ПравообладателямМиф душевной болезни, Сас Томас
Книжная полка
перейти на полку → Хочу прочитатьЧитаюПрочитана
ИзбранноеВладею
Чтобы воспользоваться книжной полкой выполните вход либо зарегистрируйтесь
← Назад
Скачать: , Сас Томас Стивен djvu   Читать
Купить →
Купить →

Ожидайте...

В своей самой известной работе «Миф душевной болезни» (1961) Сас подробно обсуждает проблему границ нормы и патологии в психологии, метафорическую природу понятий «заболевание » и «больной » в применении к разуму человека и возможные последствия некорректного толкования этих терминов для отдельного человека и общества в целом. Автор утверждает, что психиатрия полагает своим объектом исследования мышление и поведение, а не биологическую структуру — мозг; психическое заболевание не диагностируется с помощью исследований клеток, тканей или органов, а идентифицируется как условно заданная, в каждом случае по-разному выраженная и оцениваемая совокупность особенностей мыслительной и поведенческой деятельности. Несмотря на то что некоторые люди ведут себя или смотрят на вещи таким образом, что представляются окружающим неадекватными, это не означает, что у них болезнь. В этой трактовке «болезнь» или «заболевание» оказываются лишь медицинской метафорой для описания расстройства поведения.

DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С.
Страница 389. Читать онлайн

РЕЗЮМЕ U BblBOgbl

игра В. Слово «мошенничество» относится к похожему, но более ограниченному по диапазону понятию. Его применяют в отношении поведения людей, чья игровая активность считается отклонением от правильных, принятых правил. Например, симуляция, синдром Ганзера и истерия включают элементы мошенничества, поскольку подразумевают нарушение правил с целью максимизации преимуществ.

Значение имперсонации как теоретической, пояснительной концепции весьма значительно, Это понятие касается известных психоаналитических концепций идентификации, формообразования эго, идентичности эго, системы «я» и т. д., но применимо к ним лишь в случае рассмотрения социальной роли и межличностной стратегии. В свете этого, современное понятие «душевной болезни» и ее «психиатрического лечения» являет нам пример двойной имперсонации. С одной стороны, так называемые психиатрические пациенты имперсонируют в больного: истерик ведет себя так, как если бы он был телесно болен и провоцирует «лечение» в соответствии с правилами медицинской игры. Параллельно этому, психиатры и психоаналитики, трактуя проблему своего пациента как проявление «болезни», совершают дополнительный акт имперсонации: они имперсонируют во врачей и играют роль медицинского терапевта. Этот акт имперсонации, тем не менее, также продолжается вне зависимости от махинаций пациента. Он активно стимулируется современными профессиональными организациями психотерапевтов-практиков, как их членами, так и отдельными индивидами.

Здесь я ссылаюсь на credo большинства современных психиатров, состоящее в том, что психиатрия — включая психотерапию — в значительной степени подобна другим отраслям медицины и является ее составной частью. Мне кажется, тем не менее, что медицинские психотерапевты, получив медицинское образование, лишь похожи на других докторов — как истерики лишь похожи на органически больных людей. Различие между чисто коммуникативным вмешательством психотерапевта и физико-химическими действиями врача — это инструментальная пропасть между двумя группами, которую никакое институциональное подобие не может убедительно перекрыть. Всем известно, что, когда клинические психологи упорно стремятся практиковать независимую психотерапию, их, как правило, считают (в особенности врачи) имперсонато-

ЕЭ-

с'~

[> СО сэ M( ( 3~ CO ~„О

Обложка.
DJVU. Миф душевной болезни. Сас Т. С. Страница 389. Читать онлайн