастерством художника (кем бы он ни был на самом деле) и совершенством его произведения. разве не может он прийти к выводу, что, хотя это и не подлинный Сезанн, но «истинный» шедевр? В действительности, если полотно воистину прекрасно, он может даже заявить, что это шедевр лучше подлинного Сезанна. В этом случае может быть «открыт» новый «великий импрессионист». Пусть это будет Зенон, дотоле неизвестный греческий художник. Но применимо ли слово «открытие» к заключению эксперта по поводу Зенона и его произведения? А может, он просто «сделал» Зенона великим художником, а ero холст — шедевром, используя вес своего экспертного мнения, поддер>канного авторитетом других экспертов?

Эта аналогия призвана показать, что, по большому счету, никто шедевры не открывает, и никто их не создает. Да, художники пишут картины; да, люди становятся неполноценными или ведут себя как таковые. Но названия и, отсюда, ценности, которые мы приписываем картинам (да и формам неполноценности), зависят от правил применяемой нами системы классификации. Эти правила, однако, не Богом даны и не установлены «естественным образом». Поскольку все системы классификации творятся людьми, необходимо знать, кто установил эти правила и с какой целью. Иначе, появляется риск незнания точных правил и, что еще хуже, ошибочного нанесения продукта классификации к «фактам и вещам естествен-

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 62. Читать онлайн