ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 44. Читать онлайн

(лава 1. Ькла() Шарко в ороблеллу ктера

состоял в изобретении и пропаганде гильотины, которая гарантировала относительно безболезненную и, следовательно, менее жестокую форму казни, чем те, что были в моде до этого. Сегодня на смену гильотине и веревке пришли газовая камера и электрический стул. Понятно, что изделие Гильотена можно считать гуманным или негуманным в зависимости от того, с какой стороны к нему подойти. В свете облегчения участи жертвы законного убийства, оно гуманно. Поскольку оно, к тому же, облегчает многое для палача и его нанимателей, оно негуманно. И деятельность Шарко, я полагаю, можно рассматривать в том же ключе. А именно, Гильотен облегчил приговоренному уход из жизни, а Шарко облегчил страдальцу (прежде называемому симулянтом) пребывание в болезни. Можно возразить, что, поскольку речь идет об обреченных и беспомощных людях, это безусловные достижения. И все же, я утвер>кдаю, что вмешательства Гильотена и Шарко не были актами освобождения; скорее это были процессы наркотизации или успокоения. Разве гибель по чьему-то распоряжению, хоть и относительно безболезненная, значится в списке общепринятых благ, к которым стремится человечество> Да и болезнь, т. е. пребывание в беспомощном и увечном состоянии, трудно назвать желанной целью. Но, похоже, Шарко добился именно этого.

Мы можем завершить сравнение Шарко и Гильотена замечанием, что они облегчили людям (в особенности, социально опустившимся) болезнь и смерть. Ни тот ни другой не пытался облегчить здравие и >кизньР Они использовали свои медицинские знания и престиж, чтобы помочь обществу втиснуться в тот образ, который оно находило привлекательным. Эффективная и безболезненная казнь прекрасно согласуется с мировосприятием общества времен Гильотена. Так и европейское общество конца XlX века уже созрело для того, чтобы присмотреться практически к любой форме человеческой беспомощности (особенно такой, как истерия), напоминаю-

45

Важно отметить, однако, что роль больного социально более приемлема, чем роль социального отщепенца (напр., симулянта, бродяги, преступника и т. д.). Больной человек, даже отличаясь некоей увечностью, считается более или менее полноправным членом общества (Parsons, 1958a). Поэтому, в той степени, в какой Шарко был успешен в «продвижении» симулянтов в истерики, он действительно «освободил» душевнобольных.

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 44. Читать онлайн